Вячеслав Иванов: Если бы не было Бучи…

Из всех возможных вариантов окончания этого предложения в сложившейся ситуации, на мой взгляд, наиболее предпочтительным является: «…то её следовало бы придумать!».

769

Всякая война пробуждает в человеке самое низменное, и, как бы цинично или даже кощунственно это ни прозвучало, но у всякой войны рано или поздно случается своя Хатынь, своя Сонгми, своя Сребреница. Теперь вот — Буча…

В начале третьего тома своей эпопеи «Война и мир» Толстой пишет: «…12 июня силы Западной Европы перешли границы России, и началась война, то есть совершилось противное человеческому разуму и всей человеческой природе событие (выделено автором). Миллионы людей совершали друг против друга такое бесчисленное количество злодеяний, обманов, измен, воровства, […] грабежей, поджогов и убийств, которого в целые века не соберёт летопись всех судов мира и на которые, в этот период времени, люди, совершавшие их, не смотрели как на преступления».

Поручик-артиллерист, участник обороны Севастополя в ходе Крымской войны 1854-1855 гг., Лев Николаевич знал, что пишет. Единственное, чего он не только никак не мог предвидеть, но и никогда бы в это не поверил, — это в тот факт, что на месте «сил Западной Европы» окажется Россия, которая развяжет «военную (а по сути карательную — В.И.) спецоперацию» против современной ему Малороссии — Украины…

А пусть они докажут!..

После того, как в мировых СМИ появились фото- и видеокадры, свидетельствующие о жестоком обращении с мирным населением в городе Буче, стали звучать и опровержения. В первую очередь, естественно, с российской стороны. Главным аргументом при этом выдвигалось то обстоятельство, что эти свидетельства были обнародованы только через двое суток после якобы того, как российские войска покинули этот город в предместьях Киева.

Какой-то резон в этом, может, и имеется. Но, скажем, о зверствах американских военных во вьетнамской провинции Сонгми стало известно вообще через год после случившегося. Однако это не послужило ни оправданием военного преступления, ни смягчением мирового мнения относительно допущенной жестокости.

На самом же деле здесь вообще нет повода для дискуссии: так ли, как требуется «по-настоящему», расположены тела убитых (жёстче и вернее было бы сказать — трупы, но подсознательно возникает желание смягчить даже то, что в смягчении не нуждается); какие были у них повязки на рукавах; правильно ли они одеты… Да какая разница?!

Всего этого вообще не могло произойти, если бы президент сопредельной великой державы не отдал приказ начать ранним утром 24-го числа зимнего месяца февраля спецоперацию по денацификации, демилитаризации и денуклиеаризации Украины, в защиту Донбасса от геноцида киевским режимом.

Так что, под каким углом ни рассматривай эту трагедию, виновной стороной при любом раскладе остаётся Россия.

Может быть, и не следовало бы так обобщённо судить обо всём государстве, как и о некоей коллективной ответственности русского народа за акт агрессии, инициированный одним человеком, решившим, что распад СССР — это величайшая трагедия двадцатого века, бóльшая, чем две мировые войны вместе взятые, которые стоили жизни почти ста миллионам человек.

Но всё-таки расстреливал безоружных жителей Бучи не Путин. И бомбит (бомбил) Киев, Николаев и Одессу тоже не он. И Мариуполь, и Херсон, и Чернигов…

К тому же ведь и россияне — это не только русские, а ещё и татары, чеченцы, буряты, удмурты, осетины, якуты и ещё десятки наций и народностей.

Во многом, очень во многом предстоит разбираться. Так что подождём раздавать оценки, пока не умолкли все пушки и не обезврежены все мины, оставленные после себя отступающими российскими войсками.

На войне как на войне…

У одной из воюющих сторон, защищающей свою землю и свою свободу, своё право на жизнь, хватает мужества, сил и воли для оказания сопротивления врагу. Но для более эффективного ему противостояния элементарно не хватает оружия и боеприпасов.

Многократные обращения к сочувствующим третьим странам, способным снабдить защищающуюся армию всем необходимым, не дают желаемого эффекта, потому что эти «третьи» опасаются, что государство-агрессор расценит такую помощь как прямое участие в боевых действиях, а это чревато… Здесь действительно наступает момент истины, когда, чтобы достигнуть желанной цели, все средства хороши: à la guerre comme à la guerre (см. подзаголовок).

И если после публикации кадров из Бучи Запад решился наращивать поставки летального оружия, то уже ради одного этого стоило принять нестандартное решение.

Я не стану повторять контраргументы российской пропаганды, но даже если окажется, что хоть какая-то часть из них правдива, — я не возьмусь ни на йоту осудить украинскую сторону: при объективно неблагоприятных обстоятельствах и в самом деле все средства хороши.

Ещё раз подчеркну: даже если… Хотя сам я в это не верю.

Вообще-то теперь, в контексте развития событий, заметно меняются как риторика, так и действия со стороны коллективного Запада vs коллективный Путин (любопытными идиомами обзавёлся в последние месяцы наш лексикон, не правда ли?). И совсем не исключено, что будут услышаны и призывы Владимира Зеленского к НАТО — закрыть небо над Украиной.

…В таком случае было бы логично поручить патрулирование этого воздушного пространства турецким лётчикам. Во-первых, у президента Эрдогана неплохие отношения с президентом Путиным. Во-вторых, Турция убедительно демонстрирует способность выступать в роли объективно строгого блюстителя демилитаризации — скажем, Черноморского водного бассейна. И, наконец, в-третьих, у турецких ВВС имеется определённый опыт: бомбардировщик Су-24 в 2015 году и истребитель МиГ-29 — в 2020-м…

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline