Батарейная тюрьма в Таллинне: годы жестокости на морском берегу

История у таллиннской Батареи непростая, мощные стены форта помнят многое. В предыдущей публикации* я писала о нереализованном потенциале мощной Морской крепости, о том, что после демилитаризации города комплекс стал казармами для офицеров нижних чинов, а также о том, что история фортификационного сооружения закончилась в 1919 году, когда в крепости разместилась Центральная тюрьма. И вот именно об этом зловещем периоде мы поговорим в этой статье.

3 929
Перестроения крепости для нужд тюрьмы

Когда мест тюремного заключения в Таллинне стало катастрофически не хватать (революционеры подожгли все существующие в городе тюрьмы), тогда стены бывшей крепости и казармы пришлось очень быстро адаптировать под нужды исправительного учреждения. И уже в 1919 году бывшие казематы разделили стеной, чтобы сделать небольшие камеры. На первом этаже здания горжи появились котельная, просторная кухня и много мастерских, добавились электростанция и лесопилка. Какое-то время на первом этаже здания горжи работала и типография.

Батарейная тюрьма, аэрофото (1918-1921 гг.). Источник: Lennuväerügement (AIS)

 

В 1930—1932 гг. по проекту архитектора Арнольда Ахмана было построено четырёхэтажное здание для одиночек, рассчитанное на 48 камер и пять карцеров. В 1932—1934 гг. по проекту того же архитектора появилось трёхэтажное здание для нужд тюрьмы. Новое здание перегородило треугольник крепости, и с высоты птичьего полёта комплекс стал напоминать первую букву алфавита.

Появившееся в начале 1930-х здание. Из книги Роберта Треуфельдта «Kalaranna fort ehk hilisem «Patarei» vangla» («Форт Каларанд, или, позднее, Батарейная тюрьма»)

 

Благодаря новостройке, в тюрьме появились ещё 56 камер, или 368 дополнительных мест. Интересно, что все бетонные камни для нового здания сделали сами заключённые.

В начале 1940 года. Фото: Aino Lepp (AIS)

 

Начало советского периода

Советский период в истории тюрьмы начался весьма драматично. 21 июня 1940 года группа мятежников при поддержке советских войск добралась до ворот тюрьмы и потребовала освободить политзаключённых. О каких политзаключённых шла речь? Примерно 27 узников были осуждены за шпионаж в пользу Советской России, а трое из них участвовали при попытке коммунистического переворота в 1924 году. Освобождённых отвезли в гостиницу Kolm Lõvi, находившуюся до бомбёжки Таллинна 1944 года на улице Харью.

Советский бронеавтомобиль БА-10 у ворот Батарейной тюрьмы поддерживает мятежников. Из книги Роберта Треуфельдта

 

Однако после этого освобождения камеры Центральной тюрьмы долго не пустовали, в них тут же разместили с десяток эстонских полицейских. Их сокамерником стал и бывший начальник тюрьмы — Йоханнес Кыкс. Быстро сменилось и название: исправительное учреждение стало называться тюрьмой НКВД номер 1, а политзаключённых стало больше процентов на 30. Доказательств, что в 1941 году в тюрьме казнили, не существует, расстреливали в других местах. А в конце августа 1941 года, когда шли бои за Таллинн, заключённые и вовсе были эвакуированы.

Но после того, как немецкие войска заняли город, камеры быстро стали наполняться — в основном политзаключёнными. Летом 1942 года Центральную тюрьму немцы переименовали в Лагерь труда и перевоспитания. А работавшие в тюрьме до прихода советских войск сотрудники уже осенью 1941 года смогли вернуться на прежние рабочие места. Известна история и о конвое номер 73, который 15 мая 1944 года доставил в Каунас 878 французских евреев из концентрационного лагеря «Дранси», расположенного недалеко от Парижа. И примерно половину из этого эшелона были перенаправлены в Таллинн. Казнили их, к слову, на Метсакальмисту, о чём напоминает установленный на кладбище памятник. В живых тогда осталось не более 20 человек.

О прискорбном факте упоминают таблички на здании Батареи. Фото Эдуарда Конствика

 

При приближении фронта 19 сентября 1944 года некоторых заключённых отпустили, других отвезли в лагерь Клоога. После войны в здании появились пристройки — прачечная и бомбоубежище для сотрудников, на месте старой конюшни построили центральную котельную, переделав печное отопление, а деревянный пол заменили на бетонный.

Для того, чтобы заключённые не слышали шагов охранников, пол выстлали ковром (здание горжи, начало 1950-х годов). Из книги Роберта Треуфельдта
Нижний двор, прогулочные блоки. Из книги Роберта Треуфельдта

 

В верхнем и нижнем дворах появились прогулочные блоки. К 1970 году со стороны моря появился высокий забор из силикатного кирпича, а к парусной регате и жалюзи на окнах. Для чего? Ведь на окнах и без того было достаточно решеток. Якобы для того, чтобы заключенные не общались со спортсменами. Сложно представить, как они могли общаться, если расстояние от стен тюрьмы до Таллиннской бухты еще и стена перегораживала? Однажды один экскурсант представился бывшим охранником и попросил не иронизировать по этому поводу: дело, по его словам, не в общении заключенных со спортсменами, а просто в окна тюрьмы и впрямь могли долетать стрелы с мелкими посылочками. Звучит оригинально, однако есть и такая версия.

А это уже 1995 год. Фото: Toomas Huik / Media AS ajaleht Kaubaleht (AIS)

 

О казнях в Центральной тюрьме.

Во время первой Эстонской Республики действовало военное положение, и сложнейшие криминальные преступления рассматривал военный суд, он же и выносил смертные приговоры. Расстрелы в то время осуществлялись в лесах, подальше от Таллинна. Судебная реформа 1935 года позволила и гражданским судам выносить смертные приговоры. Тогда и появилась в бывшем каземате правой флеши комната для повешения. (В то время приговорённому к смертной казни предлагали яд, а в случае отказа казнь осуществлялась именно через повешение.) Первый казнённый — насильник и убийца по имени Пауль Выйгемаст — 20 августа 1935 вместо повешения выбрал яд. Сколько же людей в последующие годы было повешено, об этом мы уже и не узнаем. Но точно известно, что во время Второй мировой войны и немцы, и русские казнили за пределами тюрьмы. Исключением стал июльский день 1944 года, когда в нижнем дворе немцы повесили трёх человек, обвинённых в диверсии.

«Аэгвийдуский убийца» Пауль Выйгемаст накануне казни. Из книги Роберта Треуфельдта

 

В послевоенное время, даже когда к 1950 году были восстановлены казни за политические убеждения, приговорённых к смертной казни начали вывозить на расстрел в московскую Бутырскую тюрьму, а позднее — в Ленинград. Хотя в редких случаях расстреливали и в камере здания горжи. Об этих расстрелах поведали бывшие сотрудники тюрьмы. Они рассказали, что казнили в тюрьме обычно по пятницам, пятница была также и банным днём. Поэтому приговорённый к смертной казни никогда не знал, ведут ли его на расстрел или просто в баню. Удивительно, но последняя смертная казнь состоялась 11 сентября 1991 года, то есть уже после восстановления независимости Эстонской Республики. Как так получилось, ведь официально в Эстонии запрещены смертные казни? Дело в том, что смертника по имени Рауль Орусте, ожидавшего своей суровой участи в Ленинграде, после развала СССР отправили на родину, уже в независимую Эстонию. Арестант самостоятельно дошёл через мост Дружбы до Нарвы, его отвезли в тюрьму и там уже расстреляли.

Тюремная жизнь в 1990 году. Фото: Ajalehe Eesti Elu toimetus (AIS)

 

После восстановления независимости.

Впервые намерение закрыть Центральную тюрьму открыто озвучили ещё в 1994 году, но за грандиозными планами тогда стояли мошенники. И разговоры о глобальных перестройках здания быстро стихли. Более толковыми казались намерения акционерного общества «Лаансоо Киннисвара». В то время сотрудники общества предлагали здание продать, чтобы сделать в ней гостиницу, а на полученные деньги построить новую тюрьму, но и тогда до дела не дошло. Единственное, что заменили, — это канализацию. Оказывается, с 1996 года тюрьма платила штрафы за загрязнение Балтийского моря, так как все нечистоты шли непосредственно в морскую воду. И только в 2001 году, уже накануне закрытия, удалось решить проблему с канализацией.

В Батарейной тюрьме, наши дни. Фото Эдуарда Конствика

 

В мае же 1997 года комплекс зданий признали памятником архитектуры. И с 2002 года начали переселять заключённых в новую Тартускую тюрьму. В 2003 году было озвучено намерение даже отдать здание Батарейной тюрьму Эстонской академии искусств, но и этот проект встретил множество препятствий. Было ещё несколько несостоявшихся проектов.

Батарейная тюрьма, наши дни. Фото Эдуарда Конствика

 

И наконец, в 2019 году, известный в нашем городе бизнесмен Урмас Сыырумаа купил Батарейную морскую крепость с аукциона. Сыырумаа известен, прежде всего, своими работами. Ведь именно благодаря ему мы можем сегодня прогуливаться по красивейшему кварталу Ротерманни. Поэтому нет никаких сомнений, что через лет пять у Таллинна появится ещё одно замечательное место, где можно будет отдыхать, работать и развлекаться. А для тех, кто не готов развлекаться на территории, где страдали люди, Урмас позвал православного священника, чтобы он освятил территорию и изгнал возможных обитателей потустороннего мира.

Фото: facebook.com/patareimerekindlus

 

Как бы там ни было, Батарейная морская крепость переживает серьёзные преобразования, и у горожан есть ещё возможность стать свидетелями этого почти исторического момента, приняв, к примеру, участие в экскурсии от Эстонского центра архитектуры.

*Первая публикация находится по этой ссылке.

Читайте по теме:

Таллиннская Батарея — тюрьма остаётся лишь в воспоминаниях

Сыырумаа: Восстанавливая Батарейную крепость, чувствую себя дирижёром

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline