Игорь Круглов: Стелла Арбенина — британская актриса, любимица эстонской публики

Сегодня мы продолжаем рассказ о русских эмигрантах первой волны, которые нашли приют в независимой Эстонии. Теперь речь пойдёт о Стелле Арбениной — актрисе, снискавшей большую популярность в разных странах в первой половине XX века. В неё влюблялись аристократы, ей посвящали стихи поэты.

431

Одно из таких стихотворений — «Стэлла» — принадлежит перу Игоря Северянина. Оно вышло в 1923 году в его сборнике стихов под названием «Соловей» и имело посвящение «Баронессе С. Р. М-ф»:

Сначала баронесса Стэлла
Прочла «Вы лжёте мне, мечты!»
Потом из Грига мне пропела
Во имя только Красоты!

О, воплощённая Вервэна!
Античной пластики полна,
Прияла позы под Шопэна
Так отчеканенно она.

Апологетка поз Далькроза,
В окаменелости живой,
То пламенела грозороза,
То поникала головой…

Ей также посвящено стихотворение преподавателя Тартуского университета Бориса Правдина — «С. Р. Арбенина». А один из критиков того времени писал так:
«На фоне русского драматического театра в Ревеле, я даже сказал бы — в Эстии, крупным алмазом чистой воды горит талант Арбениной».

Её настоящее имя — Стелла (Зоя) Уишоу (в браке — баронесса Мейендорф). Родилась 27 сентября 1885 года в Санкт-Петербурге, в семье с англо-русскими корнями. Домашнее образование было великолепным. С детства девочка, ходившая в русскую гимназию, говорила также на английском, немецком и французском языках. Очень любила творчество Пушкина, Лермонтова, Шекспира, Гёте, Байрона, Шиллера. Заучивала на языке оригиналов фрагменты их произведений и декламировала для себя.

В 16 лет, окончив гимназию, будучи уже барышней, поехала в гости к дяде и тёте в Великобританию. В Лондоне впервые попала в театр, после чего, как вспоминала она в своих мемуарах, «для меня уже не существовало ничего, кроме театра». Решила по возвращении в Россию просить у родителей разрешения стать актрисой, чтобы развивать данный Богом талант.

Однако те воспротивились подобным намерениям, видимо, представляя себе «свободный» мир театральной богемы. Особенно недоволен был отец, доктор права Роберт Каттли Уишоу. Стелле только разрешили учиться музыке и играть в любительских постановках для друзей и родственников. Тогда барышня начала брать уроки игры на фортепиано и гитаре.

Спустя несколько лет она познакомилась с бароном Павлом Мейендорфом, офицером лейб–гвардии, представителем старинного семейства прибалтийских немцев. Оно относилось к одной из ветвей рода Икскюлей, возведённой в баронское достоинство Шведского королевства с изменением фамилии на «Мейендорф фон Икскюль». Родословная Мейендорфов знает много дипломатов, генералов, видных государственных чиновников Российской империи.

Свадьба Павла и Стеллы состоялась 10 октября 1907 года. Затем у них родилось трое детей: Георгий, Елена и Ирина. Воспитание потомства отнимало много времени, но всё же их мать не оставляла занятий театром. В отличие от отца, муж не возражал и даже соорудил для неё мини-сцену, где баронесса разыгрывала маленькие пьески и занималась греческими танцами, входившими в моду в начале XX века…

После начала Первой мировой войны Стелла, как и многие другие женщины-дворянки, стала сестрой милосердия. Она помогала врачам в петроградском госпитале Красного
Креста. Прослужила там три года. И к Февральской революции, к моменту закрытия лечебницы, уже сделалась старшей сестрой отделения хирургии, где ухаживала за 55 ранеными солдатами. Несмотря на такую занятость, всё-таки находила возможность брать уроки у примы Мариинского театра Марии Славиной. Разучила вместе с ней партии сопрано в 16 операх Чайковского, Гуно, Римского–Корсакова, Массне, Верди, Пуччини, Массне и др.

Поскольку экономический кризис углублялся, баронесса твёрдо решила стать профессиональной актрисой, чтобы было чем кормить семью.

В 1917 году, после знакомства с Всеволодом Мейерхольдом, Стелла получила от него рекомендательное письмо к Константину Станиславскому. И отправилась в Москву, чтобы встретиться с ним и поступить в знаменитый Московский художественный театр.

Вот какое впечатление произвёл на неё великий режиссёр (цитируется по книге С. Исакова и А. Рогачевского «Стелла Арбенина. Опыт жизнеописания»):

«Эта встреча останется всегда одним из самых светлых воспоминаний моей жизни, — столько тёплого и ободряющего я услышала от этого великана русской сцены, когда он
напутствовал мои первые шаги служения любимому искусству. Я приехала в Москву в августе 1917 года, в момент, когда приём сотрудников в Художественный театр был отменён. Казалось, и для меня надежды было мало. Какова же была моя радость, когда, прослушав несколько продекламированных мною стихотворений, монологи из «Роза и крест» Ал. Блока и последнего акта «Адриенны Лекуврер», Константин Сергеевич взял меня за руки и сказал два, три коротких слова, в которых заключалась вся моя будущность.

— Ну, что ж, всё есть, — сказал он улыбаясь и прибавил к этим словам столько для меня лестного, что мои щёки запылали от волнения и испуга перед слишком большим
счастьем. — В вас столько природной красоты, что вы не должны её портить «красивостью».

— Что это значит? — спросила я, услышав незнакомый термин.

— Вы так красиво произносите хотя бы, например, слово «люблю», что вам не надо стараться выговаривать его как-то особенно красиво, истинная красота — в простоте».

К сожалению, дебют в МХТ не состоялся. Помешали приход к власти большевиков и Гражданская война. Но баронесса навсегда запомнила завет учителя.

И писала впоследствии: «Только естественностью, только жизненностью, только правдой мы заставим наших зрителей переживать вместе с нами и радость, и горе…»

Впрочем, Стелле неожиданно удалось попасть в труппу Александринского театра, где она и взяла псевдоним «Арбенина», по фамилии одной из лермонтовских героинь. В первую очередь это было сделано по соображениям безопасности: на дворянские фамилии большевики реагировали очень агрессивно, можно было попасть под каток репрессий. Так и случилось: в сентябре 1918 года, после убийства главы петроградской ЧК Урицкого, супруги Мейендорф были арестованы как заложники. На счастье, им довольно быстро удалось освободиться, и они постарались срочно уехать, распродав за бесценок свою великолепную коллекцию картин, в том числе полотна Айвазовского, Клодта, старых голландских мастеров и др.

5 ноября Мейендорфы оказались в Таллинне. Так начался эстонский период Арбениной, который продолжался почти три года. Павел и Стелла поселились в Кумна (Кнообусе). В 1920-м получили эстонское гражданство. Это позволило им забрать из России детей, живших под Москвой. Теперь именно Стелла, успевшая начать артистическую карьеру, сделалась главным кормильцем семьи, найдя работу в ревельском Русском театре, который только что начал создаваться. Сотрудничала также с Ревельским (Таллиннским) Немецким театром. Быстро выдвинулась в число ведущих актрис и стала любимицей публики.

«Стелла Романовна Арбенина — крупнейшая из местных художественных сил — и не только из местных», — писал о ней один из рецензентов в газете «Свобода России».

Арбенина получила ведущие роли в пьесах А. Островского, Б. Шоу, Д. Джерома, А. Дюма и др. Но в 1921 году их семья перебралась в Германию. Сделано это было, вероятнее всего, по той причине, что актрису не устроили конфликты , которые нередко случаются внутри творческих коллективов, — слишком большую зависть вызывала её популярность.

Потом были берлинский (1921–1923) и лондонский (1923–1976) периоды. В Берлине она недолго играла в Русском театре, затем перешла в Немецкий, возглавляемый австрийским режиссёром Максом Рейнгардтом. Снялась в картине «Проклятая земля/Горящая пашня», признанной позднее лучшим фильмом года, и ещё в 17 лентах. Потом перебралась с детьми в Лондон. Там выступала на различных подмостках, гастролировала, снималась в кино. На экране чаще всего исполняла второстепенные роли аристократок или матерей благородных семейств. Гастролировала и в Эстонии, не забывала её.

В 1939 году она завершила свою профессиональную карьеру, снявшись в картине «Аутсайдер» и сыграв последнюю роль на сцене в мюзикле «Венгерская мелодия» (императрица Елизавета).

Умерла Стелла (Зоя) Арбенина (Уишоу-Мейендорф) 26 апреля 1976 года.

Читайте по теме:

Игорь Круглов: Русское театрально-музыкальное общество — эстонское прибежище для изгнанных деятелей…

Игорь Круглов: Милица Корьюс — соловей, упорхнувший из эстонского гнезда в Голливуд

Иван Бунин в Эстонии: встреча, воодушевившая интеллигенцию

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern