Воскресный антидепрессант Любиной: Чугунное кружево

О том, до чего в Петербурге может довести невыездной образ жизни, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

916

Неоспоримое преимущество постоянного времяпрепровождения в Петербурге — появление повышенного любопытства и внимания к деталям. Чего ранее не наблюдалось и в помине. Помните, как было у Евгения Шварца: «Да, я кот, но люди иногда так невнимательны. Хозяева мои до сих пор удивляются, что я ещё ни разу не окотился. Говорят: что же это ты, Машенька? Милые люди, бедные люди! И больше я не скажу ни слова». Увы. Я принадлежу к той самой категории занятых всякими важными делами хозяев. Хотя начала потихоньку исправляться.

Изменения к лучшему в моём случае — я стала обращать внимание на те элементы городской архитектуры, декора, мимо которых раньше проходила, не моргнув глазом. В этот раз мой взгляд привлекла чугунная ограда в виде ветвей и экзотических бутонов Михайловского сада. Правда, для этого пришлось уткнуться носом в неизящный, сооружённый на скорую руку металлический забор. Как полагается, возникший внезапно — на этот раз у Конюшенного ведомства — и перегородивший проход к Спасу на Крови*.

Понятно, что забор возник неслучайно — теперь уже традиционно в этой части города оборудуется одна из фан-зон для болельщиков чемпионата Европы по футболу. Просто у нас в городе нет привычки выставлять предупреждающие знаки. Поэтому, не обладая орлиным зрением, я шла-шла, упёрлась в забор, развернулась и пошла в обход. Ничего страшного: погода хорошая, места красивые, гулять так гулять. Но указатель бы лишним не был. Другое дело, что и в обход перемещаться пришлось по пересечённой местности, так как и с другой стороны канала Грибоедова для прохода пешеходов оставлен проход метровой ширины: с одной стороны — ограда из чугунных цветов, с другой — всё тот же металлический забор.

Фото из личного архива автора

 

В общем, уткнувшись носом сперва в решётку 10 на 10, а потом — в чугунный цветок, мои мысли сделали виток и сфокусировались на том, что красиво на ограде. Когда? Почему? Кто автор? Добравшись до дома, погрузилась в поиски информации. Вот что удалось обнаружить. Как оказалось, одной решёткой дело не ограничилось…

Сад без ограждения

Чугунная ограда у Михайловского сада появилась в последней четверти XIX века. Это при том, что сад возник в одно время с Летним садом. Рекреационный статус этого участка определил лично Пётр I. В 1716-1717 гг. архитектор Ж.-Б. Леблон по заказу Петра I выполнил генеральный план трёх Летних садов. Первый и второй сады находились на территории существующего Летнего сада. Третьим был сад, где располагался дворец Екатерины I. Он назывался «шведским садом». В казну Михайловский дворец вместе с садом был приобретён в 1894–1895 годах.

Неизвестный знаменитый автор

Странным образом на протяжении десятилетий под авторством решётки Михайловского сада стояло: «автор неизвестен». А между тем автор не просто известен. Он в прямом смысле способствовал тому, чтобы Петербург воспринимался как прекрасный город-сад. Русский немец Карл Иванович Винклер — именно ему Михайловский сад обязан знаменитой решёткой с чугунными цветами.

Фото из личного архива автора

 

Винклер (1845—1900) — инженер, заводчик, предприниматель, поставщик Двора Его Императорского Величества. Его биография ― наглядный пример немецкого упорства и трудолюбия, обернувшиеся красотой для новой родины и финансовым успехом для немца-реализатора. Родился и вырос в Германии. В Петербург приехал, когда ему был 27 лет. На момент приезда в Петербург у него уже был опыт изготовления чугунных элементов для конструкций железнодорожных мостов. Спустя четыре года наёмного труда в качестве инженера-механика в фирме Густава Эйфеля Карл Винклер организовал в Петербурге собственную строительно-слесарную мастерскую по изготовлению кованных изделий ― «Художественно-строительно-слесарный завод К. И. Винклера». Четыре года Винклер занимался изготовлением газовой и водопроводной арматуры. В этот период случился первый заказ на кованые изделия ― большой железный флагшток на куполообразной крыше здания цирка Чинизелли. Этот заказ сдвинул красоту проекта с мёртвой точки, после чего благодаря высочайшему качеству изделий фирма занималась исключительно высокохудожественными коваными изделиями.

Ещё два года спустя, в 1882 году, компания Винклера удостоилась золотой медали на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Москве. После этого последовал статус поставщика Двора Его Императорского Величества и возможность устанавливать на продукции завода изображение российского герба.

Чугунное кружево Михайловского сада

Кованая ограда Михайловского сада появилась при строительстве храмового комплекса Спаса на Крови, созданного архитектором Альфредом Александровичем Парландом. Сегодня храм-памятник уже немыслим без ограды. Решётка не столько отделяет парк от храма, сколько увязывает пространство в единое целое, обеспечивая объектам на площади стилистическое единство форм и оформления, создавая иллюзию ожившей русской народной сказки, пряничного домика на фоне стального цвета Невы и классических форм зданий вокруг.

Спас на Крови. Фото автора

 

Установить решётку со стороны сада для оформления пространства вокруг мемориального здания разрешил лично император Николай II. В своём отчёте, опубликованном после завершения работ по сооружению церкви, Парланд написал: «Вокруг храма образована небольшая площадь, часть которой с восточной стороны занята цветником и проходом ко входу духовенства. С этой стороны цветник отделяется от сада, принадлежащего Музею Императора Александра III, массивной полукруглой решеткой с тротуаром из лещадных плит и гранитным кордоном». По рисунку Парланда на заводе Винклера создали модель кованых элементов, одобренную архитектором и комиссией по сооружению храма Воскресения Христова под председательством Великого князя Владимира Александровича. Великий князь, кстати, как и многие именитые жители Санкт-Петербурга, приобретал кованые предметы для своего дворца на заводе Винклера.

Преемственность

К моменту начала работ по изготовлению чугунных красот Карл Иванович Винклер скоропостижно скончался. Что, однако, не стало препятствием для завершения работ в отведённые сроки. Дело отца продолжили сыновья.

Здание компании «Зингер», ныне Дом книги. Фото Р. Денисова

 

В своё время Винклер подошёл к вопросу наследования и управления заводом после своей кончины с немецкой педантичностью и скрупулёзностью. В семье Винклеров было четверо детей — трое сыновей и дочь. Каждому из сыновей в управлении отводилась заранее определённая роль. Поэтому сыновья получали образование в разных городах Германии с учётом предполагаемой сферы деятельности.

Дети оправдали доверие отца и с честью продолжили его дело. Старший Вильгельм стал заведующим фирмой и преемником отца на посту руководителя. Второй сын, Эдуард, отвечал за художественный дизайн изделий. Сын Отто стал техническим директором. При нём произошло освоение новых сфер деятельности. В частности, фирма стала торговым домом для таких железных изделий, как лестницы системы «Joly». Дочь Карла Луиза сделала удачную партию, выйдя замуж за одного из членов семейства Нобель.

Наследие

К сожалению, завод закрылся в 1914 году, когда началась Первая мировая война. Но многие изделия сохранились, украшая наш город. Среди наиболее известных сохранившихся работ завода Винклера:

  • Здание компании «Зингер» на Невском проспекте;
  • Елисеевский магазин на Невском же;
Елисеевский магазин на Невском проспекте. Фото автора

 

  • Дворец великого князя Алексея Александровича на набережной реки Мойки («Дом музыки», или «Алексеевский дворец»);
  • Почтамт;
  • Императорский клинический повивальный институт (ныне НИИ акушерства, гинекологии и репродуктологии имени Д. О. Отта);
  • Дом Управления страхового общества «Россия» на Большой Морской улице;
  • Пантелеймоновский мост;
  • Дом Бажанова на улице Марата (Детская библиотека истории и культуры Петербурга);
  • Особняк В. Э. Бранта на улице Куйбышева.

Получается, что достопримечательностей, ставших из красивых прекрасными благодаря мастерству Карла Винклера и его сыновей, хватит на целую экскурсию. А бродить по городу, зная, кто создал элементы его красоты, приятнее вдвойне. Мне так точно. Что думаете?

* Конюшенный двор — комплекс зданий на Конюшенной площади Санкт-Петербурга. Здание в стиле «второго барокко», фасад которого обращён к площади, в XIX веке занимал Музеум придворных экипажей (Конюшенный музей). Здание бывшего мастерового двора комплекса находится на углу Конюшенной площади и набережной канала Грибоедова. Внутри комплекса располагались конюшни и экипажные сараи.

Собор Воскресения Христова на Крови, или храм Спаса на Крови  православный мемориальный однопрестольный храм во имя Воскресения Христова; сооружён в память того, что на этом месте 1 (13) марта 1881 года в результате покушения был смертельно ранен император Александр II (выражение «на крови» указывает на кровь царя). Храм был сооружён как памятник царю на средства, собранные по всей России. В 200 метрах от Спаса на Крови находится ещё один храм с не менее драматической историей — Спас Нерукотворного Образа, в котором отпевали Александра Сергеевича Пушкина.

Читайте по теме:

Любина: Развенчивая лжеисторические мифы

Таллинн — Санкт-Петербург: автобусное сообщение налаживается

Москва, Санкт-Петербург и Сочи — самые посещаемые туристами города России

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline