Вакцинация XVIII века: от российской императрицы — на собственном примере

1 декабря в Лондоне аукционный дом MacDougall’s проводит аукцион, на котором выставлено более 40 лотов — предметы русского искусства и русской истории. Особо примечательно письмо Екатерины II о пользе прививания от оспы. Пользуясь случаем, рассказываем историю о том, как императрица развивала вакцинацию в России.

383

Письмо, о котором идёт речь, адресовано графу Петру Румянцеву, передаёт информационный портал фонда «Русский мир». В нём императрица объясняла, как устроить вакцинацию от чёрной оспы на государственном уровне.

«Это первый известный документ о первой в России кампании по вакцинации», — сообщает «Форбс».

Вместе с письмом продаётся портрет Екатерины II кисти Дмитрия Левицкого, поэтому и стоимость лота немаленькая — он оценивается в 0,8—1,2 миллиона долларов.

В письме, написанном во время путешествия по Крыму, императрица назвала прививание народа одним из важнейших государственных дел. По её мнению, без массовой вакцинации — «великий вред особливо в простом народе».

Хотя в наше время оспа практически уничтожена (последний случай заражения оспой в мире был зафиксирован в далёком 1977 году), во времена Екатерины II это был настоящий бич человечества. Смертность от неё составляла от 3 до 10%, но в некоторых случаях могла достигать 75 и даже 100%. К примеру, в Швеции во второй половине XVIII века оспа унесла жизнь примерно 300 тысяч человек, то есть около 15% населения.

У многих выживших оспа оставляла ужасные рубцы на теле, уродовала лицо. Причём поражала болезнь, не взирая на звания. В 1694 году от оспы умерла королева Англии и Шотландии Мария II, в 1711 году — император Священной Римской империи Иосиф I, в 1774 году болезнь свела в могилу короля Франции Людовика XV, правившего без малого 60 лет. От оспы в 1730 году умер ещё совсем юный император Пётр II, поразила болезнь и наследника российской короны Петра III, будущего мужа Екатерины II, оставив оспины на теле и лице, сообщает журнал «Историк».

Понятно, что Екатерина и сама боялась заразиться оспой, и боялась за сына — маленького Павла.

«Меня приучили с детства питать ужас к оспе, мне стоило больших трудов уменьшить эту боязнь в более зрелом возрасте; в малейшем нездоровье, постигавшем меня, я уже видела вышеназванную болезнь. В течение весны и прошедшего лета, когда эта болезнь производила большие опустошения, я скрывалась из дома в дом и удалилась из города на целые пять месяцев, не желая подвергать опасности ни сына, ни себя. Я была так поражена положением, исполненным такой трусости, что считала слабостью не суметь выйти из него», — писала она в письме к королю Пруссии Фридриху II.

На дворе, однако, был век Просвещения, и в Европе уже был известен рецепт, как справиться с болезнью. Лечить её не могли, но предотвратить заражение уже умели. Способ был подсмотрен в Стамбуле — для этого использовали метод, называемый вариоляцией. Пациенту делали несколько разрезов на руке, после чего туда вводился оспенный материал больного человека. В разгар эпидемии, охватившей Россию и Европу в 1768 году, императрица решилась на вакцинацию, чтобы подать пример всем подданным.

«Наконец я придумала, что самое лучшее будет дать самой собою пример, который мог бы сделаться полезным людям… Я написала в Англию, чтобы достать оттуда оспопрививателя», — отмечала она в письме Вольтеру.

Надо сказать, что шаг этот был действительно довольно решительным — хотя смертность от прививания была раз в 20 меньше, чем от болезни, всё же в среднем 2 человека из 100 привитых умирали (для сравнения: сейчас смертность от коронавируса — приблизительно 3%).

Томас Димсдейл (1712—1800). Источник изображения: russkiymir.ru

 

В Петербург пригласили известного английского врача Томаса Димсдейла, который был известен тем, что от его прививок практически никто не умирал. В России англичанин тут же начал практику. Первые эксперименты начались на молодых людях. Прививки для начала получили воспитанники Морского кадетского корпуса, затем — Общества благородных девиц и училища при Императорской академии художеств. Параллельно велась государственная работа — собирались сведения о самой оспе и прививках от неё. По заказу Екатерины II известным врачом Иоганном Енишем была написана книга «Краткая история и описание наилучшего способа прививания оспы», которая была издана на немецком, русском и французском языках.

Когда стало ясно, что прививка безопасна, императрица окончательно решилась на эту операцию. Для того чтобы сделать прививку «рука к руке», был выбран простой крестьянский мальчик Александр Марков, у которого уже обнаруживались признаки оспы. 12 октября 1768 года ночью, в закрытой карете, через тайный ход его доставили в Зимний дворец — поскольку исход был неизвестен, императрица скрывала своё решение даже от приближённых.

«Привитие оспы совершилось скоро; после этого мой сын отправился с ребёнком в Вольфовский дом и сообщил находящимся там лицам, которые очень желали знать, где мы были, что мною привита была оспа в доме у одного вельможи», — писал Димсдейл в своих воспоминаниях.

Лишь на пятый день, когда стало ясно, что прививка прошла успешно, императрица сообщила двору о произошедшем. Вскоре вслед за матерью был привит Павел Петрович.

Медаль «В память введения оспопрививания в России, 12 октября 1768 года». Фото: Историк.РФ

 

Событие было обставлено с помпой: Сенат принял указ, который был провозглашён со всевозможной торжественностью, в котором императрица и наследник благодарились за «великодушный и знаменитый подвиг к благополучию своих подданных привитием оспы»; в честь этого события 21 ноября был установлен особый праздник и была отчеканена медаль.

Вскоре примеру Екатерины последовали многие придворные, но на этом императрица не остановилась. Прививки стали обязательными для воспитанников государственных учебных заведений. А чтобы побудить родителей из бедных слоёв к прививанию оспы детям, было установлено вознаграждение в один рубль серебром за каждого привитого ребёнка. Специальные центры, где прививали оспу, — оспенные дома — были открыты в Петербурге, Москве, Киеве, Иркутске и некоторых других крупных городах.

Герб Марковых-Оспенных. Источник изображения: russkiymir.ru

 

Ну а мальчик Александр Марков, от которого была привита властительница России, благополучно выжил, был возведён в дворянство, получив фамилию Оспенный и особый герб, на котором изображена рука с оспенным фурункулом, держащая розу.

Читайте по теме:

Эксперимент: Почему вакцинироваться нужно не только против коронавируса

Вакцинные страсти — эстонский эксперт ответил на насущные вопросы

Ингерман: Непривитых нужно просвещать, а не оскорблять

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline