«Спокойно работать, а не губки поджимать», или Почему у Северного морского пути России серьёзное будущее

Страна, пятая часть которой находится за Северным Полярным кругом, думается, имеет все основания для того чтобы не только не без законной гордости взирать на свои владения, но и развивать, использовать их ради блага людей, живущих поближе к полюсу. Не все же, в самом деле, хотят жить в тропиках или в горах с водопадами. Кому-то, может, холод роднее. Но чтобы с баней рядом. Архангельских и мурманских ребят спрашивал — так они и не думают покидать родные просторы: «На эти юга ваши в отпуск, может, и съездим, а так — здеся интересней». За улыбку над «здеся» насупились. Или насупилися, уж не знаю. Но супом все равно накормили — настроение у них хорошее было.

998

А как этому настроению, спрашивается, не улучшаться, когда человек своими глазами видит, что его земля и он сам перестали восприниматься как некая досадная помеха, что государство впервые за долгое время вновь уделяет повышенное внимание любимому Северу? Был недавно в Архангельской области, так эти трескоеды при всём-то своём поперечном характере, и те говорят, что в разы лучше стало: «Деньги вбухивают, дома-заводы строят, школы-садики открывают. Набережную видал нашу? Во-от. А дороги? А дома? Не, грех жаловаться. Но, понимаешь, не только в деньгах дело: оказывается, Север и мы, северяне, действительно небезразличны. Не балласт, в общем. А если к тебе с уважением, то ты горы сдвинешь, чтобы это уважение-то оправдать. Чем, в принципе, и занимаемся».

А чем они занимаются в этом своём принципе? Например, спокойно, размеренно, по-поморски основательно, но и споро взялись за старый добрый Северный морской путь. Как не взяться: если, положим, возить товары через Суэцкий канал, то это, значит, 24 тыщи километров (ударение на «о», и попробуй возрази этому трескоеду), а если по Северному морскому пути, то, считай, всего 5600 — это его длина (от Карских Ворот до бухты Провидения — Ред.). И короче он на 11 дней. Любой вменяемый купец скажет, что второй вариант интересней — и по расстоянию, и по ценам за перевозку, и по срокам. Потом, много ты груза провезёшь через тот же Суэц, когда там постоянная очередь, как в советские времена при этом, чтоб его, «дефиците»? Неделями суда стоят. С номерками. А здесь — простор и счастье, всё как мы любим. И если в захолустном 2019 году по Северу перевезли какие-то жалкие 32 миллиона тонн, то уже сейчас возят под 80 миллионов, а через десять лет хотим 160 миллионов. Есть, спрашивается, выгода? Вот и получается, что всё более пристальное внимание уделяют нам в Азии: самый короткий путь оттуда в Европу и обратно. Вменяемые европейцы, ну, те, которые умеют думать головой и считать деньги, а не только количество санкций, давно с нами сотрудничают — да пожалуйста. Сколько раз говорено: давайте спокойно работать, а не губки поджимать. С кем-то получается, а кто-то и скамейки на дрова пилит — ну, их дело.

Маршрут транспортировки грузов с Дальнего Востока в Европу с использованием Северного морского пути (обозначен синим — более 14 тыс. км) и альтернативный путь, использующий Суэцкий канал (красным — более 23 тыс. км). Изображение: Collin Knopp-Schwyn and Turkish Flame / Wikimedia Commons

 

Характер у меня мерзопакостный, поэтому не мог не выдать: «На Севере, говорят, бывает холодновато. Льды, все дела. Айонский ледяной массив так вообще не тает, даже жарким заполярным летом. А ну как замёрзнет напрочь вся дорога — что, спрашивается, делать будете?» Странно, архангельские даже не обиделись: «Правильный вопрос. На собачках не поедешь. Бывали, конечно, случаи, но там ребята исследованиями занимались — спасибо, кстати, нашим поморам, потом Дежнёву, Хабарову, Берингу, адмиралу Колчаку и прочим первопроходцам и учёным. Так вот, чтобы не ездить на собачках, у нас, понимаешь, атомный флот придумали. Ледоколы то есть — вот они-то и делают проход по пути бесперебойным в течение всего года. Понимаешь, если тебе об этом не говорят по телевизору (дальше в адрес ТВ были произнесены непроизносимые поморские заклинания), то это не значит, что работа не идёт. Всё в порядке, успокойся: и порты (ударение на «о», и это правильно!) обустраиваются (их, кстати, вместе с Архангельском девять), и корабли строятся, и грузы перевозятся. Не хотим греметь фанфарами, рановато ещё, да и не любим мы это дело, но если развитие Северного морского пути будет иметь такую же поддержку, как сейчас, а то и усилится, то пару десятков стран, не только азиатских, он с южного направления точно перетянет. И ничего против не имеем. Ибо, как гласит древняя поморская поговорка, «бизнес из бизнес», вот. Да и кроме того, если мы всерьёз работаем по Северному пути, то мы автоматически просто приводим в порядок наши арктические территории, и речь не только о городах, но и о сёлах и всём прочем. Глупо их не развивать. Смотри: здесь уйма полезных ископаемых, в Арктике-то. Металлическая руда, медь, золото, редкоземельные металлы, все дела. Если хочешь их добывать и перевозить, ты просто обязан устроить жизнь людей, которые этим занимаются, причём так, чтобы они оттуда не бежали, правильно? Дело не только в том, чтобы суда по Арктике туда-сюда ходили: всё идет к тому, чтобы в каждом порту на пути следования эти суда обслуживались, при необходимости ремонтировались, а грузы обрабатывались. И чтобы график движения был ритмичным, предсказуемым, надёжным. Судя по тому, как государство вкладывается в этот проект, у Севера неплохое будущее».

«Много работы, — говорю. — Справитесь хоть?» — «Если всякие нытики мешать не будут, справимся. Ломоносова помнишь: «Российское могущество прирастать будет Сибирью и Северным океаном»? Заметь: не нытиками. Работать надо, в общем. Так что справимся».

Читайте по теме:

«Они ж не идиоты», или Бизнес есть бизнес

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern