Найти свой путь. Эстонский композитор с русской душой Галина Григорьева

Лауреат престижных музыкальных премий, композитор, чьи произведения всё настойчивее звучат в Европе и мире, человек философского склада ума и одновременно заботливая мать семейства, Галина Григорьева в очередной раз получила признание в Эстонии, стране, в которой живет половину своей жизни. В концертном зале «Эстония» 18 сентября ей вручили премию имени Лепо Сумера, ежегодно присуждаемую Союзом композиторов Эстонии за музыкальное творчество. Эксклюзивное интервью композитор дала порталу Tribuna.ee.

1 037

«Неповторимый стиль произведений Галины Григорьевой делает её особенным явлением в эстонском искусстве, — такие слова звучали в тот вечер в зале. — Переплетение традиций древней православной музыки с современным стилем сочинения, тщательный выбор средств выражения и ясность мышления, характеризующие её работы, служат не только для воплощения чисто музыкальных идей, но и являют собой некую систему нравственных представлений».

Мои учителя всегда мне говорили, что в творчестве необходимо искать свой путь и не надо бояться этого. Но сначала нужно создать основу, на что опираться в поисках. Когда уже в Эстонии я стала изучать григорианский хорал, я обнаружила его схожесть с православным знаменным распевом и заинтересовалась этим пластом древней русской музыки. Одновременно я ощутила её необычайную современность. 

По словам Галины Григорьевой, создание музыкального сочинения сравнимо с радостью рождения ребёнка. При этом, как ни жаль, нередко приходится отказываться от каких-то интересных находок, не вписывающихся в его замысел.

Галина Григорьева. Фото: Rene Jakobson

 

Самое счастливое состояние, когда творишь, наступает тогда, когда ты улавливаешь идею произведения. Она начинает резонировать, и тогда уже само произведение подсказывает, что подходит, а что нет. Твоя способность расстаться с материалом, казавшимся поначалу вполне достойным, напоминает работу скульптора, видящего в камне будущую скульптуру и отсекающего от него лишнее.

«Во французской стороне, на чужой планете»

Путь в Эстонию для Галины Григоьевой не был простым — за спиной остались три города, прежде чем она попала в Таллинн: Симферополь, Одесса и Санкт-Петербург. Путь «из варяг в греки» она повторила с точностью до наоборот.

В родном Симферополе она окончила музыкальное училище и, проучившись после этого три года в Одесской консерватории на отделении композиции и музыкальной теории, перевелась в консерваторию в Санкт-Петербурге. При этом всегда мечтала стать композитором.

Я не тот человек. который ищет в жизни лёгких путей. Ощущение быстрого успеха и наступающего вместе с ним комфорта подтолкнули меня к перемене места — я решила поехать учиться в Санкт-Петербург (тогда ещё Ленинград). При этом, переводясь из Одесской консерватории в Петербургскую, пришлось снова выдержать экзамен: нужно было доказать соответствие своих знаний требованиям Северной столицы.

Окончив в 1991 году консерваторию в Петербурге, Галина вышла замуж за эстонца и неожиданно оказалась в Таллинне. Её очередной переезд совпал с драматичным моментом в истории Советского Союза: республики одна за другой объявляли о своей независимости, сделала это и Эстония. Так, переехав к мужу, Галина Григорьева очутилась в другом государстве.

Пара лет ушла на привыкание. Новая страна, новый язык, иной культурный код, иные вибрации. Время было сложное. Не только я оказалась в новых обстоятельствах: люди во всех бывших республиках огромной страны жили в тревоге и ожидании. Все должны были обретать себя заново.   

Дорогу осилит идущий

На новом месте пришлось практически всё начинать с нуля. Композитор Лепо Сумера предложил ей поступить в магистратуру Эстонской академии музыки, и Галина, прислушавшись к его совету, снова пошла учиться.

Было непросто, но я смогла адаптироваться и найти себя. Мой педагог в музыкальной академии Лепо Сумера стал для меня некой путеводной звездой. Он ворвался в мою жизнь, как порывистый ветер, подняв меня на волне своей энергии и придав силы и уверенности. По большому счёту, именно Сумера открыл передо мной дверь в эстонскую культуру.  

В магистратуре Эстонской академии музыки под руководством профессора Лепо Сумера Галина Григорьева училась с 1994 по 1998 годы. Она выбрала два направления, которые её интересовали и которые не были в достаточной мере представлены в Петербургской консерватории — это современная музыка и старинная полифоническая.

Мне везло на педагогов. В Одессе им был профессор Александр Красотов, в Петербурге — известный композитор Юрий Фалик. С Лепо Сумера в Таллинне мне тоже повезло. Все они очень разные, но одновременно все — неповторимые личности.

В 1990-е годы в Эстонию хлынула волна современной музыки, которой Галина очень интересовалась. Новый мир для неё открывали и концерты ансамбля старинной музыки «Хортус музикус». Тогда же Григорьева стала членом Союза композиторов Эстонии.

Галина Григорьева. Фото: epcc.ee

 

Первым сочинением, обозначившим серьёзность её намерений, стала фортепианная пьеса «Полифонии», написанная Галиной в 1996 году для фестиваля Дни эстонской музыки. После её исполнения у многих эстонских музыкантов появилось желание сотрудничать с молодым композитором. О том, что в Эстонии есть такая, рассказала и пресса.

Я с самого начала как супруга гражданина Эстонии получила эстонское гражданство. Эстонский язык учила вместе с сыном, который пошёл в школу. Всё это тоже придавало уверенности. Но по-настоящему я как композитор обратила на себя внимание своим хоровым сочинением «Христу рождённому», ставшим потом частью вокально-хорового цикла на русские фольклорные тексты «Святки». При этом, заметьте, никогда прежде я не увлекалась ни хоровой музыкой, ни фольклором.  

Новые друзья

Благодаря «Святкам» Галина познакомилась с эстонским дирижёром Олари Эльтсом, возглавляющим сегодня Эстонский государственный симфонический оркестр. Именно он в 1997 году дирижировал премьерой хорового сочинения композитора. Сегодня «Святки» Галины Григорьевой поют на русском языке во всём мире.

Перед премьерой в Уэльсе. Английский композитор Петер Баннистер и композитор из Эстонии Галина Григорьева. Фото из личного архива Галины Григорьевой

 

Олари Эльтс — это человек, обладающий неэстонским темпераментом. Человек, высекающий искру, у которого миллион идей. Наши судьбы с завидной регулярностью то сходятся, то  расходятся. Мы одновременно проходим каждый свой путь в эстонской музыке.  

Ещё одним музыкантом, игравшим значительную роль в том, что имя молодого композитора из Эстонии становилось известным широкому кругу слушателей и музыкантов-профессионалов, был руководитель знаменитого эстонского ансамбля старинной музыки «Хортус Музикус», скрипач и дирижёр Андрес Мустонен. К современным композиторам он предъявляет высокие требования и если уж берётся исполнить чьё-либо сочинение, то можно быть уверенным в том, что оно не «проходное».

Поначалу Мустонен скептически ко мне отнёсся. Попросил принести пару сочинений, чтобы получить представление, в каком ключе я пишу. К тому времени я сочинила новое произведение на канонический текст —»На исход». Прослушав его и выдержав паузу, Мустонен сказал: «Я буду с вами сотрудничать». И предложил сделать инструментальную версию произведения, премьера которого в 1999 году имела громкий успех. Вот уже 20 лет Мустонен играет мои сочинения на разных концертных площадках мира.

Андрес Мустонен (на сцене) и Галина Григорьева в Большом зале Московской консерватории. Фото из личного архива Галины Григорьевой

 

Человек, с которым Григорьева сотрудничает и дружит все годы, что живёт в Эстонии, — это виолончелист, художественный руководитель фестиваля имени Давида Ойстраха Аллар Каазик, который, по словам Галины, работает 24 часа в сутки.

Аллар может позвонить в час ночи и совершенно безапелляционно заявить, чтобы к утру я исправила штрихи в своём новом сочинении, которое он взялся исполнить. Моя «Молитва» стала чуть ли не его визитной карточкой. Каждый раз я пишу музыку к его очередному фестивалю, концерты которого раньше проходили в Пярну, а в последние годы Аллар устраивает их в разных городах Эстонии и за её пределами, благодаря чему я познакомилась со многими известными музыкантами.

Возвращение

Галина Григорьева благодарна выдающемуся британскому дирижёру, специалисту в области современной и старинной музыки Полу Хиллиеру. В 2001 году он, став главным дирижёром Таллиннского камерного хора, чуть ли не сразу начал исполнять её музыку в своих концертах. Благодаря Хиллиеру она зазвучала не только в Европе, но и в Америке.

На премьере Salva Regina Галины Григорьевой (с букетом цветов) в Копенгагене. Исполнители
— ансамбль «Theatre Of Voices» и дирижёр Пол Хиллиер (справа от Григорьевой). Фото из личного архива Галины Григорьевой

 

Это уже было широкое признание, после чего с просьбой написать что-то к композитору стали обращаться самые разные музыканты и коллективы, произведения у Григорьевой стали заказывать международные фестивали. По её собственным словам, были годы, когда от некоторых просьб приходилось даже отказываться, так как выполнить их в срок всё равно не удалось бы.

При этом не надо думать. что профессиональный композитор, если только он не знаменит, может прожить на те деньги, что приносит гонорар за написанное произведение. Многие из композиторов дают уроки, преподают. Делала это пять лет и я — в Эстонской академии музыки и театра. К тому времени я уже закончила в ней докторантуру.  

А вот связи с российскими музыкантами с переездом в 90-е годы в Эстонию оборвались, что, как призналась Галина, было очень обидно, потому что корни её творчества — в русской музыке, и себя она считает человеком русской культуры. Лишь лет пять назад о композиторе узнали в России.

Немаловажную роль в этом сыграли музыканты из Москвы — организаторы фестиваля современной музыки «Зеркало в зеркале» Денис Голубев и Елизавета Мирошникова, практически ежегодно включающие мои сочинения в программу фестиваля. Благодаря этому я узнала и других московских музыкантов, с которыми теперь сотрудничаю.

Вокальными сочинениями Григорьевой заинтересовались российские хоровые дирижёры. Совсем недавно, например, в России прошла премьера её произведения «In paradisum», исполненного известным коллективом, хоровой капеллой «Ярославия» и дирижёром Владимиром Контаревым. Также в Санкт-Петербурге остаются её однокурсники, ещё со студенческих лет играющие ее музыку.

Быть творцом, оставаясь женщиной

Несмотря на признание, Галина Григорьева считает, что профессия «композитор» — не женская, требующая полнейшей самоотдачи. Музыка рождается в тишине, композитор нуждается в уединении. Поэтому делить творчество с обязанностями хозяйки в семье невероятно тяжело. Образно говоря, надо постоянно следить, чтобы не положить в суп вместо соли сахар.

Сейчас мне приходится буквально разрываться между Таллинном и Хельсинки. Дело в том, что мой муж работает там, туда же перебрался и мой сын, который успел создать свою семью. Сына я видела музыкантом и всё для этого делала, но… он выбрал другую профессию и счастлив в ней.

Галина Григорьева. Фото из личного архива композитора

 

Продолжая рассуждать, женское ли это дело — быть композитором, Галина вспомнила, что когда поступала в консерваторию на отделение композиции, то была единственной девушкой на курсе. Но прошли годы, и сегодня, по её наблюдениям, композиторов-женщин не меньше, чем мужчин.

К сожалению, в последнее время я замечаю, что к нашей профессии стали относиться не так серьёзно, как раньше. Во многих консерваториях и музыкальных академиях больше внимания уделяется экспериментаторству. Творчество теряет глубину, уходит масштаб. Всё реже появляются сочинения, обладающие силой воздействия на слушателя.

Тем не менее, несмотря на явную тенденцию к упрощению композиторского труда, есть совершенно замечательные современные композиторы. Среди них немало и женщин, заявивших о себе именно как о талантливых творцах. С некоторыми из них Галина Григорьева тесно общается и ценит их талант. В Москве интересную музыку пишет, к примеру, Ираида Юсупова. В Киеве — известная в Европе Виктория Полевая. В Одессе живёт композитор, подруга Галины, Людмила Самодаева.

Все они — женщины, обладающие волевым характером и мужским складом ума. Это настоящие композитоРЫ, а не композитоРШИ, очень яркие и неповторимые. Добавлю, что в Симферополе осталась моя потрясающая учительница по сольфеджио и гармонии, а также теории музыки Елена Высочина. Она — моя духовная мама, повлиявшая на меня как на музыканта, и на мою личность. Мы продолжаем тесно общаться, и она в курсе всех моих удач и неудач.

Встречалась Григорьева и с известнейшей Кайей Саариахо из Финляндии, а Галину Уствольскую, ученицу Шостаковича, помнит ещё со студенческих лет в Петербургской консерватории. Общение с Уствольской проходило на студенческих концертах, которые та посещала.

И, конечно, навсегда останется в памяти трепетное, очень доверительное общение с Софией Губайдулиной, с которой я каждый раз встречаюсь, когда она приезжает в Эстонию. По ней я сверяю свои ощущения того, что происходит сегодня в мире, и нередко они совпадают с её мыслями и чувствами.

София Губайдулина (справа) и Галина Григорьева. Фото: Ants Vahter

 

Эстонский композитор Галина Григорьева — лауреат премии, носящей имя классика эстонской музыки Хейно Эллера (2003), дважды лауреат премии эстонского фонда «Kultuurkapital» (2003, 2013), стипендиат престижной премии «Ela ja sära» («Живи и блистай», 2007), кавалер государственного ордена Белой звезды IV степени (2014), лауреат премии Союза композиторов Эстонии имени Лепо Сумера (2020­).

Материал подготовлен при поддержке фонда «Русский мир»

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline