Воскресный антидепрессант Любиной: О главном собутыльнике

О редком сорте друзей, эксклюзивных сортах виски и надёжном способе преодоления житейских невзгод рассказывает журналист и автор портала Tribuna.ee Татьяна Любина.

1 100

Эта история не о возлияниях как таковых и не о видах горячительного. И даже не о пользе или же вреде алкоголя для организма. Она — о друге, научившем меня… пить красиво.

Есть такое явление, как друзья по интересам. Мне об этом поведал один из умудрённых жизнью и опытом друзей. Как-то раз на мою очередную сентенцию о любви и дружбе он выдал, что дружба не обязательно должна быть одной единственной и на все времена. Вполне могут быть друзья для походов в баню и на футбол, посещений театров, поездок на море, занятий спортом, участия в кулинарных конкурсах и лепки свистулек из глины. А вот у меня однажды появился друг для… философских бесед за бокалом виски.

С МихалСанычем мы познакомились, когда я только начинала заниматься офф-роудом.

Произошло сие судьбоносное событие с подачи моего друга, который и сам никогда не скучал, и мне не давал: всё время свободное от работы он таскал меня по каткам, горкам, прыгал с парашютом и штурманил на гонках по бездорожью. Прыгать с парашютом я наотрез отказалась, а вот джипы, рассекающие грязь в самых труднодоступных уголках родного края, поразили моё девичье воображение.

Тимычу хватило ума вовлекать сугубо городское создание в грязевое действо постепенно. Для этого он предложил мне отправиться на крупнейшее в мире оффроудное приключение «Ладога-Трофи» в качестве… поварёнка. Так я и познакомилась с МихалСанычем — он был водителем того экипажа, в который меня определил всемогущий друг.

«Поварёнок» звучит ответственно, но готовить мне почти не пришлось. Все 10 дней соревнований я лишь раскладывала, нарезала, заливала кипятком пакетики и полуфабрикаты, утилизировала пластик и мыла посуду.

Особая сноровка требовалась лишь при организации «завтрака штурманов» — этакой вариации «пикника у обочины». Едешь ты по лесу в поисках точки, следишь по карте за ландшафтом, и вдруг из соседних кустов вылетает джип! Оба экипажа выскакивают навстречу друг дружке, обнимаются и требуют «продолжения банкета». Тут-то и настаёт звёздный час поварёнка — мгновенно вытащить соответствующий ящик из бездонного КУНГа Ленд Ровера и организовать на капоте перекус, а после моментально всё убрать, погрузить и загрузиться самой.

Надо отдать МихалСанычу должное: я полностью была обеспечена всем необходимым. В моём распоряжении был и запас кастрюлек, и две горелки с запасными баллонами, и перчатки для мытья посуды в ледяной воде. Даже крем для рук был.

Так что мои права были реализованы в полном объёме. А вот обязанностей было две: кашеварить, а также всегда и везде быть вовремя. Опоздание на пять минут являлось серьёзнейшим проступком. За первое нарушение грозили пальцем, а вот после второго следовал «расстрел на месте без волокиты на суд и следствие».

Меня эти правила не тяготили: приказы МихалСаныч отдавал чётко и доходчиво, а я к тому моменту уже была натренированным командным игроком.

А ещё МихалСаныч любил качественный алкоголь, но терпеть не мог употреблять его в одиночестве. При этом «пить» в его интерпретации означало лишь раз наполнить бокал чем-то эксклюзивным, а дальше весь вечер весело проводить время в компании друзей. Иного пития он не признавал.

С непривычки вечер в компании с хозяином, который довольствуется одним бокалом, заставлял новых гостей изрядно понервничать. Однако МихалСаныч умудрялся и веселиться, и бдить, чтобы другие ни в чём себе не отказывали, но закусывали основательно.

«Ел он много, но не жадно,

Отдавал закуске честь,

Так-то ладно, так-то складно,

Поглядишь — захочешь есть!»

Постепенно народ осваивался, но подтрунивать над причудой хлебосольного хозяина не переставал. В результате таких вот наших регулярных посиделок и появилось у моего новоиспечённого друга звание «главного собутыльника». «Главного» — потому что звучит солидно, а «собутыльника» — потому что в шутку.

Об алкоголе он знал практически всё и этими знаниями с удовольствием делился с окружающими. А всему прочему он предпочитал один вид островного виски — с ярко выраженным резким вкусом и запахом… армейских сапог.

Вот эта его причуда мне импонировала больше всего. Опять-таки, была огромная разница между вечно спешащим и не любившим деталей Тимычем и обстоятельным МихалСанычем.

Трофи-рейд закончился традиционной «послепоходкой», а потом пришёл черёд и других соревнований, на которых я уже выступала в качестве полноценного члена женского экипажа на уазике. Одной из причин, почему мне захотелось ездить самостоятельно, стало как раз хлебосольство МихалСаныча: меня откровенно задолбало постоянное мытьё посуды, но понравились формат гонки, мужское общество и интересные посиделки в перерыве между этапами.

Расставшись с мужским экипажем, дружбу с МихалСанычем я сохранила. Своим нескончаемым оптимизмом, готовностью разговаривать на любую тему новоиспечённый друг мне неуловимо напоминал деда.

Именно от МихалСаныча я впервые услышала житейскую мудрость о том, что если долго сидеть на берегу реки, то в конце концов мимо проплывёт труп твоего врага. А однажды узнала, что далеко не всё, что в первый момент кажется ужасным, таковым и является.

«— Не грусти, — сказала Алиса. — Рано или поздно всё станет понятно, всё встанет на свои места и выстроится в единую красивую схему, как кружева. Станет понятно, зачем всё было нужно, потому что всё будет правильно».

Дело было так. Как-то раз мы с друзьями ехали в Финляндию. Накануне я не успела доделать какое-то задание на работе. Когда стояли на границе, позвонила подруга: «О твоём файле точно никто не вспомнит — у нас всё руководство сняли».

Новость настолько меня шокировала, что я в буквальном смысле впала в ступор. Бог с ним, с невыполненным заданием: снятых шефов я искренне ценила и уважала.

Через пару дней мы собирались в баре большой оффроудной тусовкой, чтобы отметить день рождения МихалСаныча. Углядев среди поздравителей мою кислую зелёную мину, именинник кивком полюбопытствовал: в чём, мол, дело-то? Ты сюда отмечать приехала, али что?

Путаясь в словах, я протараторила свою беду. МихалСаныч выслушал не перебивая, авторитетно салютнув пузатым бокалом с янтарной жидкостью, задал лишь два вопроса: будет ли на вечере Тимыч, и если да, то когда? Будет, говорю. Часа через два. «Такое горе надо лечить Hennessy XO. А у Тимыча есть шанс застать нас в сознании», — последовал вывод.

Несмотря на то, что коньяк никогда не был особо любимым мною напитком, наутро я проснулась с ясной головой и твёрдой уверенностью, что ничего страшного не произошло. Просто кое-что теперь будет по-другому.

Благодаря МихалСанычу я убедилась, что в любой сложный момент надо суметь притормозить и постараться взглянуть на ситуацию другими, трезвыми (пусть и после коньяка) глазами. Если не получится самой — обратиться за помощью или же советом. Или же просто высказаться тому, кто выслушает. И тогда часть проблем улетучится сама, а остальное удастся купировать или решить завтра, послезавтра, через три дня или месяца.

И это лишь один из уроков, полученных от этого великого знатока жизни и виски.

Читайте по теме:

Шампанское: история любви

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern