Вадим Орлов: Клиенты Нарвского промпарка поставили проекты «на паузу»

Какова ситуация с развитием бизнеса на cеверо-востоке страны? Своими мыслями с порталом Tribuna.ee поделился руководитель Нарвского промышленного парка Вадим Орлов.

1 766

— Вадим, вы также являетесь и депутатом городского собрания в Нарве. Как нарвские власти оценивают обстановку в городе с точки зрения настроений?

— Что касается депутатов городского собрания, то большинство депутатов, с которыми я успел пообщаться, расстроены напряжением, которое возникает каждый раз, когда нарвитяне обсуждают события в Украине. К огромному сожалению, пока острота переживаний очень высокая, люди не готовы внимательно выслушивать точку зрения друг друга.

— Готов ли город к беженцам?

— В настоящий момент ещё не готов. Я бы разделил готовность на две составляющие. Одна составляющая — это инфраструктурная. Нужно согласовать с государством определённые процедуры приёма беженцев, подготовить помещения для размещения, решить вопросы социального обеспечения. Работа по этой составляющей ведётся, и я уверен, что это будет решено в ближайшее время.

Вторая составляющая — это готовность местного населения принять беженцев из Украины. С этим гораздо сложнее. Беженцы из Украины приедут в Эстонию, чтобы спастись от войны. В их сознании Россия — агрессор, который напал на их страну, и именно из-за этой агрессии они вынуждены были бросить всё и уехать. Я очень опасаюсь, что в Нарве они могут столкнуться с тем, что осуждать будут не Россию, а Украину. В результате беженцы из Украины могут чувствовать себя в Нарве некомфортно.

— Как вам кажется, откуда нарвитяне черпают информацию?

— Сейчас, когда отключены российские каналы, нарвитяне не отличаются от жителей остальной Эстонии в плане информационного поля для получения информации. Основной источник, на мой взгляд, — интернет. Просматривают социальные сети, различные репортажи журналистов и блогеров в YouTube, сайты информационных агентств. Хочу отметить, что не только российских, но и из других стран, не исключая Украину. Большинство источников информации по–прежнему остаются русскоязычными.

— Как ситуация влияет на личные отношения?

— Лично я не потерял ни одного друга из-за последних событий. Мне пока удаётся любое противостояние со своими друзьями и близкими по вопросу событий в Украине свести к общему пониманию того, что войну нужно остановить. И чем быстрее, тем лучше. Сейчас, когда гибнут люди, совсем не важно, кто прав, а кто виноват. На мой взгляд, самое важное — в кратчайшие сроки прекратить стрелять друг в друга и остановить войну.

— Как ведут себя ваши партнёры?

— Все наши клиенты сейчас свои проекты «поставили на паузу». По состоянию на сегодняшний момент непонятно как будут двигаться деньги, товары, люди.

— Что говорят российские партнёры?

— Они очень расстроены происходящим. Это в меньшей степени связано с финансовыми потерями. Гораздо больше и чаще они говорят о непонимании происходящего, осуждают неадекватность действий российского руководства и выступают за скорейшее прекращение кровопролития.

— Можно ли говорить о каких-то цифрах потерь?

— Пока рано

— Каково будущее промпарка?

— Мы пережили три кризиса за свою историю. Это и мировой кризис ликвидности в 2010 году, и кризис 2014-2015 годов (также связанный с конфликтом России и Украины), и пандемию в 2020-2021 годах. После каждого кризиса мы становились крепче, находили возможности для своего развития. Сейчас всё однозначно будет гораздо сложнее, чем в 2014 году. Возможно, адекватных предпринимателей, желающих перенести свой бизнес из России, станет ещё больше. В этой ситуации очень важно, чтобы ЕС и другие страны применяли санкции всё-таки избирательно, только против тех, кто виноват в эскалации насилия в Украине, а не в отношении всех россиян.

— Что принесёт ситуация экономике Эстонии и Ида-Вирумаа в частности?

— Очень сложно сейчас это оценить. Без сомнения, это приведёт к замедлению развития, снижению инвестиционной привлекательности региона. Для северо-востока Эстонии это двойной удар. В 2020 году государство объявило о так называемом «справедливом переходе», в результате которого планировалось свернуть сланцевую энергетику, а людей — трудоустроить на новых промышленных предприятиях, которые будут создавать новые рабочие места в регионе. За два года успели только подготовить кучу бумаг. Фонд справедливого перехода не открыт. Обещанных дотаций нет. В современных условиях надеяться на поток частных инвестиций в регион не приходится, потому что «инвестиции и солдаты ходят в разных направлениях». Если государство продолжит относиться к региону по остаточному принципу, объявлять о масштабных изменениях в экономике региона, а потом годами составлять бумаги и ничего в реальности не делать, то социальное напряжение в регионе будет только расти. К чему это может привести, мы все сейчас наблюдаем на северо-востоке Украины.

— И ваш совет людям?

— Не ищите правых и виноватых. Сейчас гораздо важнее прекратить войну, восстановить мир. Это объединяет всех адекватных людей. Вокруг этого надо сплотиться.

Читайте по теме:

Эстония украинцев не выгоняет и приглашает

Катри Райк: В Кадриорге заботятся о Нарве и понимают её

Ида-Вирумааская сланцевая зола превращается… в CaCO3, инвестиции и рабочие места

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline