Арсений Денисов: Чьи чубы в эстонско-российских отношениях трещат сильнее

Эстонско-российские отношения в последние десятилетия складывались весьма непросто, но искать виновную сторону в них, пожалуй, особого смысла не имеет. У каждой из сторон своя правда, отказ от которой означал бы изменение общего вектора развития государства. Но для последнего до сих пор не возникло ни внутреннего, ни внешнего запроса, пишет автор портала Tribuna.ee студент факультета журналистики Санкт-Петербургского государственного университета Арсений ДЕНИСОВ.

379

Находящий отклик в прессе обеих стран «обмен политическими любезностями», выставляющий, с одной стороны, Россию как источник всех бед Эстонии, а с другой Эстонию как рассадник неонацизма и НАТО-вской военщины, весьма полезен для внутреннего потребления политикам обеих стран. Создание образа врага (даже если он надуманный) и мобилизация населения против него – простой и весьма эффективный способ манипуляции общественным сознанием.

На фоне этого об интересах простых людей редко кто задумывается. Нагрянувшая пандемия коронавируса лишь укрепила стороны в стремлении что-то доказать противоположной стороне. Введенные якобы чисто по соображениям охраны здоровья ограничения на передвижение между двумя сторонами за минувшие два года превратились в чисто политический инструмент, рвущий межчеловеческие связи и ломающие судьбы.

Понятно, что Россия рассматривает отношения с Эстонией не отдельно, а как часть политической коммуникации с ЕС, однако, к примеру, с позиции проживающих в Эстонии русских, наказания за «идеологическое непослушание» эстонских властей воспринимаются как удары прежде всего по своим – проживающим в республике русскоязычным. Как это происходит? Ну, хотя бы в виде запрета на авиасообщение с Россией. С официально признанными российскими властями недружественными Чехией и Великобританией авиасообщение имеется (и граждане этих стран беспрепятственно въезжают в РФ во время пандемии), а с Эстонией, треть которой составляет русскоязычное население, его нет (гражданам Эстонии въезд в РФ разрешен лишь по спецпричинам). Однако поскольку эпидемиологическая обстановка в названных двух странах отличается от эстонской не сильно, то политическая составляющая данного вопроса особых сомнений не вызывает.  Наверное, к этой же линии стоило бы приписать решение России в течение почти двух лет не впускать в страну учащихся собственных вузов.

С другой стороны, постоянные препоны, которые чинят различные эстонские контролирующие органы деятельности российских СМИ и русскоязычных правозащитников на территории Эстонии свидетельствуют о том, что и с этой стороны диалог двух стран весьма далек от цивилизованного. Если ко всему этому прибавить еще постоянные исторические споры (инкорпорация vs. оккупация, коммунизм vs. демократия), то выхода из тупика пока вовсе не просматривается.

Может ли что-то измениться в ближайшие годы? Все зависит от порывов, создающихся в регионе и Европе в целом крыльями самолетов и ракет с чередующимися символами. Чьих символов окажется больше, на те и будут ориентироваться местные жители.

Впрочем, не только на них.  Сила-силой, но эффекта «Кока-колы» также никто не отменял, а потому если внезапно в соседней стране уровень жизни станет значительно выше (даже если это произойдет не из-за экономического роста, а из-за понижения уровня жизни во второй), то и влияние территории с более высоким уровнем жизни на соседей несомненно повысится.

Если абстрагироваться от идеологического шума, то единственной возможностью для стабилизации эстонско-российских отношений могло бы стать наращивание взаимного прагматизма. Простые жители обеих стран это точно оценили бы, ибо в противном случае скоро чубы у них начнут трещать с умноженной силой.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline