Воскресный антидепрессант Любиной: Жестокий итог

Окончание непростой истории дружбы и взросления.

806

После расставания с Углем Тараканова не просто расстроилась — она полностью выключилась из жизни. Ей расхотелось покупать наряды, садиться за руль («крузер» Угль оставил в её распоряжении). Наконец, ей расхотелось ходить на работу. Но жить-то на что-то надо было. Продукты покупались на мои деньги, коммуналку оплачивала мама. Но этого не хватало. Тогда Анжелика сменила гнев на милость и начала привечать старинного школьного дружка Серёгу.

Судя по всему, уже в школе увалень Сергей безнадёжно влюбился в нежную красавицу Анжелику. Но той сперва было не до любви — она училась, а потом случилась роковая встреча с Углем, и Тараканова растворилась в новых отношениях и светской жизни. Серёга же оказался упрям: страдая и ревнуя, он регулярно с цветами и подарками появлялся на пороге её квартиры. Сперва она его просто терпела, но после расставания с возлюбленным приняла непростое решение пустить воздыхателя в свою жизнь. Не последнюю роль в этом сыграла Тамара Фёдоровна — хотя она и не считала его ровней своей дочери, но допускала их отношения, видя преданность и постоянство ухажёра.

Вскоре в нашей сумбурной беспорядочной жизни вновь произошли перемены — Анжелика с Серёгой подобрали мне… жениха из числа его ближайших друзей. Я переехала к кавалеру, а Серёга перебрался к Таракановой. Я снова выдохнула: у меня началась собственная новая жизнь с массой семейных обязанностей, да и расходы подсократились — содержание взбалмошной красавицы легло на плечи её новоиспечённого мужа.

Радовалась я недолго. Как-то вечером, когда я после работы решила пройтись по магазинам, раздался телефонный звонок: Анжелика рыдала и просила срочно приехать. Я пыталась отказаться, но услышав, что произошло, сломя голову помчалась к подруге.

За несколько дней до этого она крепко повздорила с Серёгой. Судя по всему, Анжелика традиционно встретила его подшофе и в неубранной квартире (бардак новый кавалер любил не больше предыдущего). Мужик сделал справедливое замечание, Анжелика огрызнулась, разгорелся скандал, в пылу перебранки всплыло имя Угля. В какой-то момент Серёга толкнул Анжелику, и та отлетела к плите, на которой в огромной кастрюле варился компот. Кипящая жидкость вылилась той на правую руку. Пока захлёбывающаяся в слезах Тараканова кричала от боли, перепуганный Серёга вызывал скорую. Врачи приехали на удивление быстро, оказали помощь, сказали, какие препараты купить и когда появиться в поликлинике на осмотр.

Двое суток Серёга ни на минуту не отходил от пострадавшей. Но на третий ему надо было доехать до работы. Едва закрыв за ним дверь, барышня залпом выпила бутылку шампанского и… вызвала слесаря сменить замок. Следующая ночь прошла в скандале: обезумевший Серёга ломился в дверь, по ту сторону которой заплетающимся языком его на всех доступных ей языках костерила Тараканова. Всё закончилось лишь после появления соседей, пригрозивших, что они сейчас вызовут милицию.

Я приехала на четвёртый день после трагедии и застала Анжелику в ужаснейшем состоянии: оставшись одна, она не смогла ухаживать за ожогом, и рука загноилась. Перепугавшись не меньше подруги, я позвонила Тамаре Фёдоровне. Пока та мчалась к нам, я наспех перемыла посуду, вытащила на мусорку огромный пакет пустых бутылок (было много из-под водки) и пропылесосила огромную квартиру, которая больше напоминала бомжатник, нежели местожительство нормального человека.

Мама церемониться не стала, вызвала скорую и отправила нерадивую рыдающую дочь в клинику.

Так моя жизнь вновь стала беспокойной: через день я отпрашивалась с работы и мчалась на другой конец города — проведать Анжелику в больнице. Пребывание в медучреждении пошло ей на пользу: она вновь начала за собой следить, посвежела, стала спокойнее. Живо интересовалась моей жизнью — расспрашивала, как у меня обстоят дела на работе, что интересного дома.

Однажды она обратилась с необычной просьбой: помимо традиционных больничных гостинцев купить… бутылку хорошей водки — лечение подходило к концу, и Тараканова хотела отблагодарить лечащего врача. В просьбе я не углядела ничего странного: в моей семье спиртным никто не злоупотреблял, а с пагубными привычками расставались влёгкую, даже просто для того, чтобы выиграть спор. Мне и в голову не могло прийти, что подруга плотно подсела на алкоголь и уже не в состоянии от него отказаться.

После выписки из больницы в нашем сумасшедшем семействе на несколько недель воцарился покой. Анжелика пошла на перемирие с верным Серёгой. Тот на радостях задаривал благоверную подарками и сумками таскал домой продукты. Присмиревшая Тараканова всё так же бадьями готовила по три супа и пять вторых за раз, разве что делала это с помощью мужа или кого-то из его друзей — правая рука всё ещё болела после ожога. В доме было даже почти чисто — утратив иллюзии, Серёга нанял уборщицу. Я и её мама, столкнувшись на пороге, молча показывали друг другу большой палец и синхронно сплёвывали — лишь бы не сглазить.

Но однажды в ночи меня разбудил телефонный звонок — в трубке звучал нервный голос Серёги. Таким я его ещё ни разу не слышала. Он просил срочно приехать. На часах было два ночи.

Будучи по горло сыта приключениями, я за месяц до этого вернулась к бабушке. Разумеется, звонок разбудил и её. Пришлось в двух словах объяснить, кто звонил. Бабушка отреагировала на удивление спокойно, лишь посоветовала одеться потеплее и не забыть зонтик — начиналась осень.

Приехав к Анжелике, я с ужасом обнаружила угрюмого Серёгу и подругу в образе «шальной императрицы». Приглядевшись, увидела, что у Сергея подозрительно блестят глаза: нервы не выдержали — он плакал перед моим появлением. Мы кое-как примостились за кухонным столом, заставленным горой немытой посуды. Я молчала, он рассказывал.

Тараканова спивалась. У неё не было личных денег — все покупки делались мамой и Серёгой. Тем не менее спиртное дома не переводилось. Она его мастерски прятала — в банки из-под соуса, среди стиральных порошков, Серёга находил шкалики даже в корме для Чарлика и в цветочном горшке. Меня он вызвал, чтобы совместными усилиями решить, что делать. Мы оба её любили и хотели спасти.

Утром кое-как уговорили Тараканову лечь в клинику, куда ежедневно по очереди приезжали, чтобы убедиться, что с Анжеликой всё хорошо. Там она пролежала почти месяц. Явно шла на поправку — порозовела, попросила купить несколько новых спортивных костюмчиков вместо казённых старушечьих с вытянутыми коленями. На выписку Серёга приехал с огромным букетом роз и коробкой дорогих туфель, о которых Тараканова мечтала последние три месяца.

А через неделю она вновь позвонила и начала что-то объяснять заплетающимся языком…

Я повесила трубку. И больше ни разу не ответила, когда она мне звонила. Мои собственные силы были на исходе. Зарплата улетала — каждый раз я уходила от неё глубоко за полночь, приходилось вызывать такси. Каждый раз она просила что-то ей привезти. Кроме того, я видела, что терпение шефа тоже уже на исходе. Наконец, мне надо было поберечь бабушку — на неё у меня просто не оставалось времени.

В какой-то момент звонки прекратились, и я начала выстраивать собственную жизнь — сама, без чужих советов и вмешательства. Но однажды (опять это «но однажды»!) в ночи (дело было в канун крещенских праздников) вновь раздался телефонный звонок. Спросонья я не посмотрела на номер. Звонил Серёга. Металлическим голосом я начала уже говорить, что слышать ничего не хочу и никуда не поеду, но он меня перебил: «Тань, Анжелики больше нет». Ей едва исполнилось 28 лет, диагноз — цирроз печени.

Я ездила с ней проститься. С трудом узнала — у неё были каштановые волосы, что означало — последние свои дни она была глубоко несчастна. Перенесла прощание я спокойно, но потом, уже на улице, начала рыдать. Так и шла в сторону банка, содрогаясь от слёз, которые замерзали прямо на щеках — зима в тот год стояла лютая.

А потом она мне приснилась. Во сне Анжелика вновь была ослепительной платиновой блондинкой, на высоченных шпильках и каком-то очередном мудрёном наряде. Искрясь и заливаясь смехом, подруга рассказала, что у неё наконец-то всё хорошо, она пошла изучать испанский язык, а заодно начала интересоваться историей древнего мира, что у неё много новых друзей, которым она нужна и дорога. Больше мы «не виделись»…

С таким вот непростым человеком свела меня судьба однажды. Казалось бы, причём тут «антидепрессант»? Язык не повернётся назвать эту историю доброй или же весёлой. А всё дело в выводах, к которым я тогда пришла. А они как раз в том, что никогда, ни при каких обстоятельствах нельзя сдаваться. Нельзя унывать. Нужно вовремя взрослеть, чтобы отличать правду от попыток тобой манипулировать. И ещё, что можно оставаться человеком, общаясь даже с самыми безнравственными людьми.

Скорее всего, именно тогда я научилась быть сильной. Во многом благодаря Анжелике.

Читайте по теме:

Эксперт: Безопасного для здоровья количества алкоголя не существует

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern