Жительница Силламяэ первой услышала легендарных «Журавлей»

Считанные часы остаются до наступления великого памятного события: «Двадцать второго июня, ровно в четыре часа Киев бомбили, нам объявили, что началася война...», поётся в знаменитой песне. 80 лет назад началась Великая Отечественная война. А спустя более двадцати лет после её окончания в память о тех, кому не суждено было вернуться с фронтов, композитор Ян Френкель и поэт Расул Гамзатов написали песню «Журавли». Так случилось, что первой легендарных «Журавлей» услышала Шагрувани МАМЕДОВА, давно живущая в Силламяэ.

927
Получила выговор от начальства

В юности Шагрувани работала на телефонной станции в Махачкале. Однажды девушка дежурила в вечернюю смену, мужчина попросил разговор с Москвой, она соединила. А через некоторое время проверила связь и… заслушалась прекрасной музыкой. Тем мужчиной оказался Расул Гамзатов, он звонил в Москву Яну Френкелю, который должен был наиграть музыку для его стихов. Это и было рождением песни «Журавли», которая остаётся любимой слушателями более полувека.

В 1968 году «Журавлей» первым исполнил Марк Бернес. Для него запись этой песни стала последней работой в студии. После смерти Бернеса «Журавлей» исполнял и сам Френкель, потом Иосиф Кобзон, Муслим Магомаев. Песня не стареет — её поют и современные звёзды российской эстрады.

А тогда невольно подслушанному телефонному разговору, в котором звучала музыка, вскоре покорившая сердца миллионов, Шагрувани не придала особого значения да ещё и получила выговор.

— Для жителей Махачкалы Расул Гамзатов был своим человеком, ну позвонил он кому-то в Москву — обычное дело, я же не знала, что соединяю его с Френкелем, — рассказывает нам женщина. — По ходу разговора, кто бы ни звонил, я должна была проверять, слышат ли собеседники друг друга, а для этого невольно какое-то время прослушивать их. И хотя для проверки достаточно было нескольких секунд, зная это, кагэбэшники глушили свои разговоры музыкой. Гамзатов звонил по правительственной линии, я узнала его по голосу. А когда стала проверять его телефонный разговор, услышала мелодию. Сначала растерялась, ведь это был не разговор КГБ. Ну а когда прислушалась, оторваться было невозможно. На пару минут я забросила работу. Для телефонной станции, куда в любой момент могут обратиться за телефонным разговором в любую точку Союза, — это долго, звонивших всё это время я не соединяла друг с другом и получила за это серьёзный выговор от начальства. Но прекрасная музыка того стоила! А через несколько месяцев я услышала «Журавлей» по радио и сразу узнала уже знакомую мне мелодию.

В Эстонию вслед за мужем

Шагрувани Мамедова родилась недалеко от Хасавюрта. После окончания восьмого класса поехала учиться в Махачкалу на телефонистку. Практиканткой устроилась на городскую телефонную станцию. Из Махачкалы в Силламяэ приехала в 1975 году, вслед за супругом, которого распределили сюда на работу.

— Муж поехал первым, устроился и прислал мне вызов, ведь город был закрытым. Но эту «бумажку» я потеряла, и милиция при въезде в Силламяэ оштрафовала меня на 10 рублей, — вспоминает Шагрувани.

В Эстонии женщина тоже работала по профессии — в силламяэском отделении связи. Сейчас она на заслуженном отдыхе, почти десять лет поёт в местном ансамбле «Русичи». Самодеятельностью её увлек внук, он долго занимался в силламяэском ансамбле народного танца «Сувенир».

Читайте по теме:

Время больших перемен. Дирижёр Нарвского симфонического оркестра Анатолий Щура

Мария Смолина хранила славянские традиции на эстонской земле

Музыка композитора из Эстонии всё же прозвучала в Одессе

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline