Любина: Беспощадные будни внутреннего туризма

О том, чем отличается правильный гид от обыкновенного, как правильно ходить на экскурсию и что интересного можно узнать о Петербурге и Таллинне, не выходя из дома, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

800

Развитие внутреннего туризма с резко возросшим интересом к Петербургу привело к неожиданным результатам. И дело даже не в том, что изменился сам турист. Изменилось его поведение. Допускаю, что подмеченные мной реалии сопровождали нас и в «прошлой» жизни, но бесспорно, что сейчас подобных случаев стало в разы больше. Возможно, что-то подобное имеет место и в Таллинне. Тем более интересно узнать мнение местных жителей.

До закрытия границ мы жили в окружении огромного количества туристов, которые тоже шумели, галдели, смеялись, создавали толкотню и очереди. Из-за туристов у горожан были сложности с тем, чтобы попасть в Эрмитаж, сфотографироваться на Дворцовой площади или выстоять в многочасовой очереди в Екатерининский дворец из-за любви гостей из Китая к янтарю.

Летом и осенью 2021 года поток туристов стал сопоставим с докарантинным, во всяком случае, на первый взгляд. Вот только речь со всех сторон теперь раздаётся русская, да и поведение людей сильно переменилось. Несмотря на то, что за последний год я не покидала город больше чем на сутки, я упустила тот момент, когда люди перестали считаться с другими. Они и перемещаться стали хаотично, не соблюдая правую и левую стороны, не замечая, что они далеко не одни. Так, попав вечером воскресенья на Невский проспект, мы с подругой чуть было не стали жертвами человеческого потока. Нас несколько раз весьма сильно задели, один раз чуть не сшибли. Но при этом никто не только не извинился, а даже не остановился, чтобы посмотреть, не больно ли тому, кого они со всего размаха долбанули.

Судя по тому, что я наблюдаю, посещая выставки, гуляя по городу, читая посты и рекламу в соцсетях, у нынешнего туриста появилась тотальная зависимость к хождениям по крышам исторических домов, проникновению в закрытые парадные в поисках мест для красивых фотографий. Отдельный ужас вызывает потребность натирания до блеска статуй, сфинксов, городских скульптур, а уж если фотографии, то обязательно со статуей в обнимку. В Эрмитаж, кстати, сейчас попасть можно абсолютно запросто.

Первые полгода я никак не могла понять причин столь фамильярного отношения гостей к городу и его достопримечательностям. Пока однажды не столкнулась с тем, как на Университетской набережной экскурсовод настоятельно рекомендовала туристам обязательно погладить лапу сфинксу. Вроде как сфинксы символ мудрости и богатства. Для понимания: эти сфинксы возлежат далеко не на низком постаменте, поэтому надо очень сильно постараться, чтобы до них дотянуться. А она советовала гладить лапу всё то время, пока загадываешь желание. Ни секундой меньше.

Обалдев от скопления слов, дурных советов и псевдоисторий, я начала обращать внимание на то, что говорят и пишут экскурсоводы и какие отзывы оставляют туристы. Так постепенно из расспросов и наблюдений стал вырисовываться зловещий образ гидов, от души рекомендующих потереть, приложиться или сходить на экскурсию в очередную парадную.

Сперва я удивилась… Зачем, находясь в одном из красивейших городов мира с уникальной и неповторимой историей, придумывать небылицы и несуществующие традиции? Потом выдохнула, обнаружив даже в своём небольшом окружении большое количество великолепных экскурсоводов, историков и просто знающих, эрудированных личностей и рассказчиков.

Кто же это тогда хороший экскурсовод? Какой гид будет более интересен туристам? Как сохранить грань между «хотелками» гостей и социальными нормами и правилами? Такой вопрос я задала нескольким весьма уважаемым и компетентным в своей области профессионалам. И вот что они ответили.

Владимир Гусаров, журналист, автор исторических маршрутов «по иному Петербургу», Санкт- Петербург:

«Индустрия экскурсий, на мой взгляд, неочевидным образом переживает сейчас сильнейший кризис. Его суть в том, что сверхперенасыщенность рынка предложением, нарастающая массовость его участников привели к девальвации исторического рассказа и исследования, к появлению имитаторов от краеведения. Поэтому первое, что стоит сделать это проверить любое предложение на то, насколько оно шаблонно и эксплуатирует общие места, пусть даже и модные, завлекает вас типовыми красивыми фото, призывами, местами, историями. Насколько оно «как у всех».

В таком раскладе сейчас на первое место выступают, хотят того или нет, яркое авторское начало, харизма, собственные находки, нестандартная личность рассказчика, его стиль, степень его погружённости в материал либо нестандартное его прочтение. На мой взгляд, в Петербурге работает всего несколько десятков сильных авторов и исследователей города, и их число по определению не может быть большим.

Владимир Гусаров. Фото Владимира Лёвина

 

Поэтому автор первичен при выборе, и изначально нужно смотреть не на то, куда и на что ты идёшь, а на то, кто тебя поведёт. Я бы рекомендовал несколько моментов при выборе компании или экскурсовода:

  • Если заявлена авторская экскурсия, но подробного рассказа про автора или даже его имени в описании нет, осторожнее: вероятно её назвали так номинально.

 

  • Уточните образование и опыт экскурсовода: является ли история его темой на протяжении многих лет или он просто приехал на гастроли, чтобы заработать на тренде. Является ли он также жителем города, о котором рассказывает, или хотя бы продолжительно в нём живёт, а если обнаружится, что он в нём всего год или два, то, вероятно, он едва ли по-настоящему знает то, о чём говорит.

 

  • Серьёзно прислушайтесь к речи рассказчика, уровню его риторики, прочтите всё, о чём бы он ни говорил или писал. Если его язык беден или страдает просторечиями и небрежен, полон жаргонизмов, академичен или попросту скучен, если его внимание обращено на общие моменты, то с высокой степенью вероятности то же самое вы услышите и на экскурсии.

 

  • Будьте бдительны с теми гидами, кто спекулирует любовью к городу в качестве основного аргумента своего профессионализма. Это стало уже дурным тоном. Согласитесь, мы едва ли пойдём к врачу, у которого кроме заявляемой сильной любви к медицине нет никаких знаний о ней.

 

  • Спокойно относитесь к красивым фотографиям в блогах гидов. Помните, что они показывают прежде всего искусство фотографа, а не искусство рассказчика о городе. Будьте также внимательны с теми, кто эксплуатирует на фото парадные виды города, возможно, за этим стоят туристические штампы.

 

  • Будьте внимательны, когда вам говорят, что экскурсия «необычная» или раскрывает «тайные места» это просто набор рекламных слов. Судите о необычности по текстам автора, его блогу, предлагаемым им адресам и историям, видео, по нему самому и его несхожести с другими. Необычность проявляется в самом стиле работы, а не в заявлениях о необычности.

 

  • На любой ваш запрос в поисковике об экскурсиях и их ведущих обязательно идите дальше первых четырёх страниц, часто они заполнены только массовым предложением.

Словом, доверяйте себе и своему вкусу, и я уверен, вы сможете встретить человека, который интересно откроет вам место и его историю с другой стороны».

Иной Петербург. Фото Алексея Благодарящева

 

Дмитрий Унт, экскурсовод по средневековому городу и историческим местам Эстонии, Таллинн:

«В моей нынешней практике самое сложное нащупать тонкий баланс между информационным насыщением экскурсионного времени и развлекательной привлекательностью. Группы всегда были и есть очень разные и по уровню информированности, и по уровню ожиданий. Понятно, что у меня как у дипломированного гида есть и своя репутация, и свой стиль, и свои принципы. Но при этом нужно как-то сделать так, чтобы слушатели получали удовольствие от экскурсии и были бы рады услышать продолжение. Было бы здорово, чтобы они захотели узнать достоверные, подтверждённые факты, а не городские легенды и рекомендовали бы своим знакомым и друзьям мой формат экскурсий.

Что изменилось за год массового отсутствия туристов со всего мира? С одной стороны, нет необходимости рассказывать то, к чему мы, таллиннцы, привыкли. С другой, появилась потребность в обширной и разнообразной информации.

У Таллинна очень запутанная история, которую сложно за пару часов донести до людей так, чтобы она выглядела гармонично. Но у нас много великих людей, чья жизнь ярко иллюстрирует соответствующие эпохи.

Прогулка по Старому Таллинну. Фото из архива Дмитрия Унта

 

Например, Иван Фёдорович Крузенштерн, чья могила находится в Домском соборе. В лучшем случае имя Крузенштерна знают, потому что помнят мультфильм про «человека и пароход». Ну или слышали про мореплавателя, совершившего первое кругосветное путешествие российского флота. Но почти ничего не знают о Крузенштерне как о человеке. Забавный факт: Крузенштерн был одним из тех, кто в первых рядах сделал себе татуировку. И это случилось как раз во время того самого кругосветного путешествия: «Из прочих обычаев всех заинтересовала татуировка: маркизцы накалывали всю поверхность тела, включая голову. Экспедиционеров поражало, что татуировщики могли скопировать надпись на любом языке. Сам Крузенштерн выбил на руке имя жены, «которую он совершенно обожает» (по словам Ратманова)». У супругов было, кстати, восемь детей. А ещё этот великий человек обожал животных, его повсюду сопровождал любимый спаниель. Был заядлым спортсменом, всегда возил с собой гантели.

Другой пример. Все слышали об Ибрагиме Петровиче Ганнибале, представляя себе его жизнь исключительно по образу, либо описанному Александром Пушкиным в неоконченном романе «Арап Петра Великого», либо по советскому фильму «Как царь Пётр арапа женил». А ведь Ганнибал проживал… в Таллинне! После долгого перерыва вновь поступив в 1740 году на службу, Ганнибал пошёл в гору с воцарением на престоле императрицы Елизаветы Петровны. В 1742 году он был назначен ею ревельским комендантом, награждён в том числе мызой Карьякюла, числился действительным камергером.

А Алексей Бобринский? Внебрачный сын императрицы Екатерины II, которого мать так и не признала официально, тоже был жителем Таллинна. Когда императрица устала от огромных карточных долгов сына, она определила ему в назидательных целях местом пребывания Ревель. Бобринский провёл здесь все оставшиеся годы царствования Екатерины II, которая не разрешала сыну вернуться в Петербург, несмотря на его просьбы. С разрешения матери Бобринский даже купил себе в Лифляндии, близ города Юрьева (Дерпта), нынешнего Тарту, имение замок Оберпален.

Вот о таких личностях хочется рассказывать туристам. Да, это непросто, требуется такая подача материала, которая «зацепит» слушателей. Но это куда интереснее, нежели пересказ очередной городской легенды о таллиннском Дон Жуане, якобы похороненном где-то под лестницей в соборе Девы Марии.

Моё глубокое убеждение: реальная история интереснее любых легенд. Но, к сожалению, люди хотят вымысла и сказок, даже просят что-то подобное рассказать во время экскурсии. Я тогда вспоминаю что-то достоверное. Либо говорю, что, на мой взгляд, это не имеет отношения к реальности, а истоки лежат в байках журналистов XIX века».

Прогулка по Старому Таллинну. Фото из архива Дмитрия Унта

 

Йосеф Кац, краевед, журналист газеты «Столица», Таллинн:

«Прежде всего отмечу: я не являюсь профессионалом в области туристического бизнеса проведение экскурсий для меня всё-таки носит характер одного из любимых дел.

Сложно мне быть объективным и потому, что хоть убей, но не могу припомнить, когда сам был в роли туриста, а не гида. Подозреваю, что лет десять тому назад, во время свадебного путешествия.

Нет никакого сомнения, что коронавирус поставил туристический сектор в очень непростую ситуацию. Международный туризм практически иссяк, и гидам приходится работать с местной аудиторией.

Конечно, если гид «заточен» именно под обзорные туры для людей, которые в первый (с большой долей вероятностью и в единственный) раз посещают незнакомый им город, то ситуация для него оказывается очень непростой.

Горожанин знает традиционно показываемые иностранному гостю достопримечательности. В сто первый раз слышать о них то, что говорят «заезжим» экскурсантам, он, скорее всего, не станет. Нужен иной подход.

Юрьев-Польский кремль. Фото из архива Йосефа Каца

 

Какой именно? Вот тут всё зависит исключительно от экскурсовода. Можно, конечно, попробовать завлечь потенциального местного клиента «секретами и тайнами, которые от вас скрывали» всякого рода эзотерикой вроде поиска «мест силы» и тому подобного.

Возможно, на подобные экскурсии находятся любители. Как и на разнообразный экстрим вроде предложения посетить какие-то заброшенные объекты, подземелья или, в случае Санкт-Петербурга, набившие уже изрядную оскомину крыши.

Значительно сложнее попробовать проложить маршрут по малоизвестным районам города таковые могут располагаться буквально «за углом» проторенных туристических троп. Либо же попытаться отыскать неизвестное на этих самых исхоженных тропах.

Конечно, второй вариант требует куда как более значительных усилий. Обращаться для подготовки маршрута приходится не только к справочной литературе, но и к старинной периодике, а, случается, и к мемуарам, беллетристике и даже архивным фондам.

Ну а на вопрос, какой гид будет наиболее интересен туристам, позволю ответить цитатой из интервью с одной из культовых фигур гидовского мира столицы ЭССР полувековой давности, автора книги «Прошлое Старого Таллина» Еленой Ранну: «Главное, чего мы требуем от наших гостей, живой интерес к новому, благородное любопытство, отвечала она корреспонденту. Сонный обыватель, которого интересуют лишь промтоварные магазины, наш злейший недруг. Среди экскурсантов попадаются люди разной культуры, разного уровня знаний. Любой турист, будь то академик или деревенский парнишка, становится другом гида, если он наделён живым умом, внимателен, доверчив». Кстати, автор этого интервью, опубликованного на страницах «Советской Эстонии» в августе 1973 года Сергей Довлатов. И я никогда бы не наткнулся на этот его материал, не возьмись готовить экскурсию…»

Экскурсия Йосефа Каца «По Таллинну с Довлатовым». Фото из архива Йосефа Каца

 

Эмиль Ахундов, журналист, блогер, Баку:

«В те времена, когда я много и часто путешествовал, то сталкивался и с хорошими, и с плохими экскурсоводами. Но что важно: одни и те же экскурсоводы вызывают разные эмоции у разных людей. Допустим, я был в восторге от гидов в музее Булгакова в Киеве. Они были настолько погружены в ту жизнь, в жизнь самого Булгакова, в жизнь его персонажей, что у меня складывалось впечатление, что они каким-то волшебным образом были перенесены из того времени в наши дни. Но я также видел иную реакцию со стороны других туристов. Да, в открытую они не критиковали, но при обмене мнениями язвили над тем, насколько гиды воодушевлённо разговаривают. То есть у меня эти гиды вызвали безмерное уважение своей погружённостью в тему, тем, насколько в их рассказах чувствовалась любовь к Булгакову, к его произведениям в каждом слове. А у других посетителей эти экскурсоводы вызвали улыбку.

Если мы говорим о моём негативном опыте, то, например, в Испании у нас был гид, речь которого изобиловала полуфривольными и банальными шутками, рассчитанными на обывательский юмор. Это когда кухонные анекдоты про домочадцев сопровождают рассказ о средневековом городе Тартесс. И для меня, и для всей группы это оказалось неприемлемым. Мы высказали гиду наше мнение, на что он не моргнув глазом ответил, что буквально накануне у него была группа туристов, представляющих крупнейшую нефтяную корпорацию, которые были от экскурсии в дичайшем восторге. А нам совершенно не понравилось.

То есть это я о том, что всё очень индивидуально и зависит от подготовленности гостей, их запросов, потребностей и пожеланий. Согласись, одним интересны местные бары, а другим крупнейшие музеи. И ведь обе стороны правы.

Эмиль Ахундов. Фото Татьяны Любиной

 

Чего бы мне хотелось получить от экскурсовода? Конечно, в первую очередь, это знания. Знания о том месте, о том городе, о котором он рассказывает. Но! Крайне важна подача. Узнать исторические данные и даты, которые забываются в течение 15 минут, мы можем и в «Википедии». А когда экскурсовод придаёт информации личную окраску, когда он показывает хотя бы чуть больше, чем есть в стандартных туристических маршрутах, вот это придаёт экскурсии индивидуальность, шарм и передаёт местный колорит.

Ещё один пример: во время отдыха на Мальдивах наш водитель багги, не являясь экскурсоводом, вёз нас на ужин и предложил: «А давайте я покажу вам свою часть острова?» Он отвёз нас на какой-то невероятный скалистый пирс, который мы, туристы, ни за что бы сами не обнаружили. А ведь мы отдыхали на очень маленьком острове: всего-то 24 виллы и один ресторан. Но момент личного интереса и личной заинтересованности в подаче материала это то, что безумно важно. Гораздо важнее, нежели тома исторических выкладок с именами и датами.

Что касается формата… Информация лучше усваивается, когда присутствует элемент сопричастности. Это гораздо эффективнее, нежели простое созерцание со стороны. Поэтому, на мой взгляд, было бы здорово, если бы экскурсия состояла как из исторических выкладок, так и из интерактива. Тот же самый Тартесс: мы походили, посмотрели храмы, а потом у нас было запланировано участие в шоу на гладиаторских боях. И этот момент программы для меня до сих пор самый яркий: сражение гладиаторов (пусть и не настоящих, но на самой что ни на есть исторической арене) даёт тебе как туристу гораздо больше и визуально, и эмоционально, нежели просто экскурсионное сопровождение по полуразрушенному Колизею. Возможность потрогать меч той эпохи, примерить те латы это запоминается гораздо больше.

Итог: какой экскурсовод хороший? Это человек, не просто обладающий знаниями, но и чувствующий любовь и тягу к предмету экскурсии, а также грамотно учитывающий запросы конкретного экскурсанта».

Эмиль Ахундов. Фото Эмиля Кулиева

 

Вот такие вот мнения, высказанные четырьмя разными людьми. Беседуя с ними, я смогла посмотреть на обозначенную проблему с несколько иного ракурса. Возможно, это будет интересно и полезно и моим читателям.

Читайте по теме туризма:

(От)личный Петербург, или Как выглядит Петербург глазами петербуржцев

По Таллинну — с аудиогидом

Воскресный антидепрессант Любиной: Нестандартный Санкт-Петербург

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline