Игорь Круглов: Филигранная игра Марии Кленской

Возможно, самая лучшая роль в кинокарьере этой актрисы — в картине «Цену смерти спроси у мёртвых», снятой в 1977 году на студии «Таллинфильм» режиссёром Кальё Кийском. Мы уже писали об этой ленте, где Мария Кленская (1951−2022) играет подпольщицу, участницу вооружённого восстания в Таллинне, безумно влюблённую в своего арестованного кумира — одного из руководителей компартии Эстонии.

1 413

Напомним, что действие фильма происходит весной 1925 года, спустя несколько месяцев после знаменитого т. н. «перводекабрьского» восстания, вспыхнувшего в эстонской столице в конце 1924-го. В разные исторические периоды данное событие оценивалось по-разному. Советские историки превозносили его как подвиг интернационалистов, посмевших восстать против буржуазной диктатуры. После распада Советского Союза эстонская историография оценивает его как провалившуюся попытку вооружённого мятежа, предпринятую членами местной компартии и засланными из СССР латышскими и эстонскими эмиссарами.

В «Цене…» повествуется о преследованиях революционеров и трагической судьбе одного из их идеологов по имени Антон Соммер (Юозас Киселюс), арестованного охранной полицией КаПо и приговорённого к смертной казни.

Его немногочисленные соратники, оставшиеся на свободе и фигурирующие под кличками Безымянный, А и Б, принимают решение казнить женщину, сдавшую Соммера полиции, — двойного агента, проститутку Дору (Элле Кулль). Вначале убийство собирается совершить их руководитель Безымянный, но затем теракт перепоручается, по её собственной просьбе, молодой революционерке Эстер, которую как раз и играет Мария Кленская.

В роли Эстер. Фото: Виктор Мендунен (из личного архива Виктора Мендунена)

 

В статье «Цена жизни и цена чести» (О худож. фильме «Цену смерти спроси у мёртвых»)», опубликованной в журнале «Искусство кино» в 1979 году, сценарист и кинокритик Владимир Ишимов писал:

«Природа образности фильма «Цену смерти спроси у мёртвых» двуедина, с равной уверенностью опирается она на два начала. Документальное начало как бы удостоверяет историческую подлинность картины; одновременно эта образность довлеет к обобщённому смыслу, воссоздавая архетип героев и событий силой художественной убедительности. Лепя фигуры своих героев, авторы не стараются выставить их в выгодном свете, приукрасить удачно выбранным ракурсом. Именно поэтому Безымянный, Антон, Эстер становятся нам щемяще близки. Они — не над нами. Они — среди нас».

Интересно, что на сей отзыв авторитетного всесоюзного издания тут же откликнулся журнал республиканской компартии «Коммунист Эстонии»:

«Нас ко многому обязывает положительный отзыв Владимира Ишимова, на страницах журнала «Искусство кино» анализировавшего ленту К. Кийска «Цену смерти спроси у мёртвых» и отметившего, что фильм несёт на себе отчётливую печать принадлежности к эстонскому национальному искусству и в то же время имеет интернациональное, общесоветское звучание».

«Цену смерти спроси у мёртвых», на съёмках фильма. Фото: Виктор Мендунен (из личного архива Виктора Мендунена )

 

Видимо, эстонским партийным цензорам было в диковинку столь необычное кино, где прославленные пропагандой революционеры не показывались «в выгодном свете» и не приукрашивались «выбранным ракурсом». И посему им в качестве ориентира для оценки картины требовалась начальственная реакция инстанций всесоюзного уровня, что, в принципе, являлось тогда обыденностью для выработки «местных мнений» по нестандартным произведениям искусства.

Перестраховку республиканских культутрегеров, в принципе, можно понять. Революционеры в картине не только лишены «хрестоматийного глянца», но и порой выглядят как персонажи, мягко говоря, с не слишком подходящим для подражания модусом вивенди.

Это касается в первую очередь главного героя, обожествляемого Эстер. Антон в исполнении замечательного артиста Юозаса Киселюса благороден и честен, он ни за что не соглашается на предательство, даже зная, что ему грозит потеря жизни. Однако в его биографии вскрываются факты, которые вызывают противоречивые впечатления. Создатели фильма ни в коем случае не осуждают его — и правильно делают! — за оставление жены и ребёнка и за связь с Эстер. Наоборот, в картине подчёркивается, что ради борьбы за «светлое будущее» народа Соммер отказывается от спокойного «буржуазного» семейного счастья. Однако появление в тюрьме его несчастной бывшей супруги, уговаривающей узника пожалеть её и ребёнка и пойти на сделку с властями, наводит зрителя на мысль о том, не велика ли была его плата за революционную деятельность, приведшую к такому финалу. Ведь, как известно, в большинстве революций от идеализма до кровавой тирании — один шаг, и их безбожные сущности десятилетиями потом «аукались» на судьбах следующих поколений.

Эстер и Безымянный (его сыграл Энн Краам). Фото: Виктор Мендунен (из личного архива Виктора Мендунена)

 

В связи с вышеуказанным хочу отметить, что образ Эстер в исполнении Марии Кленской, похоже, сконцентрировал в себе некую тайную сверхзадачу создателей ленты: показать, что революция зачастую чревата кровью и насилием с обеих сторон, и остановить эскалацию взаимного насилия бывает очень сложно. Конечно, такая линия прочерчена в фильме лишь пунктиром, остающимся незаметным для невнимательного зрителя. Но при детальном изучении рассмотреть её можно вполне.

Итак, Эстер сама вызывается убить предательницу, оправдывая себя необходимостью отомстить за возлюбленного и покарать за лишение партийной ячейки «вдохновителя и организатора». Она приходит к Доре в будуар с пистолетом в руках, готовая осуществить задуманное, и… вдруг понимает, что не в состоянии выстрелить. Ибо видит перед собой просто несчастную опустошённую женщину, привыкшую торговать чем угодно, в том числе — и собственным телом. Дора вызывает у неё жалость, и Эстер по нескольку раз то прячет пистолет в сумочку, то вновь достаёт.

Мария с потрясающей достоверностью играет эволюцию переживаний своей героини, овладевающих её сердцем за краткое время общения с приговорённой. Это очень заметно по глазам актрисы в крупных планах. Когда Эстер-Кленская чувствует жалость, зрачки её глаз расширяются. Когда она вновь исполняется решимости привести приговор в исполнение, зрачки становятся предельно узкими. И так по несколько раз за сцену. В итоге она всё-таки стреляет и убивает Дору, но уже не из желания выполнить задание, а рефлексивно, поскольку внезапно открывается дверь и в будуар заявляется очередной любитель порока, к коему несчастная отступница бросается за помощью.

Дора в исполнении Элле Кулль. Фото: Виктор Мендунен (из личного архива Виктора Мендунена)

 

Содеянное мучает совесть подпольщицы, в чём она откровенно признаётся своим соратникам. Мало того. Она, безбожница, просит, словно молится, чтобы больше никогда не было убийств и крови. Вероятно, можно рассматривать её поведение как покаяние за кровавую революцию.

Такого смысла советская цензура и критика в игре Кленской не углядели, во всяком случае, нигде об этом не писалось. Но он, несомненно, на мой взгляд, присутствует в тяжёлой многоплановой картине. И именно благодаря ему, филигранно воплощенному Кленской, фильм стал выдающимся явлением «десятой музы».

После выпуска в прокат эстонская лента «Цену смерти спроси у мёртвых» впервые в истории советского кино получила высшее признание во всесоюзном кинематографе. А именно: главный приз XI Всесоюзного кинофестиваля, состоявшегося в Ереване в 1978 году. Мария Кленская была удостоена второго приза за женскую роль.

Мария Кленская на съёмках фильма «Радости среднего возраста» (1986). Фото: Oti Vasemaa / Filmiarhiiv

 

Ещё одна примечательная работа — роль Валентины Саар в картине «Украденное свидание» режиссёра Лейды Лайус. Персонаж Кленской — воспитанница детского дома, которая родила ребёнка и, желая ему благополучной будущности, решилась на грабёж. Однако её поймали и по суду приговорили к восьми годам заключения. Валентина в надежде, что мальчику будет лучше в приёмной благополучной семье, от ребёнка отказалась. Но затем, выйдя из заключения, захотела вновь быть с сыном, ради чего пошла на воровство и шантаж. Когда же они, наконец, встретились, угрызения совести не дали Валентине испортить сыну жизнь, и она оставила его в покое. Все перипетии переживаний своей героини со сломанной судьбой Мария сыграла очень убедительно и даже пронзительно. За что и была была удостоена приза за лучшую главную женскую роль на кинофестивале «Созвездие» в 1989 году.

Среди других её ролей, большинство из которых помнится любителям кино, — Миральда («Школа господина Мауруса», 1975), подруга Анне Холльман («Гибель 31-го отдела», 1980), любовница отца Мари («Игры для детей школьного возраста», 1985), Катрине Стокман («Враг респектабельного общества», 1988), миссис Паавель («Осень», 1990), Ольга («Ты у меня одна», 1993) и др.

«Украденное свидание». Фото: Roland Rajamägi / Filmiarhiiv

 

Мария Кленская работала и в театре. В 1968–1970 годах была принята на должность реквизитора и гримера в Государственном молодёжном театре Эстонской ССР (ныне — Таллинский городской театр). По окончании в 1974 году актёрского факультета Таллиннской государственной консерватории была принята в труппу Эстонского драмтеатра (Таллинн). В 1988–1989 служила в Таллинском театре-студии Старого города. Играла актриса и на сцене Русского театра Эстонии. В 2002 году она была награждена орденом «Белой звезды» IV степени.

На сцене Раквереского театра («Пока они умирала»). Фото: rakvereteater.ee

 

Умерла уроженка Тарту Мария Кленская 5 января 2022 года.

Читайте по теме:

Игорь Круглов: Романтик Лембит Ульфсак

Игорь Круглов: Убедительность Леонхарда Мерзина

Игорь Круглов: Олев Эскола и его умение интересно играть отрицательных типов

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline