Гений экслибриса Лембит Лыхмус: Чтобы стать гравёром, необходимо приложить немало усилий

Всемирно известный эстонский мастер экслибриса Лембит Лыхмус отметил свой юбилей — 75 лет. Журналисту портала Tribuna.ee он сказал, что, несмотря ни на что, по-прежнему бодр, а скоро выйдет и его новая почтовая марка. Также недавно он завершил работу над эскизом значка для почётных консулов Эстонской Республики. Не забыт и экслибрис, который на этот раз ему заказал один немецкий коллекционер. Над головой женщины на нём Лембит Лыхмус трудился три дня, при том что по площади это всего лишь один квадратный сантиметр. Но такова уж специфика его профессии — художника, работающего в технике резцовой гравюры.

676

С творчеством Лембита Лыхмуса знаком каждый житель Эстонии, платящий налоги в государственную казну, даже тот, кто далёк от искусства. Дело в том, что художник — автор эскиза реверса эстонских евромонет, которые по-прежнему в ходу, несмотря на использование безналичных платежей. Этой работой можно гордиться, но с гораздо большим воодушевлением Лембит Лыхмус рассказывает о своих экслибрисах, которых за свою жизнь он сделал 585.

Когда-то книжный знак, удостоверявший владельца книги и наклеивавшийся на неё, экслибрис сегодня существует отдельно от книги. Чаще всего экслибрисы заказывают коллекционеры, которые не наклеивают их, а меняют на другие. Тематика подобных графических миниатюр разная. Недавно, например, Лембит Лыхмус скопировал известный автопортрет Альбрехта Дюрера, который сам был искуснейшим гравёром. В своё время, когда эстонский художник только начинал, он прислушивался к пожеланиям людей, делавших заказ. Но сегодня коллекционеры ничего не говорят, хотят просто получить готовую вещь. И так повсеместно.

Экслибрисы Лембита Лыхмуса.

 

Шагнуть вперед без страха и сомнений

Лембит Лыхмус, ныне житель Таллинна, родился в Мустла, в центральной Эстонии, там же окончил среднюю школу. Рисованием занимался самостоятельно, никакой художественный кружок не посещал. Может быть, с того самого времени у него и появилась привычка всё делать самому, начиная от первоначального эскиза и заканчивая печатанием гравюр с готовых досок.

— Отслужив в армии (тогда служба длилась три года) и проучившись год в художественном училище в Тарту, я поступил в Таллиннский художественный институт на факультет архитектуры интерьера. Конкурс был семь человек на место. Хорошо помню педагогов: руководителя кафедры Вяйно Тамма, Николая Гули, преподававшего рисунок, а также Велло Аси, Тийта Пяасуке, Велло Лийва и Лейлу Пяртельпоэг, которой сейчас исполнилось 95 лет.

К тому времени у меня уже имелся определённый жизненный опыт, я знал, что учусь для самого себя и использовал для этого любую возможность. Вспомнив, как в школе на уроках рисования мы делали экслибрис, я перестал в выходные дни ездить домой и упражнялся в гравировании. Институт в 1975 году окончил с отличием, начал работать в Художественном музее в Кадриорге. В то время как раз создавался его филиал в Старом городе, посвящённый прикладному искусству, и я занимался проектированием интерьера для него.

Потом работал в «Эстонпроекте», проектировал мебель для номеров в гостинице «Олимпия». Затем перешёл в «Коммуналпроект», где проработал почти 10 лет. В конце уже порядком надоело, потому что далеко не всё из того, что мы проектировали, осуществлялось на практике. Первым, кто заказал у меня экслибрис, был инженер из типографии «Октообер» на Тартуском шоссе, для которой я проектировал кафе. Он коллекционировал экслибрисы и случайно узнал, что я их тоже делаю.

В Таллинне тогда существовал Клуб экслибриса, членами которого являлись такие художники, как Сильви Вяльял, Вяйно Тыниссон, Виллу Тоотс, а также коллекционеры. Раз в месяц все встречались, выступали с докладами, обменивались новостями, художники показывали свои новые работы, менялись ими. В начале 80-х годов я тоже стал участвовать в деятельности Клуба и позже даже некоторое время был его президентом. Когда у меня пошли заказы на экслибрисы, я, убедившись в том, что они у меня неплохо получаются, ушёл с работы и стал свободным художником.

Марки, открытки, конверты

В Эстонии Лембита Лыхмуса знают больше как художника почтовой марки — он сделал их более 250 штук для разных стран. Сотрудничество с почтой началось ещё в советское время. По словам художника, у него в Москве был хороший товарищ, автор гравюр на дереве для почтовых марок Анатолий Калашников.

— В конце 80-х годов после одного общесоюзного конкурса, в котором я участвовал, меня заметили в Почте СССР. Калашников подтвердил, что знает меня, после чего мне был сделан заказ на так называемую «цельную вещь» — открытку с напечатанной на ней маркой. Я сделал три таких: с портретами известных эстонских деятелей — писателя, политика Вареса Барбаруса и хорового дирижёра, композитора Кириллуса Креэка, а также французского художника Клода Моне.

Они были напечатаны в 1991 году. И в том же году по итогам конкурса, проведённого уже в Эстонии, объявившей о восстановлении своей независимости, на котором я получил второе место, вышла моя первая эстонская марка. После этого я долго, несколько лет, работал дома, делая на заказ экслибрисы и кое-что для той же почты. Например, предметы первого дня гашения: марочные листы, штемпели первого дня и конверты.

В 2003 году руководство Eesti Post решило, что хорошо бы иметь собственного художника почтовой марки, и мне предложили занять эту должность. И я проработал там до самой пенсии, до конца 2010 года. Но и потом наше сотрудничество не прервалось: я продолжаю делать серию марок «Kunstimuuseumi kullafondist» — «Из золотого фонда Художественного музея». Каждый год в ней появляются четыре новые марки. Очередная такая выйдет совсем скоро — 17 ноября.

Конверт и марка. Фото из личного архива

 

Аверс и реверс

В начале нового века Эстония рассчитывала перейти на евро и Банк Эстонии в 2004 году объявил конкурс на оформление национальной стороны евромонеты. Из 134 присланных работ комиссия, которую возглавлял бывший президент Эстонии Леннарт Мери, отобрала 10 лучших. Результаты народного голосования, в котором участвовали более 45 тысяч человек, показали, что в конкурсе победил эскиз Лембита Лыхмуса с изображением контура Эстонской Республики в современных границах.

— Я всегда считал, что победа в спортивных соревнованиях, когда, скажем, бегун выигрывает с разницей в десятую, а то и сотую долю секунды, не совсем справедлива. Во всяком случае, не убедительна точно. Также и в любом конкурсе, когда победу приносят один-два лишних голоса. Поэтому приятно было сознавать, что моя работа не просто выиграла, а получила при голосовании столько же голосов, сколько те, что заняли второе и третье место вместе взятые.

Как вы помните, вхождение Эстонии в зону евро в 2007 году было отложено, и прошло несколько лет, прежде чем мой эскиз получил реальное воплощение. Эстонские евромонеты, отчеканенные в Монетном дворе Финляндии, появились у нас только в 2011 году. В каком-то смысле, если говорить о дизайне, их оформление — это самая важная работа моей жизни.

Реверс эстонской пятицентовой евромонеты. Изображение: ecb.europa.eu

 

Не обошлось без недоразумения, когда меня обвинили в том, что я якобы изобразил контур Эстонии в её довоенных границах, где некоторые районы, принадлежащие сегодня России, обозначены как эстонские. Пришлось для опровержения опубликовать в газете нынешнюю карту Эстонии, чтобы все убедились в том, что мой эскиз ей соответствует. Потом уже и из нашего министерства иностранных дел позвонили и успокоили.

Мастерство гравёра

Лембит Лыхмус за свою жизнь неоднократно участвовал в международных конкурсах экслибриса и побеждал в них. Прошло и большое количество выставок. Последняя в начале этого года в Минске называлась «Резцовая гравюра: Лембит Лыхмус и венская школа» и имела большой успех. Инициатором её в Национальной библиотеке выступил известный белорусский коллекционер Олег Судленков, собравший произведения лучших мастеров экслибриса в мире. Своё место среди них нашли и работы эстонского художника.

Открытие первой выставки в Риге, 1987 год. Фото предоставлено художником

 

Выставка в Минске. Фото из личного архива

 

— В начале XX века искусством гравюры славилась Вена. Большой вклад в него внёс признанный мастер экслибриса Альфред Коссман, открывший в 20-е годы собственный класс гравюры. У него было шесть или семь учеников, каждый из которых впоследствии добился мирового признания. Самый известный, считающийся классиком, — Ханс Ранцони. В Вену приезжали учиться со всего света.

Мне приходилось бывать в мастерских некоторых известных мастеров резцовой гравюры, среди которых самый знаменитый — Чеслав Слания, живущий в Швеции. Его работы такого высочайшего уровня, что трудно себе представить. Я посетил его в 1991 году и показал одну свою пробную работу. Он отметил в ней некоторые моменты, которые можно было бы решить по другому. Чуть позже я получил от знакомых в подарок около 200 почтовых марок, которые гравировал Слания. Для меня они стали настоящей энциклопедией мастерства.

Далеко не все, даже коллекционеры, собирающие экслибрисы, знают, в чем оно заключается, и понимают технику глубокой печати, в которой выполняется классическая гравюра на меди. Как тут не вспомнить фразу Марка Шагала: «Качество придаёт смысл жизни».

 

Свой рисунок мы вырезаем штихелем. Он состоит из линий и точек, которые могут быть разной глубины и иметь разную направленность. Тот, кто хочет стать гравёром, должен в первую очередь научиться гравировать параллельные линии. Самое главное при этом — правильно передать тональность рисунка. Когда потом печатаешь, всё видно.

Мой рабочий уголок — это половина комнаты, семь квадратных метров. Большую часть его занимает стол, где я гравирую и печатаю. На нём — все материалы, с которыми имею дело: бумага, карандаш, картон, краски, резцы для гравировки металла — штихели, пластинки из меди. Тут же рядом — компьютер, а также принтер и сканер. Всегда под рукой и моя коллекция экслибрисов и произведений малой графики, которую собрал, обмениваясь работами с другими художниками и коллекционерами.

Рабочий стол художника. Фото из личного архива

 

Работаю я каждый день. Встаю в зависимости от того, когда ложусь. Обычно это пять часов утра. Пью тёплую воду, варю овсянку, завтракаю (врачи сказали, что нужно держать свой вес) и через час уже могу гравировать. Когда за окном солнце, на душе тоже светло, но работе солнце только мешает. Я работаю с микроскопом, и освещение должно быть особенное, не слишком яркое, чтобы не портить глаза. Самое же главное, у человека должна быть любовь к делу, которым он занимается.

Работы признанного мастера современного экслибриса Лембита Лыхмуса находятся во многих музеях и частных коллекциях. В год своего юбилея он, как, впрочем, и всегда, полон творческих планов. Пожелаем эстонскому художнику здоровья и вдохновения для осуществления всего задуманного.

Читайте по теме:

В Таллинне представлено собрание известного советского коллекционера

Валерий Лаур: Страсть — необходимое условие, чтобы художник состоялся

Художник в локдауне — как картины начали соблюдать социальную дистанцию

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline