Искусство — это умение правильно хулиганить: «литературно-театральный хулиган» из Эстонии Елена Скульская

Очень хотелось бы вынесенную в заголовок фразу выдать за цитату кого-то из великих. Увы, такой, или хотя бы похожей, формулировки ни у кого из корифеев найти не удалось. Пришлось выдумывать самому, пишет в материале об одной из граней творческой жизни известной эстонской поэтессы, прозаика и драматурга Елены СКУЛЬСКОЙ автор портала Tribuna.ee Вячеслав Иванов.

1 250

Уже само название заинтриговывало. «Маскарад Отелло: горе от ума»… Это что же — Лермонтов (второе, после Пушкина, «Наше всё!»), Вильям наш Шекспир и Александр Сергеевич, но только Грибоедов, — в одном, как говорится, флаконе?! Хотя, с другой стороны, почему бы и нет?!

Собственно, предваряя именно так названный ею спектакль театральной студии «Поэтическое содружество», которую она же и возглавляет, известная поэтесса, прозаик и драматург Елена Скульская прямым текстом подтвердила: да, именно так: эти — все трое — в одном…

«Мы с ребятами решили немного похулиганить и представить себе, что было бы, если бы сошлись в одном месте и в одно время герои этих трёх авторов — таких, казалось бы, разных и в то же время имеющих так много общего. А главное: оказывается, что как авторы, так и их персонажи необычайно современны, их мысли и поступки абсолютно созвучны нашим дням. Всё это, добавив немного «специй» из современного репертуара, мы и попытались донести до вас, наших зрителей. С толикой того самого хулиганства, но без надругательства, по-доброму и уважительно. Что получилось — не нам судить».

Елена Скульская на церемонии «Русская премия». Фото: facebook.com/russpremia

 

А судьи – кто?

Что касается «суда», то зрители всех пяти спектаклей, сыгранных студийцами «Поэтического содружества» в течение августа в зале таллиннского Дома писателей (улица Харью, 1), оценили хулиганство по достоинству. Наградой юным артистам стали как бурные продолжительные аплодисменты (абсолютно искренние, в отличие от тех, ссылками на которые советские СМИ украшали выступления товарищей Сталина, Хрущёва и Брежнева), так и положенные в любом театре букеты и крики «браво!».

То есть публику, собравшуюся в этом зале, не смутило не только соседство таких довольно разных по характеру и темпераменту персонажей, как Арбенин, Чацкий и Отелло, но и музыкальное сопровождение в исполнении самих же студийцев, состоявшее из произведений Прокофьева и Шопена, сыгранных на рояле, и образчиков так называемого городского романса («низкая» поэзия): «Граф, графиня и некто Петрова» и про Марусю, которая «в грудь себе вомзила шашнадцать столовых ножей». Естественно — под гитару…

Фрагмент спектакля «Маскарад Отелло: горе от ума». Фото из архива театральной студии Елены Скульской «Поэтическое содружество»

 

Надо сказать, что спектакли в жанре «микс» (не от эстонского «почему», а от английского «смешивать») для студии Елены Скульской уже становятся традицией. Предыдущий — «Ромео и Джульетта Макбет» — построен по тому же принципу. Правда, из «ингредиентов» от одного автора, Шекспира, но в достаточно необычном сочетании. Что-то вроде марципана с кайенским перцем…

Литературное хулиганство — штука достаточно распространённая, но от этого не становящаяся более простой и понятной, я бы даже взялся утверждать обратное: штука эта очень рискованная, требовательная и взыскательная. А хулиганство литературно-театральное рискованно вдвойне. Здесь очень легко скатиться до пошлости или вульгарной пародии на первоисточники, то есть до хулиганства в самом прямом смысле. И, чтобы такого не случилось, этот жанр должен иметь, выражаясь на нынешнем сленге, крепкий бэкграунд.

В том, что таковой у студийцев имеется, легко убедиться, послушав (если не повезло попасть на какой-то из их спектаклей) хотя бы одну передачу на «Радио 4» из авторского цикла «Литературный диксиленд», которые выходят в эфир субботам, с повтором по воскресеньям. Сомневаюсь, что всякий профессиональный литературный критик в состоянии так детально, так глубоко, а главное — так заинтересованно и азартно проанализировать темы, обсуждаемые подростками в студии перед микрофоном, не столько под руководством, сколько при участии их наставника (наставницы?). Диапазон — от сказки «Колобок» до рассказов Кафки и Акутагавы. Включая в двух последних случаях и проблему трудностей перевода.

Артистом можешь ты не быть…

Уверен: любой из студийцев Елены Скульской влёт продолжит эту цитату из Некрасова, не преминув тактично заметить, что в оригинале, вообще-то, речь идёт о поэте.

В юности редко кто не мечтает стать артистом. Уж среди девчонок наверняка минимум четверо из каждых пяти, да и среди парней таковых наберётся изрядный процент. И, кстати, вот что интересно: в «Поэтическом содружестве» ребят больше, чем девушек, тогда как обычно ситуация прямо противоположная: для таких коллективов характерна острая нехватка мужского состава…

В театральной студии Елены Скульской много представителей мужского пола. Фото из архива студии

 

Станут ли все они профессиональными артистами? Это, конечно, вряд ли. То есть сто процентов, что не станут, по крайней мере, все. И не только потому, что юношеские мечты имеют свойство со временем рассеиваться. Просто не всем ребятам это надо. Они уже приобщились к этому миру: чтение, репетиции, выступления на публике… Ведь всё это по-настоящему, всерьёз.

К слову, тот факт, что студия Скульской, в силу ряда причин как объективного, так и субъективного характера, оказалась отторгнутой от профессионального театра и существует а автономном режиме, смело можно отнести к разряду «не было бы счастья, да несчастье помогло».

Во-первых, руководство театра, вольно или невольно, обязательно вмешивалось бы в учебный процесс, навязывая своё видение задач и способов их решения. А, во-вторых, находясь под одной крышей с профессиональной труппой, подростки (а в студии занимаются девушки и юноши от 14 до 18 лет), так или иначе были бы вовлечены во все стороны жизни такого, достаточно специфического, коллектива. Им пришлось бы стать либо свидетелями, либо даже участниками закулисных событий и взаимосвязей, которые, мягко формулируя, не всегда совпадают с теми высо-о-о-кими отношениями, с чистой трагедией и романтикой, которые проповедуются со сцены. Для не вполне ещё окрепшей психики молодых людей такое знакомство может оказаться как минимум не полезным…

Но это, в конце концов, фоновые соображения. Главное же, как мне кажется, заключается в том, что студия «Поэтическое содружество» даёт (уж извините за банальность, но куда же от неё денешься!) вступающим в жизнь молодым практически полный набор ощущений, знаний, чувств и качеств, необходимых им в этот период. Речь идёт о нормальных человеческих потребностях роста — как физического, так и морального, психологического и интеллектуального.

Эмоции во время спектакля. Фото из архива театральной студии Елены Скульской «Поэтическое содружество»

 

Здесь, в студии, они получают навыки общения как между собой, так и с большим внешним миром, что на сухом академическом языке называется процессом социализации.

Зашкаливающий адреналин, эротические фантазии, бьющая через край и требующая выхода физическая энергия, жадное стремление к новому, к прекрасному… Всё это и многое другое студийцы получают из таких вечных источников, как литература, искусство, плюс обычный житейский опыт, с которыми без навязчивых нравоучений и строгой дидактики знакомит их руководитель.

Забыл упомянуть ещё об одном факторе, который играет серьёзную роль в становлении интеллектуально и социально полноценной личности. Все играемые студийцами пьесы, включая стихи и песни, читаются и разучиваются ими на предварительной стадии на трёх (!) языках: русском (для большинства подростков родном), эстонском (во-первых, государственном, во-вторых, для некоторых тоже родном) и английском (Шекспир всё-таки…). Причём заучиваются каждым участником спектакля именно в таком виде, и не по репликам, а целиком.

Фрагмент спектакля «Маскарад Отелло: горе от ума». Фото: Фото из архива театральной студии Елены Скульской «Поэтическое содружество»

 

…А, кстати, про подзаголовок. Хотя ты можешь и не быть артистом, но это не значит, что ты НЕ МОЖЕШЬ им быть. И уже несколько питомцев «Поэтического содружества» за последние годы поступили в театральные учебные заведения Эстонии и России, в том числе школу-студию МХАТ, где конкурс на одно бюджетное (то есть бесплатное) место — 400 человек…

Я умышленно не называю ни одного имени студийцев. Потому что назвать одного-двух — значит как-то выделить их из общего числа. А называть всех, включая её выпускников (что было бы справедливо), — получится что-то вроде протокола явки на общее собрание. Что, по-моему, в данном случае было бы неуместным.

Читайте про писательское творчество Елены Скульской по этой ссылке.

Материал подготовлен при поддержке фонда «Русский мир»

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline