Игорь Круглов: Олев Эскола и его умение интересно играть отрицательных типов

В предыдущей статье мы писали о непростом актёрском амплуа Эйнари Коппеля. Продолжим данную тему и расскажем ещё об одном артисте, чья творческая судьба сложилась аналогичным образом. Большинство его ролей были отрицательными, хотя он и старался в каждую внести разнообразие и всегда добавлял «живые» и симпатичные штрихи к характерам воплощаемых персонажей. Это у него получалось весьма убедительно, поскольку талантом заслуженный артист Эстонской ССР Олев ЭСКОЛА не уступал своему знаменитому старшему брату Антсу (1908–1989), народному артисту Советского Союза.

1 178

Уже первая кинороль у него была отрицательная. Сниматься он начал довольно поздно, в 1955 году, в возрасте 41 года (родился Олев Эскола, урождённый Олаф Эсперк, 18 ноября 1914 года в Ревеле — так тогда назывался Таллинн, входивший в состав Российской империи).

В приключенческой ленте «Яхты в море» (режиссёр Михаил Егоров, студия «Таллинфильм») Эскола играет горделивого морского спортсмена Пауля, который по причине своего крайнего самолюбия и тщеславия попадает под влияние коварного западного агента Пеэтера (Каарел Карм), пробравшегося в молодёжный яхт-клуб «Чайка» под видом мастера-лодочника.

Пауль боится, что его «Чайка» проиграет состязание соперникам из клуба «Руль», и соглашается на подлые козни Пеэтера, состоявшие в том, что шпион подпилил мачту конкуренту из «Руля» Юхану (Рейно Арен). По этой причине Юхан проигрывает регату. После этого Пеэтер и Пауль пытаются его напоить, уговаривая передать визитёрам из-за кордона некое письмо с секретной информацией. Юхан, честный советский комсомолец, отказывается. Тогда бандиты, совершив убийство его тренера, пытаются скрыться на яхте в море, однако Юхан настигает их на своём паруснике и задерживает с помощью пограничного патруля.

В роли Пауля в фильме «Яхты в море» (1955). Источник: Filmiarhiiv

 

Тут следует попутно заметить, что «яхтенная» тема неоднократно затрагивалась в тогдашнем эстонском кино, ведь парусный спорт имел большую популярность в республике, а его представители побеждали на международных регатах. Видимо, с этим фактом были связаны не только надежды партийного руководства на мировые достижения, но и некоторые опасения «соответствующих органов», а проще говоря, КГБ. В частности насчёт того, что увлечение яхтами может побудить молодых сограждан или «смыться» на другой «чуждый» советскому берег, или поддаться вербовке закордонных резидентов, кои под видом спортсменов якобы только то и делали, что норовили затащить в свои сети неоперившихся юнцов. К примеру, той же теме был посвящён некогда известный, талантливый и неординарный, но, увы, ныне забытый фильм Калью Комиссарова «Заблудшие» (1970), о котором мы рассказывали ранее.

Итак, первая же картина о разоблачении «несоветского человека» (как пелось в незабвенной песне Владимира Высоцкого) Пеэтера и сбитого им с панталыку «гражданина Епифана» Пауля, а также о необходимости для молодёжи соблюдать бдительность и моральные принципы строителей коммунизма, во многом определила амплуа Олева Эсколы и его дальнейшую кинокарьеру.

Олев Эскола в 1958 году. Источник: Filmiarhiiv

 

В последующих лентах режиссёры нередко активно эксплуатировали найденную манеру игры, а также имидж исполнителя в отрицательных ролях. Это напряжённая сдержанность, спокойный цинизм, внешний лоск, доброжелательность пополам с ледяной воспитанностью, хитрость и изворотливый ум. Да уж кого-кого, но простаков Олев Эскола, кажется, не играл никогда.

Увы, картины сии были зачастую однотипно-схематичными. В «Капитане первого ранга» (1958) Эскола изобразил лощёного графа Леопольда Эверлинга, а в «Незваных гостях» (1959) «проницательно-монументального» майора госбезопасности, подобного тому, коего описал всё тот же Владимир Семёнович в процитированной уже песне-пародии на плохой детектив: «Он был чекист, майор разведки и прекрасный семьянин». Хотя роль всё-таки стала исключением из длинного списка врагов в активе артиста.

В роли графа Эверлинга («Капитан первого ранга»). Источник: Filmiarhiiv

 

О качестве подобных фильмов, заполонивших экраны в конце 1950-х начале 1960-х годов, а особенно после шпионского полёта лётчика Пауэрса над СССР и Карибского кризиса, можно судить по отзывам на ленту «Генерал и маргаритки» (1963); там Эскола играет капитана Шнорке. Картина посвящена якобы готовящейся американской провокации со сбрасыванием ими ядерной бомбы на одну из собственных военных баз — с целью обвинения в этом теракте СССР и нанесения ответного удара.

Несмотря на режиссуру одного из столпов сталинско-хрущёвского кино Михаила Чиаурели, а также на «звёздный» актёрский состав (Верико Анджапаридзе, Софико Чиаурели, Андрей Абрикосов и др.), критики писали об этой ленте в таком ключе.

«Выходят фильмы «Генерал и маргаритки»… и вы вновь узнаёте пластмассовую скуку схемы, при которой ничто не согрето, не выстрадано, не выношено в авторском сердце» («Вопросы кинодраматургии». Москва, 1964).

«Ярчайший пример арифметического искусства с однозначными персонажами» («Вопросы киноискусства». Москва, 1964).

Шнорке («Генерал и маргаритки»). Источник: kino-teatr.ru

 

Нужно отметить, что в последующих работах Олев Эскола делал всё, чтобы преодолевать упомянутые «пластмассовую скуку» и «арифметическое искусство». Его персонажи, хотя и в большинстве своем отрицательные, запоминались зрителям именно благодаря нешаблонности в подходе к отражению их внутреннего мира.

В 1968 году артист снялся в фильме «По тонкому льду», по популярной тогда повести Георгия Брянцева. Сыграл, «как всегда», противного типа штурмбаннфюрера СС Земельбауэра. Но от роли к роли даже эти ходульные драматургические «скелеты» в исполнении Эсколы всё больше обрастали «плотью и кожей».

Такими были Артур фон Кристман, представитель Международного комитета Красного Креста и агент гестапо (киноэпопея «Освобождение», 1970); дипломат и западный шпион Фридрих Клотц («Судьба резидента», 1970); шеф гестапо Ганс Зеллер («Риск», 1970); штандартенфюрер Вагнер («Последний рейс «Альбатроса», 1971); шеф иностранной разведки («Здесь проходит граница, 1971); консул Дрегер («Земля, до востребования», 1973); Гофман, штандартенфюрер (что, опять?!! — И.К.) (Возвращение скрипки, 1973)…

Клотц, сотрудник немецкого посольства и шпион («Судьба резидента»). Источник: kino-teatr.ru
Штандартенфюрер Гофман («Возвращение скрипки»). Источник: kino-teatr.ru

 

Да, образы малопривлекательные, мягко говоря. Но если бы артист воплощал их неинтересно, кто бы его сейчас помнил?

Эскола играл также в театре, где начал служить ещё с 1931 года. Сначала это была «Эстония», которая уже тогда славилась своей сценой, поскольку вела историю с 1865 года. Сейчас это театр оперы и балета в Таллинне — «Национальная опера «Эстония». В советские времена он именовался «Государственный академический театр оперы и балета «Эстония». Там Олев работал в 1931–1935 гг., затем был перерыв во время Великой Отечественной войны, и после неё — в 1944–1949 гг.

В 1949-м устроился в Эстонский государственный академический театр драмы им. Виктора Кингисеппа (ныне — Эстонский драматический театр в Таллинне). В 1966 году Эскола перешёл в труппу недавно образованного Таллиннского городского театра (тогда Государственного молодёжного театра Эстонской ССР).

В роли Полония («Гамлет» Шекспира, 1966 год, Молодёжный театр). Фото: Gunnar Vaidla / Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum

 

Такова была творческая карьера талантливого мастера, имевшего «негативное» актёрское реноме, но умевшего даже всяких негодяев и паршивцев делать нешаблонными и интересными для зрителя.

Умер Олев Вольдемарович Эскола 4 апреля 1990 года.

Другие материалы Игоря Круглова об эстонских актёрах можно найти по этой ссылке.

Читайте по теме кино:

У лучшего фильма Эстонии — колумбийские корни

Провокации и ритм — как победить на кинофестивале PÖFF

«О2» — эстонский фильм, который вернул зрителей в «коронавирусные» кинотеатры

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline