Украинские беженцы: спасение в школе

Какова реальность тех семей беженцев, которые сталкиваются с необходимостью обеспечить обучение своих детей в школах Эстонии? И что думают об этом педагоги? Своими опытом и наблюдениями с порталом Tribuna.ee поделилась директор школы Костивере Ольга Сайковская.

1 772

— Сейчас все обсуждают возможности приёма украинских детей в наши школы. Каковы в этом плане возможности вашей школы?

— Поскольку в нашей школе уже учатся дети трудовых мигрантов из Украины, то задолго до начала войны удалось наладить систему обучения для прибывающих оттуда детей. Система обучения предполагает индивидуальные уроки эстонского языка, интеграцию в эстоноязычный учебный процесс, русскоязычного ментора, обеспечивающего обмен информации между школой и домом, посещение кружков, группы продлённого дня и общую социализацию.

Ольга Сайковская. Фото: facebook.com/kostivere.kool

 

— Сколько детей уже принято?

— На данный момент в школе Костивере учится пятеро детей из Украины. Ученик из семьи военных беженцев пока один. Если будет необходимость, то примем ещё 15-20 человек. А если детей беженцев станет больше, то планируем принять на работу учителя из Украины и пересмотреть систему обучения для новоприбывших детей. Видимо, тогда распределение по существующим классам придётся приостановить и создать отдельную группу.

— Вы только что встречались с желающими поступить к вам в школу. Семья беженцев — что за ребёнок, откуда, возраст?

— Семья из Киева, девочке 10 лет, домашний язык — русский.

— Каковы ожидания семьи и ребёнка?

— Девочка будет учиться с четвёртым классом, на уроки эстонского языка будет ходить с прибывшими ранее украинскими детьми. Семья заинтересована в посещении кружков и в общей социальной адаптации ребёнка. Параллельно девочка дистанционно обучается в украинской школе.

— Каковы опасения?

— Семья переживает, удастся ли вернуться домой в Киев в ближайшее время. Семья нацелена на скорейшее возвращение.

— Что лучше для таких детей — класс или дистанционка?

— Разумная комбинация того и другого. В наше время дистанционное обучение стало неотъемлемой частью учебного процесса — так, в школе Костивере на постоянной основе часть уроков английского языка проводит преподаватель из своего офиса в Европарламенте, один из уроков истории также проводится преподавателем посредством экрана.

— Что лучше для украинского ребёнка — русская или эстонская школа?

— Если есть цель остаться в Эстонии, то, безусловно, стоит остановить свой выбор на эстонской школе. Если такой цели нет, то я бы всё равно рекомендовала получить опыт обучения в эстонской школе, чтобы хотя бы ненадолго погрузиться в лучшую в Европе систему школьного образования, если уж такая возможность представилась.

— Как вы относитесь к идее создания украинской школы?

— Гораздо разумнее как для самих украинских детей, так и для Эстонии как государства в целом было бы распределение их по школам с эстонским языком обучения. Это обеспечило бы быструю интеграцию в эстонское общество, знакомство с местными реалиями и традициями, а также дало бы лучшие перспективы на будущее для украинских детей в Эстонии. Думаю, идея создания отдельной школы вызвана большим количеством новоприбывших учеников — наша имеющаяся школьная система просто не в состоянии дать им всем качественное образование.

— Поговорим про атмосферу в школе. Будут ли отдельные встречи в школе с детьми и родителями уже обучающихся детей?

— С каждой приехавшей в Эстонию украинской семьёй мы встречаемся отдельно, выслушиваем их ожидания и знакомим со своими возможностями и правилами. Далее семьёй занимается наш русскоязычный ментор. Учителя, со своей стороны, настраивают будущих одноклассников на поддержку и доброжелательное общение, проводят серьёзную подготовительную работу с классом.

— Есть ли опасения за взаимоотношения детей, связанные прежде всего с войной в Украине?

— В нашей школе всего процентов 10-15 детей из русскоязычных семей, и все эти дети ходили с нашими эстонскими детьми в один садик, в одну песочницу и на одну игровую площадку. У них настолько тёплые дружеские отношения, что никакая война их не в состоянии испортить. Русские и украинские дети очень быстро находят общий язык в буквальном смысле слова (зачастую в ущерб быстрому изучению эстонского новоприбывшими детьми) — на переменах и на улице играют вместе.

Я опасалась, изменится ли отношение к изучению русского языка, но и эти опасения были напрасны — наша учительница русского как иностранного обладает настолько большим авторитетом среди детей и настолько открыта и дружелюбна, что никаких инцидентов на этой почве не возникло.

— Насколько школа самостоятельна в принятии решений по приёму детей беженцев?

— Школа абсолютно самостоятельна в принятии решений в рамках выделяемого государством и волостью бюджета. Йыэляхтмеская волость всегда идёт навстречу потребностям школы Костивере и поддерживает все связанные с улучшением качества учебного процесса инициативы. Обучение украинских детей не является в данном случае исключением.

Единственное правило, которому мы следуем, — это приём детей в школу по месту регистрации. Потому что школа маленькая, хоть и разрастающаяся с каждым годом, а желающих прийти к нам учиться много.

Читайте по теме:

Беженцы из Украины не спешат отдавать своих детей в эстонские школы

В Эстонии упростили приём военных беженцев из Украины

Травля в школах на фоне войны — как защитить детей

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline