Игорь Круглов: Фердинанд Вейке и эстонские куклы, покорившие множество стран

Жанр кукольного лицедейства, на первый взгляд, кажется делом крайне несерьёзным. И потому взрослые люди, которые им занимаются, нередко вызывают у представителей более серьёзных профессий снисходительную улыбку, а то и откровенную насмешку. Причём не только у тех, кто владеет действительно фундаментальными специальностями (к примеру, строителей, физиков, военных, врачей), но и даже у «немарионеточных» коллег по творческому цеху.

1 891

В данной связи вспоминается один из последних фильмов с участием Лино Вентуры «Седьмая мишень» (1974). Здесь великий актёр играет роль военного журналиста Гримальди, у которого есть близкий друг — телевизионный кукловод Жан (Жан Пуарэ). Последний в глубине души комплексует из-за своего потешного занятия и завидует мужеству и серьёзности своего приятеля, мечтая быть похожим на него, поэтому время от времени накачивается виски и травит случайным знакомцам в кабаках пьяные байки о том, что он, дескать, только ради хохмы играется в куклы, а на самом-то деле пишет книгу о собственных подвигах. Поскольку якобы он — военкор, побывавший в горячих точках и имеющий за плечами героическое прошлое.

Однако каждый труд хорош и достоин, когда делается ответственно. Автору этих строк однажды довелось участвовать в комиссии по выдвижению на государственную советскую премию одного из областных кукольных театров. И, побывав там и окунувшись в эту кухню, он увидел, какая это довольно нелёгкая работа — создавать спектакли с участием всяких разнообразных фантошей — и изменил своё прежнее отношение к данной профессии как к «легкомысленной».

Думается, можно с уверенностью утверждать, что играть в таком театре бывает иногда даже сложнее, чем в «человеческом». Поскольку там надо не только оживлять деревяшки или тряпки, но ещё и заботиться о том, чтобы куклы правильно двигались, гримасничали, моргали и т. п. То есть самим актёрам нужно совершать соответствующие движения, порой изрядно напрягаясь. Высоко держа над головой своих героев, шевелить ими, дёргать за верёвочки и прочие приспособления, стараясь при этом не высунуться ненароком из-за ширмы, да ещё и озвучивать, создавая их «внутренний мир». Это весьма непросто, особенно если куклы сделаны не слишком качественно, и для их «оживляжа» требуется много усилий.

Фото: eestinoorsooteater.ee

 

Кроме того, должен быть тщательным образом подобран репертуар, поскольку главные зрители таких представлений — преимущественно дети. Куклы должны визуально соответствовать возрасту зрителя, равно как и мизансцены, голоса артистов, музыка и проч. Ведь детская психика очень хрупкая и нежная, и какое-нибудь неудачно склёпанное халтурщиками страшилище может нанести ей вред. А если сюда добавить ещё и грубые голоса, дурацкие или вульгарные реплики, коих в наше время очень много звучит даже на детских сценах, понятно, во что это может вылиться. Вероятно, в каком-то смысле профессию кукольника можно сравнить с профессией воспитателя или учителя: иногда просмотренные зрелища остаются в памяти детей на всю жизнь. Дети в деталях запоминают и впитывают понравившиеся им моменты, а с ними — истинные или, к сожалению, ложные ценности и парадигмы.

Поэтому настоящих кукольников упрекнуть в халтуре или во второстепенности их искусства никак нельзя. И недаром они снискали уважение и славу у своих зрителей. Таким был, к примеру, Зиновий Гердт, которому «оживляж» конферансье Апломбова в театре Сергея Образцова, несомненно, помог в его становлении как замечательного драматического актёра.

Торжественная кантата «Витамин» в исполнении хора «Необыкновенного концерта». Номер объявляет конферансье Апломбов. Фото предоставлено Театром кукол имени С. В. Образцова

 

Таким был и герой нашей сегодняшней статьи — основатель и художественный руководитель Эстонского государственного кукольного и молодёжного театра (NUKU) Фердинад Вейке. Он родился 13 ноября 1924 в Вырумаа, Эстония. Первое образование Вейке получил в 1932—1938 годах в начальной школе в Виру-Яагупи. Затем с 1942 по 1946 годы учился в Таллиннской театральной школе, а в 1950—1951 годы — в Ленинграде (ныне Санкт-Петербург), в государственном театральном институте им. А. Н. Островского ( в последующем — знаменитый Ленинградский государственный институт театра, музыки и кинематографии, или ЛГИТМиК).

С 1940-го по 1947-й Вейке работал в Государственном молодёжном театре, в 1948—1952 гг. служил в качестве актёра в Таллиннском государственном драматтеатре и одновременно, в качестве танцора, — в синтетическом театре «Эстония».

Клавдия — Лейда Левальд, Павел — Фердинанд Вейке. «В одном городе» Анатолия Софронова (Новый театр, 1948 год). Источник: etbl.teatriliit.ee

 

В 1952 году Фердинанд стал худруком NUKU. Республиканский театр кукол Эстонии был создан 1 января 1952 года указом Совета министров Эстонской ССР. Костяком его стала марионеточная группа, родившаяся в недрах Молодёжного театра Эстонии. В новогодние праздники, 2 января 1952 года, первый сезон открылся знаменитой постановкой «Терем-теремок» Самуила Маршака. 23 марта 1952 года была показана премьера пьесы Сергея Михалкова «Забавная мордашка» с куклами-марионетками.

Вначале театр полностью соответствовал образу своих бродячих средневековых предшественников. У него не было постоянной студии, и он колесил по всей Эстонии с гастролями. Только вместо пресловутой цирковой «кибитки кочевой» был автомобиль. Лишь спустя два года, весной 1954-го, ему выделили помещение в здании, принадлежавшем Советской армии и флоту. Впрочем, трудности не убавляли вдохновения и творческого горения у создателей. В первую очередь — у Фердинанда Вейке.

Фердинанд Вейке с хранителем волшебного зеркала — страшненькой и, возможно, не самой удачной куклой. «Волшебное зеркало» Туровского (Драматический театр, 1949 год). Источник: Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum

 

Вот что писала об этом эстонская писательница и поэтесса Елена Скульская:

«Фердинанда Йоханнесовича можно застать в театре почти в любое время суток. Это человек, который работает всегда. Постоянно, ежесекундно. Отдохнуть после утренней репетиции для него означает сыграть роль в дневном спектакле; в перерыве после спектакля он или пишет новую инсценировку, или рисует эскизы кукол, или снова отправляется на репетицию. И уже поздней ночью, иногда до рассвета, готовит собственный творческий вечер, в котором неизменно участвует весёлый и остроумный Буратино. Кажется, что даже и тогда, когда Фердинанд Вейке просто разговаривает с вами, вспоминает, как в давние годы ему, деревенскому школьнику, поручали роли в профессиональном Раквереском театре, он продолжает работать, творить. Его большой, истинный талант сжёг всё необязательное, второстепенное и оставил художника: актёра, режиссёра, драматурга, педагога, лектора, организатора, безраздельно преданного своему искусству»

Принц — Фердинанд Вейке («Золушка», Театр кукол, 1956 год). Фото: NUKU muuseum

 

Этапной премьерой для театра стал спектакль «Полёт Буратино на Луну» (1962) по пьесе Уно Лейзе. Тогда же кукла Буратино, дизайн которой придумал и воплотил Вейке, стала символом его детища вплоть до теперешнего дня. В 1966 году там основали ещё и актёрскую студию. Забегая вперёд, скажем, что в 1981 году на должность главрежа пришёл режиссёр Рейн Агур, новатор и в кукольном, и в эстонском театре вообще. При нём появились пьесы для взрослого зрителя (например, Шекспир), а также эстонский фольклор. Тогда же театр входил в UNIMA (Международный союз кукольных театров). Спектакли большей частью шли на эстонском языке и, таким образом, способствовали его пропаганде.

Что же касается Вейке, то он вошёл в анналы театрального искусства не только как талантливый режиссёр и организатор, но и как уникальный актёр. Восторженные юные зрители называли его «Папа Карло». Ибо он и изготовил упомянутого уже Буратино, и сделал его незабываемым персонажем. Вот какие примеры детской любви приводит Е. Скульская:

«В 1970 году, во время семинара режиссёров кукольных театров в Осло в Норвежское телевидение поступили десятки удивительных детских писем. Вот одно из них: «Все куклы разучились говорить, мы больше не хотим их видеть. Мы любим только Буратино и очень хорошо понимаем всё, что он нам рассказывает по-эстонски…»

Фердинанд Вейке со своим деревянным другом. Фото: teater.ee

 

Эстонский кукольный театр получал признание на различных отечественных и зарубежных конкурсах. Например, в 1957 году он получил первую премию и диплом I степени на Всесоюзном фестивале кукольных театров в Москве за сценическое воплощение пьесы Йоханнеса Кангиласки «Хитрый Антс и Ванапаган». В 1960-м занял первое место на Всемирном фестивале в Румынии. Огромный успех эстонские куклы имели у зрителей на аналогичном фестивале в тогдашней ГДР. Да такой, что генеральный секретарь UNIMA Хенрик Юрковский призвал всех участников: «Будьте такими же весёлыми, как таллиннцы!»

А сам Фердинанд со своим симпатичным и неунывающим Буратино давал концерты в Осло, Хельсинки, Риге, Варшаве, Праге, Москве, Минске и в других городах мира. И практически везде его неунывающий Буратино имел аншлаги, хотя разговаривал и пел на эстонском языке. И сие неудивительно, поскольку давно известно: язык добра и дружбы понятен всем.

Фердинанд Вейке в 2001 году. Источник: Eesti Nuku- ja Noorsooteater

 

Умер Фердинанд Йоханнесович Вейке 14 августа 2015 года.

Читайте по теме:

Для вас играют куклы!

Музей кукол в Варне, или Какими бывают

Современная арт-кукла — друг человека и способ заработать миллион

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern