Балтийская мануфактура в Таллинне

Прогуливаясь по столичному району Пыхья-Таллинн, нельзя не заметить утопающее в роскоши яблоневых садов фабричное здание из красного кирпича. Это мрачноватое и одновременно величественное сооружение притягивает взгляды, что неудивительно, ведь промышленная архитектура позапрошлого века поражает своей масштабностью, пишет для портала Tribuna.ee гид Эстонского архитектурного центра Оксана Яаксон.

733

Здание это принадлежало основанной ещё в XIX веке Балтийской бумагопрядильной и ткацкой мануфактуре. В то время в Эстляндии уже существовали крупные текстильные предприятия — в Кярдла, Синди и Нарве. Самым крупным нарвским предприятием была Кренгольмская мануфактура, использовавшая для производства энергии дешёвую силу водопадов. Однако новая Балтийская хлопкопрядильная и трикотажная фабрика не боялась конкуренции, её преимущество было в расположении у моря, благодаря чему недорого обходилась доставка хлопка и угля, а также и отправка готовых изделий.

28 октября 1898 года император Николай II утвердил устав акционерного общества в Ливадии. Учредителями компании стали австрийско-венгерский консул, по совместительству и почётный гражданин Ревеля (ныне Таллинна) Джон Карлович Эльфенбейн и ревельский гражданин Евгений Юлианович Блок. После утверждения устава у города была выкуплена земля для строительства фабрики. Выбор пал на безлюдную местность на окраине Ревеля. Кроме выпаса скота и редких поселений у этой пустоши было ещё одно предназначение — здесь проходила дорога, ведущая от монастырских ворот до немецкого кладбища.

В здании бывшей Балтийской мануфактуры и прилегающих территориях установлены стенды, рассказывающие об истории предприятия. Фото Д. Пастухова

 

Строительство комплекса Балтийской хлопкопрядильной и ткацкой фабрики было начато в 1899 году. Помимо главного корпуса, на участке между фабрикой и нынешней улицей Ситси были построены директорская вилла и рабочий поселок. Архитектором главного здания фабрики и прилегающей директорской виллы был Рудольф Отто фон Кнюпфер. Человек он был уже немолодой и умер во время проектирования этих зданий. В его некрологе так и написали: «Он умер прямо за рабочим столом». Поэтому работы завершил архитектор Эрвин Бернхард.

Фото Д. Пастухова

 

Первым директором Балтийской мануфактуры стал уроженец Британии Джон Ричардович Карр, который до переезда в Ревель успешно проработал техническим директором Кренгольмской мануфактуры. Англичане в то время были профессионалами в ткацкой промышленности, потому и неудивительно, что мастера и производственные инженеры тоже были соотечественниками Джона Карра. Английские работники повлияли и на архитектуру посёлка, появившегося на территории фабрики. Внешне непримечательные деревянные дома на улице Ситси внутри выглядят по- разному. Дома для мастеров построены на английский манер — рядный дом с входом с улицы, с отдельным входом для слуг, с лестницей, ведущей на второй этаж. Это был классический таунхаус с прилегающим к дому участком земли. Однако внутреннее убранство значительно отличалось от бараков для рабочих — у мастеров в доме были столовая, гостиная, кухня плюс по пять комнат на каждом этаже. В домах же для рабочих были однокомнатные квартиры с крошечной кухней, иногда эту кухню делили несколько человек. Несмотря на скромные условия для проживания, фабрика старалась заботиться о своих сотрудниках настолько, насколько это было возможно в то время, создав собственную систему медицинского страхования, школу, поликлинику и больницу. В заводском посёлке было своё просветительское общество, работали библиотека и детский сад, были команда пожарных-добровольцев, ссудо-сберегательные кассы. Активно проходила общественная жизнь — хоры, кружки и т. д.

Рабочий квартал Балтийской мануфактуры на улице Ситси и его жители. Фото из открытых источников

 

Здание же школы первоначально располагалось в одном из бараков. А в 1910-е годы по проекту известного архитектора того времени Жака Розенбаума было построено новое — большое и современное в стиле модерн, которое сохранилось до сих пор. Не дошла до наших дней только наблюдательная башня, которая изначально находилась на крыше дома, где дети на уроках астрономии могли смотреть на звёзды через телескоп. До сих пор мы можем увидеть двухэтажные деревянные дома для рабочих и мастеров Балтийской мануфактуры. А вот здание директорской виллы, спроектированной ещё в 1899 году, пожар не пощадил: прекрасный образец деревянного зодчества погиб в огне в декабре 2019 года. Кроме фундамента ничего не сохранилось, однако владельцы обещают восстановить виллу в ближайшие годы.

Здание школы Балтийской мануфактуры. Фото: register.muinas.ee

 

К концу XIX века здание фабрики было одним из крупнейших производственных зданий Таллинна. Интересно, что для строительства четырёхэтажного здания все кирпичные заводы в округе производили керамические кирпичи только для строительства мануфактуры. На территории завода было две железные дороги ширококолейная, выводящая за территорию фабрики, и внутризаводская узкоколейка.

Двухэтажные домики видны из заброшенных цехов. Фото Д. Пастухова

 

Уже в 1900 году фабрика произвела первую продукцию, а в 1901 году заработала на полную мощность. Продукцией того времени были хлопчатобумажная пряжа, вата и ситец для внутреннего рынка Российской империи. Сырьё приходило из Америки. Перед Первой мировой войной на фабрике трудились 1700-2000 сотрудников, которые производили 15-20 миллионов метров хлопчатобумажной ткани в год. Период с 1908 до 1914 годы стал золотым веком хлопчатобумажной фабрики. Но уже после войны за независимость фабрике пришлось переориентироваться, поскольку российские сырьё и рынок исчезли. Процесс переориентации продолжился и в 1920-е годы. В начале 1920-х постепенно изменился круг владельцев и руководства компании. Интересно отметить, что до 1921 года штаб-квартира компании находилась в Петрограде. После этого компанию перерегистрировали в Эстонии, сюда перенесли и головной офис. Коммерческим директором завода стал Константин Вахманн, а генеральным директором Исаак Цитрон, который стал и основным владельцем фабрики. Об этих незаурядных личностях слагали легенды. И не только такие, что они заказали у судостроительного общества «Ноблесснер» яхту класса люкс, которую немцы затем передали самому Адольфу Гитлеру. Дельцы молодой Эстонской Республики подавали достаточно тем для публикаций в эстонской прессе. Поговорим о них подробнее.

Балтийская мануфактура, наши дни. Фото Д. Пастухова

 

Исаак Цитрон, вероятно, один из крупнейших экономических махинаторов в Эстонской Республике в 20-е — 30-е годы прошлого века. Неизвестно, как сложилась бы судьба еврейского купца, торговавшего в царское время в лавке кожаными и металлическими изделиями, но в неспокойные времена после Первой мировой войны, революции и войны за независимость у многих предприимчивых людей появилась возможность разбогатеть. Его главным сподвижником в комбинаторском деле стал эстонец Константин Вахманн, который в царское время работал мастером на этой же фабрике. Достаточно быстро Цитрон стал одним из основных владельцев и руководителей и Эстонского коммерческого банка. Корпоративные прибыли они начали скрывать ещё в начале 1920-х годов, переводя суммы в зарубежные страны. Сколько денег удалось вывести за рубеж, сейчас уже сложно сказать. Да и махинации удалось обнаружить совершенно случайно. В период экономического кризиса начала 1930-х годов Коммерческий банк обанкротился. При расследовании дела о банкротстве выяснилось, что прибыль Балтийского хлопчатобумажного комбината скрывалась через расчётные операции банка. В ноябре 1932 года Исаак Цитрон и Константин Вахманн были арестованы и в 1934 году предстали перед судом. Несмотря на то, что мужчины наняли хороших и именитых адвокатов, уйти от наказания им не удалось. На заключительном этапе расследования прокурор подтвердил, что Цитрон присвоил в общей сложности 7,5 миллиона крон за счёт скрытой прибыли. Если переводить на современные деньги, при самом грубом подсчёте сумма эквивалентна 50 млн евро. Удивительно, что даже при таких нескромных хищениях дела Балтийской хлопковой фабрики шли хорошо, увеличивались доходы и рынок сбыта. Только с началом Второй мировой войны импорт сырья морским путём стал чрезмерно опасным и, следовательно, дорогим.

Вязальный отдел Балтийской мануфактуры в мае 1941 года. Фото: E. Lukin, Eesti Teadeteagentuur AS (AIS)

 

Роковым для Балтийской мануфактуры стал 1941 год, когда при отступлении Красной армии из Таллинна здание было взорвано и простояло в руинах до конца войны. В послевоенное время во время реставрации использовалась только стена со стороны улицы Паавли, крышу и фасад пришлось сооружать заново. Реставрация проходила постепенно, с 1945 по 1952 годы, после чего завод, который поэтапно восстанавливали, был вновь открыт. Производство было восстановлено уже во время реставрационных работ — в 1946 году. В то время большая часть фабричного оборудования привозилась из других регионов СССР — в основном бывшие в употреблении станки. В начале 1970-х годов на заводе был проведён капитальный ремонт, и на смену станкам, произведённым в СССР, пришли машины западного производства. В советский период предприятию удалось восстановить царские объёмы производства и численность сотрудников. Например, в 80-е годы в компании работало около 3000 человек. Вся продукция была направлена на внутренний рынок СССР.

1945 год. Восстановление здания комбината. Фото: Oskar Juhani, AIS

 

После восстановления независимости Эстонии компания продолжала работать как государственное акционерное общество. В 1994–1995 годах предприятие было приватизировано и передано сингапурской текстильной компании. Компания была переименована в AS Baltex 2000. Хотя новым владельцем и было обновлено оборудование, а продукция продавалась в Западной Европе, тем не менее с конца 1990-х годов производство постепенно прекращалось, и компания окончательно прекратила свою деятельность в 2005-2006 годах. Интересное совпадение. В начале повествования я рассказала о Джоне Карре, который смог развить производство Кренгольмской мануфактуры. А сейчас уместно упомянуть имя Меэлиса Виркебау, работавшего директором Балтийской мануфактуры накануне закрытия. Интересен тот факт, что он в период с 1995 по 2003 годы возглавлял правление концерна Кренгольм, а ведь нарвское предприятие тоже тогда уже находилось на грани банкротства….

Сейчас сложно поверить, что здесь «кипело» производство. Фото Д. Пастухова

 

В ходе приватизации мануфактуру приобрела группа компаний Tolaram. Ещё до закрытия фабричного здания Tolaram Group приступила к разработке детального плана всего района, чтобы сделать его современным жилым и деловым кварталом. Первым плодом этого проекта стал квартал яблоневых садов Ситси (269 квартир) на улице Сыле, строительство которого было завершено в 2014–2019 годах при сотрудничестве с Hepsor. В будущем на территории фабрики планируется город в городе с различными возможностями для проживания и проведения досуга. И несмотря на то, что в цехах фабрики уже никогда не зашумят станки, а о былых производственных масштабах можно только вспоминать, 264-метровое здание из красного кирпича готово к возрождению, чтобы стать ещё одной жемчужиной архитектуры нашей столицы.

Читайте по теме:

Батарейная тюрьма в Таллинне: годы жестокости на морском берегу

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline