Иванов: Денег много не бывает. Бывает с л и ш к о м много

Если вы считаете, что речь пойдёт о деньгах в форме зарплаты чиновников, то я не стану вас разочаровывать. Собственно, для того, чтобы об этом догадаться, не надо иметь какие-то особые способности типа умения читать чужие мысли или видеть в темноте.

1 320

Потому что тема эта у всех на слуху, на глазу. Вот и сейчас: только что заработал новый департамент, который через неделю возглавит чиновник с окладом, превышающим зарплату премьер-министра и президента, не говоря уже про непосредственного начальника этого чиновника.

Как с гуся вода…

По этому поводу написано и сказано немало, но караван идёт себе, не сворачивая и не останавливаясь. А самое главное — это обилие слюны, которую чиновная рать не жалеет в ответ на критику по поводу неоправданно высоких её — рати — зарплат.

Помнится, пару лет назад или около того точно такие же разговоры в медиасреде прокатились по поводу назначения Дениса Бородича директором предприятия столичного общественного транспорта с окладом больше, чем у мэра и председателя горсобрания, не говоря уже про их замов.

Не то чуть раньше, не то чуть позднее точно такая же волна была поднята в связи с публикацией о новой зарплате директора Больничной кассы и нескольких членов её правления.

Теперь вот — Улла Иллисон, возглавившая Департамент по делам образования и молодёжи Министерства науки и образования… И что?! Поговорили, пописали (можно ставить ударение хоть на третьем, хоть на втором слоге, и так, и эдак будет правильно), сотрясли воздух и разошлись. Не в смысле разгулялись, а в смысле — по своим углам…

В приличном обществе считается дурным тоном обсуждать чужие доходы. Негоже считать деньги в чужом кармане! Ну, так то же — в чужом. А зарплата чиновника — это деньги, взятые из наших с вами карманов. Вот лично из вашего кармана, и из её кармана, и из моего, и из «ихнего-всехнего».

Карманов, впрочем, много, щипачам хватит надолго…

Понимаете, когда очень высокие доходы получает крупный или суперкрупный бизнесмен, у меня не возникает никаких претензий. Обидно, конечно, и какой-то атавизм классовой ненависти пытается вскипятить мой разум возмущённый. Но я всё-таки понимаю, что его сверхдоходы связаны и со сверхрасходами, с риском в какой-то момент потерять всё, что нажито непосильным трудом.

При этом такой человек платит немалые налоги, пополняя госказну, да к тому же, как правило, даёт работу десяткам, сотням, а то и тысячам других людей, что не может не вызывать уважения. Во всяком случае, большие деньги справедливо заслуженны предпринимателем. Если же они нажиты неправедным путём, тогда в силу вступает Закон, по которому вора и мошенника можно (и нужно!) призвать к ответу.

И да воздастся каждому по делам его…

Я даже готов безропотно принять чрезвычайно высокие заработки, например, руководителей концернов типа Eesti Energia, потому что это хотя и государственное предприятие, но оно производит необходимый всем, и мне в том числе, продукт. Благодаря ему я могу смотреть телевизор, пользоваться теплом и светом, работать на компьютере… В конце концов, оно, продавая свой продукт, приносит ДОХОД государству, а значит — и каждому его жителю.

А что, скажите на милость, производит компания, возглавляемая господином Бородичем? Автобусы после его назначения на эту должность быстрее или чаще ходить не стали, проблемы общественного транспорта как существовали, так и продолжают существовать. Может, их стало чуть меньше, но как это связано и связано ли вообще с конкретной личностью директора, непонятно. А по моим наблюдениям и по оценкам тех, с кем я на эту тему разговаривал, так лучше, по крайней мере — заметно — не стало. Радует, что хотя бы не стало хуже, но зависит ли это от размера должностного оклада первого руководителя? Не уверен…

Или та же Больничная касса. Она главным образом ТРАТИТ бюджетные средства. Собственно, она для этого и предназначена, но почему доходы её руководителей должны на порядок, а то и на два-три порядка, превышать зарплату врачей скорой помощи, кардиохирургов и онкологов, не говоря уже про пенсии стариков с полувековым трудовым стажем — у меня в голове не укладывается. Особенно на фоне отказа оплачивать онкологическую операцию больному ребёнку, которую можно сделать только в Швейцарии, но у родителей нет необходимых для этого средств — в сумме, кстати, вполне сопоставимой с зарплатой директора Больничной кассы…

И я не понимаю, зачем нужен министр науки и образования, если на главу Департамента по делам образования (всего?!) и молодёжи возлагается столь великая ответственность — в соответствующем денежном выражении. Если верить опубликованным разъяснениям причин назначения госпоже Иллисон такого должностного оклада, то логичнее было бы вообще упразднить министерство и передать оставшуюся малую толику его функций в виде науки новому ведомству.

А если для улучшения работы ГОСУДАРСТВЕННЫХ структур необходимо привлекать успешных топ-менеджеров из ЧАСТНОГО сектора, с сохранением, чтобы им не было обидно, имеющегося у них уровня доходов, то проще, а главное — выгоднее для общества, вывести эти структуры из-под государственной опеки и отдать тем же менеджерам «на откуп». Если они такие успешные, то и флаг им в руки! Пусть дерзают, пусть для выполнения стоящих перед ними задач борются за тот же госзаказ, как все остальные частные предприятия. Но на КОНКУРЕНТНОЙ основе. И тогда (опять-таки, ЕСЛИ сумеют) пусть ЗАРАБАТЫВАЮТ хоть в пять, хоть в десять раз больше нынешнего — я слова поперёк не скажу. Зуб даю!

Читайте по теме:

Политическая партия: Зарплаты депутатам и министрам нужно снизить!

 

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline