«Публику чувствую спиной». Дирижёр, руководитель вокального ансамбля Orthodox Singers Валерий Петров

Исполняющий православную духовную музыку ансамбль и его основатель и руководитель давно и хорошо известны в Эстонии. И не только: за тридцать лет артисты исколесили полмира, приобретя поклонников и друзей в Польше и Америке, Швеции и Ливане. Знают их и в России, где они неоднократно выступали. Валерий ПЕТРОВ и Orthodox Singers были среди первых, кто начал исполнять церковную музыку, звучавшую в советское время исключительно под сводами храма, в концертном зале. Как рассказал дирижёр в интервью порталу Tribuna.ee, ажиотаж, с каким исполнение такой музыки встречали первые слушатели, давно уже спал, и сегодня в зал приходят те, кому это искусство действительно необходимо.

842

«Вначале приходилось выслушивать критику в свой адрес, — признался Петров. — Одни упрекали в том, что я занимаюсь церковной пропагандой, другие говорили, что музыка, звучащая в храме, не может исполняться на светских концертах. Я попросил об аудиенции митрополита Ленинградского и Новгородского Алексия, одновременно продолжавшего управлять и Таллиннской епархией, на предмет того, можно ли исполнять церковную музыку вне храма. Помню его ответ: „Если человек пришёл на ваш концерт и музыка, исполняемая вами, ему понравилась, то он и в церковь может прийти“. Так были развеяны все сомнения».

Основу репертуара ансамбля Orthodox Singers и раньше, и теперь составляет православная музыка, разнообразная по стилю: монодия, исполняемая в унисон, раннее русское многоголосие XV—XVII веков, «русское барокко», романтический стиль конца XIX — начала XX столетий и, наконец, современная духовная музыка. Соответственно, и концертные программы, с которыми выступает ансамбль, совершенно разные.

На концерте. Фото предоставлено В. Петровым

 

Через тернии

Может ли горох заставить человека стать профессиональным музыкантом? На первый взгляд, связи нет никакой, а между тем именно горошина послужила причиной того, что Валерий Петров начал заниматься музыкой. Правда, сначала он чуть не умер — врачам пришлось бороться за его жизнь.

«Это случилось в раннем детстве, — пояснил дирижёр. — Я родился в Ленинграде, но жили мы уже в Кохтла-Ярве. Родители в тот день подарили мне Буратино и чем-то меня насмешили. Я засмеялся. А у меня во рту горошины были, и одна попала в бронхи. Ничего толком я объяснить не мог и две недели кашлял. Рентген, естественно, ничего не показал. Потом в лёгких обнаружили гной и меня срочно, на вертолете, отправили в Ленинград, в больницу Мечникова, где сделали операцию. Но я был плох: в течение ночи трижды умирал, и врачи прямыми уколами в сердце возвращали меня к жизни».

После всего, что пришлось перенести в детстве, будущий дирижёр дважды в год регулярно болел двусторонним воспалением лёгких. Однажды кто-то посоветовал родителям: чтобы развить у сына лёгкие, нужно отдать его в музыкальную школу учиться играть на трубе, что они и сделали. Этот шаг определил будущую судьбу Валерия Петрова.

«Настоящий интерес к музыке проснулся уже после окончания музыкальной школы, — продолжил собеседник, — когда в середине 70-х годов я поступил в Новгородское музыкальное училище. Захотелось чего-то добиться, и я усиленно занимался. Потом была служба в армии, в музыкальном взводе в Москве. Когда сейчас я смотрю военные парады разных стран, то думаю, что в годы моей службы я с таким строевым шагом на гауптвахту угодил бы. Мы строевой подготовкой занимались по четыре часа каждый день».

В Италии. Фото предоставлено В. Петровым

 

Вифлеемская звезда

В 1982 году служба в армии благополучно закончилась, и Валерий Петров, вернувшись в Эстонию, поступил в Таллиннскую консерваторию, продолжив занятия на трубе. Факультативно стал заниматься и дирижированием, беря уроки у профессора Романа Матсова, оказавшего на молодого музыканта большое влияние.

«Он был и остаётся моим главным учителем, открывшим для меня мир музыки, — поделился дирижёр. — Он сказал, что не стоит стремиться играть быстро, пытаясь всех переиграть, потому что всегда найдётся тот, кто сыграет ещё быстрее. И обратил внимание на умение играть пианиссимо, что как раз и отличает большого артиста. А ещё Роман Вольдемарович научил предельно  внимательно относиться к ремаркам композитора, чьё произведение ты взялся исполнить».

Некоторое время Валерий Петров дирижировал духовым оркестром «Таллинн», исполнял с ним мюзикл «Вестсайдская история». С этим же оркестром он первым в восстановившей свою независимость Эстонии записал гимн республики. Запись, на которой присутствовала половина депутатов Рийгикогу, проходила в концертном зале «Эстония». По словам дирижёра, перед её началом к ним вышел звукорежиссёр Энн Томсон и потребовал, чтобы все сидели тихо, как мыши, иначе он из зала выгонит. И все сидели.

Знакомство с православной музыкой произошло, когда в таллиннском соборе Александра Невского Петров начал петь в церковном хоре. Одновременно в его руки попала пластинка с «Панихидой о павших на Куликовом поле». Это был один из первых дисков с записью лучших произведений русской церковной музыки, которые в 80-е годы совместно с фирмой «Мелодия» стала выпускать Московская патриархия.

«Я послушал пластинку, и на мои глаза навернулись слёзы, — признался  собеседник, — я понял, что это моё. Нечто похожее произошло в своё время с известным британским композитором, нашим современником Джоном Тавенером. Он рассказывал мне, как однажды зашёл в православную церковь в Лондоне и неожиданно почувствовал себя в ней, как дома. И он остался в этом своём доме, приняв православие. Подобным решениям трудно найти рациональное объяснение».

Валерий Петров — кавалер ордена Белой звезды Эстонской Республики, почётный гражданин Таллинна, трижды лауреат премии фонда Kultuurkapital. Фото предоставлено В. Петровым

 

Вступая в духовные волны

Шёл 1989 год, консерватория осталась позади. По словам дирижёра, тяга к православной музыке заставила его прочитать всё, что на тот момент можно было найти на данную тему. Из студентов консерватории, певших в соборном хоре, Петров создал вокальный ансамбль, с которым стал выступать с воскресными концертами сначала в таллиннских церквях, а потом и в концертных залах.

«Первыми нашими зарубежными гастролями стали концерты в Новгороде и Санкт-Петербурге, — рассказал собеседник. — В городе на Неве мы пели в Смольном соборе, и был аншлаг. После концерта ко мне подошли местные музыканты и спросили, на какие слова мы поём. Я удивился: Как на какие? На те же, что и в церкви на службе. Они объяснили, что им разрешают исполнять церковные песнопения на концерте, только если они поют их на какие-нибудь светские тексты. Этот разговор показал, что в Советской Эстонии власть относилась к церкви и верующим толерантнее, чем в самой России».

Одно из первых выступлений ансамбля Валерия Петрова в Европе прошло в лютеранском Софийском соборе в Стокгольме, который вмещает более тысячи человек. По словам дирижёра, на концерте в соборе яблоку негде было упасть. Коллектив поначалу имел длинное название — Камерный хор православной духовной музыки под управлением Валерия Петрова, но современный слушатель предпочитает короткие названия, поэтому в 2003 году коллектив превратился в Orthodox Singers.

«Всегда говорил певцам: неважно, где вы поёте, в любых обстоятельствах необходимо выкладываться на сто процентов, — поделился дирижёр, — в деревню ли вы приехали или выступаете перед детьми, поёте ли в зале, где сидит только один слушатель. Как сейчас помню концерт в Норвегии, на который почти никто не пришёл, потому что в это же самое время транслировался финал чемпионата мира по хоккею. Но мы всё равно достойно выступили. Ну а больше всего публики было, когда мы пели в Таллинне на стадионе в Лиллекюла, где присутствовало около десяти тысяч зрителей».

С дочкой. Фото предоставлено В. Петровым

 

Под сводом музыкальной вселенной

Как рассказал Петров, публика везде разная, и её поведение может заметно отличаться. Например, после концерта в шведском городке его устроители спросили, почему ансамбль не исполнил ничего на бис. Дирижёр ответил, что аплодисменты слушателей показались ему слишком робкими, нестройными. Как выяснилось в ходе дальнейшего разговора, в здешних краях такие аплодисменты на самом деле говорят о том, что публика пребывает в полном восторге и хотела бы услышать что-нибудь ещё.

«Американцы своей непосредственностью и открытостью напоминают русских, — продолжил дирижёр. — Только они, аплодируя, не кричат Браво!, а топают ногами. И ещё кое-что я вынес из поездки в США. После выступления в одном из штатов ко мне подошел слушатель-американец и стал благодарить за концерт, добавив, что особенно приятно было услышать в нём американскую музыку. Я недоумевал — наша программа была составлена из произведений исключительно русских композиторов. Американец возразил: Ну как же, великий Рахманинов был ведь гражданином Америки!“».

Руководителю Orthodox Singers запомнилось радушие жителей Фарерского архипелага, которых на самом деле немного — и все они разбросаны по многочисленным островам. Когда фарерцы узнали, что чемоданы артистов со всеми необходимыми принадлежностями отстали в пути, то каждый принёс им в подарок по ящику зубной пасты и столько же зубных щёток.

«Из экзотических мест вспоминаю фестиваль в столице Ливана Бейруте, — добавил собеседник. — Нас поселили в гостинице, и утром мы все вышли на балкон взглянуть на город. Панорама — замечательная. И вдруг как-будто что-то хлопнуло. Позже узнали, что произошёл теракт — убили премьер-министра Харири и с ним ещё двадцать человек. Наши концерты тем не менее состоялись. Слушатели, сплошь богатые люди, приезжали на лимузинах. Их встречали, открывали дверцы, провожали по красной дорожке в зал. На всех бриллианты, женщины — в норковых шубках».

Петров сказал, что публику, её настроение и ожидания, он чувствует спиной. От того, каковы они, зависит и его поведение во время концерта: где-то паузу, если она возникает, он может продлить, где-то, наоборот, сделать короче. Если концертов много (бывали периоды, когда ансамбль Валерия Петрова давал по 80-90 концертов в год), существует риск утратить свежесть чувств. Люди поют машинально, и все выступления проходят как под копирку.

«Я нашёл лекарство от всего этого, — заметил дирижёр. — Когда замечал, что подобное происходит, ставил в концертную программу произведение, которое наш ансамбль ещё не выучил как следует. И тогда на сцене, во время исполнения, мы старались сделать то, что не получалось раньше на репетиции, и наше восприятие обострялось».

На гастролях в США. Фото предоставлено В. Петровым

 

Балтийская молитва

Искусство музыканта требует постоянного совершенствования, повторения произведений, которые ему давно и хорошо известны. В этом отношении пандемия со всеми ними сыграла злую штуку: репетиции и концерты длительное время были запрещены, а восстанавливать после этого утраченную форму чрезвычайно сложно. Тем не менее ансамбль Orthodox Singers проведёт в Причудье свой традиционный фестиваль — VM Fest Mustvee.

«В этом году он пройдёт с 3 по 8 августа уже в шестой раз, — сообщил Петров. — Аббревиатура VM означает vaimuliku muusika, то есть это фестиваль духовной музыки. От других его отличает место проведения: в Муствеэ находятся пять церквей различных христианских конфессий — лютеранская, баптистская, единоверческая, старообрядческая и православная, и концерты фестиваля пройдут чуть ли не в каждой из них. К сожалению, из-за пандемии контакты между странами сильно ограничены, но один музыкант из-за рубежа всё-таки приедет — мастер колокольного звона Богдан Берёзкин из Беларуси».

Как рассказал дирижёр, сейчас его ансамбль занят разучиванием новой программы под названием «Балтийская молитва», в которую включены в основном произведения композиторов стран Балтии. Ко всему прочему, Валерий Петров ещё сочиняет музыку, и в программе прозвучит его новое сочинение «Молитва ангелу-хранителю» для скрипки, виолончели и хора.

Свободный от репетиций день. Фото предоставлено В. Петровым

 

«Развитие профессионального музыканта напоминает развитие человека, — заметил, прощаясь, руководитель Orthodox Singers, — не так важно, играет он на музыкальном инструменте или поёт. Есть детский период в его карьере, подростковый со свойственной этому возрасту самоуверенностью, полузрелость. Наконец, наступает зрелость, и тут самое главное — вовремя уйти со сцены. Перед глазами много примеров, когда знаменитые артисты продолжают выступать, не понимая, что в своём искусстве они уже просто смешны. Не хотел бы такого для себя».

Материал подготовлен при частичной финансовой поддержке фонда «Русский мир».

Читайте следующие материалы из рубрики «Русский мир»:

Мастер витража Андрей Лобанов: Стекло необходимо чувствовать руками

Время больших перемен. Дирижёр Нарвского симфонического оркестра Анатолий Щура

Кричать «Всё пропало!» не нужно. И вот почему… Беседа со священником Фомой Хирвоя…

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline