Несмотря на войну, экономика стран постсоветского региона растёт

Несмотря на войну в Украине и санкции в отношении России, в странах постсоветского пространства в 2023 году отмечался экономический рост, и в 2024 году, как прогнозируют эксперты ООН в опубликованном на прошлой неделе докладе, эта тенденция сохранится, хотя темпы роста несколько замедлятся. В Украине при этом – после резкого спада – ожидается увеличение ВВП на 4 процента.

627

Подробнее об экономических перспективах на 2024 год Службе новостей ООН рассказал один из авторов доклада, сотрудник Департамента ООН по экономическим и социальным вопросам Григор Агабекян.

Григор Агабекян. Фото: Новости ООН

 

— Экономические показатели в регионе СНГ сильнее, чем ожидалось. С чем это связано?

— Это, в частности, связано с более высокими, чем ожидалось ранее, показателями российской экономики по итогам года, что привело к увеличению роста совокупного регионального ВВП, учитывая статистически большую долю Российской Федерации в общем объёме регионального производства, а также положительное влияние российского экономического роста на регион через торговые связи, потоки капитала и денежные переводы от мигрантов. Если говорить языком цифр, то объём совокупного ВВП СНГ и Грузии увеличился более чем на 3 процента в 2023 году, после сокращения на 1,9 процента в 2022 году.

Надо отметить, что затяжная война в Украине, продолжающаяся уже почти два года, продолжает влиять на экономическую ситуацию в регионе СНГ. При этом регион адаптировался к новому геополитическому контексту и масштабным экономическим санкциям, введённым против Российской Федерации, посредством переориентации потоков торговли и финансов, а также денежных переводов. С 2022 года стали формироваться новые цепочки добавленной стоимости, особенно в рамках Евразийского экономического союза.

В 2023 году во всех странах региона, за возможным исключением Молдовы, отмечен положительный экономический рост. Произошло восстановление экономики в Беларуси на фоне переориентации внешней торговли, с меньшей долей европейского рынка и углублением отношений с Российской Федерацией, включая совместные программы по импортозамещению и государственную поддержку отечественных секторов.

Среди стран-экспортёров энергоносителей хорошие результаты в плане экономического роста у Казахстана, где вырос объём розничных продаж, отмечены активный рост инвестиций и положительная динамика на рынке жилья. В Азербайджане, наоборот, показатели были более вялыми, поскольку рост активности в неэнергетическом секторе ослаб, что усугубило негативное влияние сокращения добычи нефти.

Многие страны региона, в том числе на Кавказе и в Центральной Азии, несмотря на ожидания «остывания» их экономик после первоначального сильного эффекта от переезда российских жителей и перемещения российских предприятий в течение 2022 года, продемонстрировали хорошие показатели также и в 2023 году, то есть положительный импульс сохранился. В частности, эти факторы положительно отразились на финансовом секторе в этих странах, депозитная база банков увеличилась, произошёл резкий рост депозитов нерезидентов, вызванный крупными притоками из Российской Федерации.

Появились новые услуги, банки региона стали предлагать альтернативные варианты расчётов, чтобы компенсировать перебои в финансовых операциях, вызванные санкциями, так как ряд банков в этих странах подключён как к системе SWIFT, так и к российской системе СПФС.

Экспорт на российский рынок, включая реэкспорт, также продолжил рост. Традиционный туризм из России также оставался источником доходов, поскольку гражданам России стало сложнее путешествовать по таким направлениям, как Европа.

Денежные переводы из Российской Федерации по-прежнему важны для многих стран региона, хотя обесценивание российской валюты во второй половине 2023 года ослабило их покупательную способность. Здесь появились дополнительные нюансы — помимо денежных переводов от граждан, работающих за рубежом, в основном в Российской Федерации, эти переводы содержали выплаты россиянам, переехавшим на новое место жительства и работающим удалённо.

Тем не менее мы считаем, что первоначальный положительный эффект от российской миграции ослабевает, и ожидаем, что темпы роста в этих странах вернутся на более устойчивый уровень. Более строгий контроль за соблюдением санкций и риск попадания под вторичные санкции могут ограничить реэкспорт ряда товаров в Российскую Федерацию в 2024 году и в последующий период. Прецедент уже есть: в частности, в 2023 году ряд компаний из Армении, Кыргызстана и Казахстана попали под американские санкции.

Кроме того, есть косвенные свидетельства, что часть релокантов из Российской Федерации возвращается обратно или же переезжает в третьи страны, хотя об этом пока сложно говорить уверенно, но индикатором такого может быть, например, тот факт, что в Армении спрос на жильё падает. Массовый отток релокантов и сопутствующий отток капитала может создать риски для финансового сектора.

Кстати, для ряда стран Центральной Азии одним тормозом развития экономики являются перебои в энергоснабжении, вызванные, в частности, последствиями климатических изменений. Такие последствия изменения климата, как активное таяние ледников, также негативно влияют на сельское хозяйство и туризм.

В контексте всех этих факторов мы ожидаем некоторый спад в темпах регионального роста в 2024 году — до 2,2 процента. Это связано с прогнозируемым замедлением российской экономики и ослаблением эффекта миграции из России и переориентации региональной экономической деятельности. При этом геополитические риски продолжают омрачать экономические перспективы региона. Недостаточная диверсификация производства и экспорта и в некоторых случаях чрезмерная зависимость от денежных переводов остаются постоянными факторами уязвимости для многих стран.

— Что ожидает экономику России в ближайшей перспективе? Как на неё в дальнейшем будут влиять санкции? 

— Что касается российской экономики, то после спада в 2022 году (у нас в докладе отмечен спад на 2,1 процента, буквально на днях Росстат объявил о новой оценке — спаде на 1,2 процента), предполагается, что в 2023 году рост достиг порядка 3 процентов, возможно, даже больше — следует подождать официальных цифр.

В основном восстановление можно объяснить активным процессом импортозамещения в ряде секторов и увеличением доли государственных расходов в ВВП. При этом военные расходы — значительная часть государственных расходов — резко возросли в 2023 году, и увеличение производства военной техники частично объясняет рост промышленного производства. В сельскохозяйственном секторе также были хорошие показатели, приближающиеся к рекордному уровню предыдущего года.

Быстрый рост номинальной заработной платы в условиях напряжённого рынка труда, а именно нехватки работников, а также увеличение социальных выплат привели к росту частного потребления в первой половине 2023 года, что также поддержало экономику; правда, инфляционный скачок во второй половине года привёл к сокращению реальных доходов.

Многие иностранные компании, которые ранее заявили о намерении покинуть российский рынок, сохранили там частичное присутствие, стремясь избежать жёстких условий и высоких затрат, связанных с выходом с рынка, установленных российским правительством. В 2023 году объём инвестиций в российскую экономику увеличился примерно на 6 процентов, отчасти благодаря строительному сектору. Субсидируемые ипотечные программы помогли расширить общий портфель ипотечного рынка примерно на 22 процента за первые десять месяцев 2023 года. Общий объём частного кредитования также увеличился. Все эти факторы объясняют более положительные, чем прогнозировалось ранее, итоги для российской экономики в 2023 году.

Тем не менее у нас очень консервативный прогноз на ближайшие два года. Хотелось бы отметить, конечно, что мы (и не только мы) уже несколько раз ошиблись в прогнозах в отношении краткосрочных перспектив российской экономики, сначала предполагая серьёзный спад в 2022 году, затем ожидая очень незначительный рост в 2023 году. Но мы видим ряд факторов, серьёзно ограничивающих перспективы развития российской экономики на ближайший период.

С одной стороны, российская экономика в 2024 году получит дополнительный фискальный импульс — бюджетные расходы значительно увеличатся, с упором на расходы на оборонуС другой стороны, положительный импульс от замещения импорта, скорее всего, ослабнет. Частное потребление вряд ли может остаться драйвером роста, как в 2023 году: реальные доходы остаются в зоне стагнации, и, помимо более высоких процентных ставок и стоимости заимствования, резкое ужесточение кредитных норм в конце 2023 года также приведёт к сокращению потребительского кредитования. Уровень закредитованности населения уже достаточно высокий, и часто должники берут микрокредиты под абсолютно астрономические проценты, просто чтобы сделать выплаты по долгам. Условия доступа к льготной и семейной ипотекам также ужесточаются.

В общем-то, негативное воздействие санкций и снижение экспортных доходов заметно сказывается на российской экономике. Хотя ограничения цен на нефть в 60 долларов за баррель, введённого странами «Большой семёрки», российским экспортёрам в значительной степени удалось избежать, за счёт использования флота танкеров, не покрытых страхованием от западных компаний, продажа нефти новым ключевым покупателям, таким как Индия, Китай и Турция, проводилась со значительной скидкой.

Хотя российский природный газ, в отличие от нефти, не подпадает под западные санкции, начиная с 2022 года европейские страны резко уменьшили его закупки. В итоге добыча и экспорт природного газа значительно сократились из-за резкого сокращения трубопроводных поставок в Евросоюз, в случае с «Газпромом» — примерно на четверть в первой половине года.

Российская компания «Новатэк» за прошедшие два года увеличила поставки сжиженного природного газа, в том числе и в Европу, в частности — в Бельгию, Испанию и Францию, а также использовала терминалы в Европе для дальнейшей транспортировки газа в третьи страны. Но и здесь есть определённые риски, так как увеличению экспорта российского сжиженного природного газа могут помешать американские санкции, недавно введённые против одного из арктических предприятий компании.

Совсем недавно Евросоюз принял двенадцатый пакет санкций против России, запрещающий, в частности, импорт нетехнических алмазов, добытых, обработанных или произведённых в Российской Федерации; экспорт этих алмазов является важной статьёй доходов — порядка нескольких миллиардов долларов в год.

Это снижение экспортных доходов, наряду с частичным восстановлением импорта, который резко сократился в 2022 году, в том числе восстановлением благодаря активизации так называемого «параллельного импорта», привело к резкому сокращению ранее рекордно высокого профицита счёта по текущим операциям. В дополнение к этому значительные трудности и задержки с переводом долларовых экспортных доходов из зарубежных банков в российскую финансовую систему способствовали резкому обесцениванию российской валюты во второй половине 2023 года. При этом российский рубль обесценился не только по отношению к так называемым «твёрдым» валютам, но и по отношению к другим валютам региона, особенно по отношению к валютам Армении и Грузии, где был отмечен приток капитала.

Наряду с резким ростом затрат на рабочую силу и сильным внутренним спросом, более слабая валюта вновь разогнала инфляцию, о которой говорилось ранее, и вызвала резкий разворот в денежно-кредитной политике — ключевая процентная ставка центрального банка была поднята с 7,5 процента в июле до 16 процентов в декабре 2023 года. Кроме того, с октября были повторно введены валютные ограничения для компаний-экспортёров.

Скорее всего, в ближайшее время, до тех пор, пока инфляция не замедлится (и, что очень важно, не ослабнут инфляционные ожидания), ожидать смягчения денежно-кредитной политики не следует. Но, скорее всего, отложенный эффект обесценивания валюты и увеличение бюджетных расходов с начала 2024 года будет способствовать инфляционному давлению. Поэтому любое смягчение денежно-кредитной политики в 2024 году, вероятно, будет очень постепенным. Это довольно ограничивающий фактор для экономического роста, особенно если учесть уже существующую закредитованность населения и бизнеса, а также увеличившееся количество банкротств.

Ситуация на российском рынке труда — ещё один важный фактор, влияющий на ближайшие экономические перспективы. Общий показатель занятости в Российской Федерации в 2023 году превысил уровень 2019 года, тогда как уровень безработицы снизился до рекордно низкого показателя — ниже 3 процентов — и вряд ли заметно увеличится в 2024 году.

Но это не только позитивное обстоятельство. Негативное воздействие мобилизации и довольно масштабной эмиграции на уровень предложения рабочей силы привело к нехватке рабочих рук. Недавно российскими исследователями была озвучена очень серьёзная цифра в этом плане: порядка 4,5–5 миллионов человек. При этом увеличение числа работающих в военно-промышленном комплексе негативно сказывается на других секторах экономики.

С учётом всех этих факторов мы ожидаем, что экономический рост в Российской Федерации составит чуть больше 1 процента в 2024 году, и примерно такая же траектория роста сохранится в ближайшем будущем. В принципе, здесь нет ничего нового, это такая же траектория среднесрочного экономического роста, которая прогнозировалась нами ранее, даже до начала войны в Украине и введения экономических санкций.

Более высокие, чем ожидалось, показатели 2023 года, и об этом уже много раз говорилось, можно рассматривать как классический случай описанного в учебниках «перегрева» экономики, характеризуемого, в частности, спиралью «рост зарплаты — рост цен» и потенциальной макроэкономической нестабильностью. Продолжающиеся санкции в отношении передачи передовых технологий, ограничивающие рост производительности труда, необходимость масштабной модернизации производственной базы, а также сокращение рабочей силы и её нехватка, негативно влияют на перспективы роста.

— Экономическая ситуация в Украине значительно осложнена войной, однако в докладе прогнозируется рост примерно на 4 процента в 2024 году. Чем он будет обусловлен?

— Экономическая ситуация в Украине остаётся сложной. Разумеется, это примерные оценки, но треть украинской экономики не функционирует в результате войны. По итогам 2023 года в Украине отмечено некоторое восстановление, зафиксировано порядка 4–5 процентов экономического роста после спада на 29,1 процента в предыдущем году.

Кроме того, украинская экономика выработала некоторую устойчивость к продолжающейся войне, в частности, в отношении производства электроэнергии. Этому помогло получение мобильных генераторов и более децентрализованный характер производства энергии. Частное потребление в 2003 году увеличилось, возросли также расходы на восстановительные работы. Тем не менее около 20 процентов территории страны в настоящее время находится вне контроля правительства. Это, в частности, влияет на объём сельскохозяйственного производства.

Производство сельскохозяйственной продукции в настоящее время ниже, чем до войны, а отгрузка зерна из черноморских портов по-прежнему сталкивается с потенциальными проблемами после выхода Российской Федерации из Черноморской зерновой инициативы. Альтернативные экспортные маршруты сталкиваются с логистическими трудностями из-за ущерба, нанесённого портам реки Дунай. Временные ограничения на импорт украинского зерна, введённые ЕС летом из-за озабоченности восточноевропейских фермеров, повлияли, в свою очередь, на перевозки по железнодорожной и автомобильной инфраструктурам.

Кстати, перевозка товаров через Польшу обычно составляет около половины экспорта Украины, отправляемого по автомобильным дорогам, однако в конце 2023 года польские водители-дальнобойщики около месяца блокировали четыре крупных пограничных перехода, высказывая недовольство соглашением ЕС с Украиной от 2022 года, которое позволило украинским компаниям перевозить грузы между Евросоюзом и Украиной практически без ограничений. Это привело к серьёзным потерям для украинской экономики — объём экспорта в ноябре упал на 40 процентов.

При этом ситуация на рынке труда в 2023 году несколько улучшилась, увеличилось количество предложений о работе, что привело к снижению безработицы, которая всё ещё остаётся высокой. Несмотря на возвращение некоторого количества жителей из-за границы, война продолжает сказываться на предложении рабочей силы.

Что важно, благодаря масштабной международной поддержке и улучшению баланса по текущим операциям валютные резервы Украины увеличились, и Национальный банк Украины отказался от привязки валютного курса к доллару, введённой после войны, и начал переход к управляемому гибкому валютному курсу, а также снизил свою учётную ставку, которая сейчас, кстати, ниже российской.

Перспективы украинской экономики подвержены значительной неопределённости, связанной с дальнейшим развитием военных действий и предоставлением международной помощи. Ожидается, что после умеренного восстановления в 2023 году в украинской экономике продолжится рост на уровне около 4 процентов в 2024 и 2025 годах, за счёт постепенного восстановления частного потребления и инвестиций, а также экспорта. Однако поскольку в 2022 году экономика сократилась почти на 30 процентов, её объём будет оставаться скромнее довоенных показателей в течение длительного периода времени.

Дефицит бюджета Украины, скорее всего, превысит 20 процентов ВВП в 2023 году, поскольку военные расходы резко возросли с начала войны, наряду с расходами на восстановительные работы, а налоговые поступления, соответственно, резко упали.

Так как у страны нет доступа к международным финансовым рынкам, международная помощь, в том числе полученная от Международного валютного фонда и Всемирного банка, и продажа облигаций обеспечили основную часть финансирования дефицита в 2023 году. При этом тот факт, что большая часть помощи предоставляется в форме займов, а не грантов, вызывает озабоченность. Отношение государственного долга Украины к ВВП подскочило с 49 процентов в 2021 году до 78 процентов в 2022 году и, скорее всего, будет продолжать расти дальше, поскольку бюджетный дефицит в среднесрочной перспективе будет сохраняться. По оценкам, дефицит бюджета в Украине на 2024 год составит порядка 38–42 миллиардов долларов США, и возможная монетизация дефицита в отсутствии внешней финансовой поддержки разгонит инфляцию.

Евросоюз планирует выделить Украине, которая, кстати, в 2022 году получила статус страны-кандидата в члены ЕС, помощь в размере 50 миллиардов евро в 2024–2027 годах, но пока в этом вопросе возник ряд препятствий, и на сегодня полной ясности в отношении предоставления финансовой помощи Украине со стороны США и ЕС пока нет.

Положительным является тот факт, что Украина добилась от стран «Большой семёрки» и Парижского клуба разрешения отсрочить выплаты по внешнему долгу (около 20 миллиардов долларов США должно было быть выплачено в 2024 году) до конца марта 2027 года. При этом финансирование масштабных восстановительных работ после окончания боевых действий, для которых потребуется порядка 400 миллиардов долларов, возможно, даже больше, остаётся сложным вопросом.

Читайте по теме:

Медленный рост, высокая инфляция — экономический прогноз ООН на 2023–2024 годы

Прогноз Банка Эстонии: роста экономики в 2024 году не предвидится

Эстонию ждёт рост реальной зарплаты и безработицы — прогноз

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern