Иконников: Осенний кризис — пугало или уже здесь?

Автор портала Tribuna.ee Александр ИКОННИКОВ рассказывает историю своего успешного бизнеса в начале 1990-х годов, который сломали "паразиты-чиновники", и размышляет на тему нынешнего коронавирусного времени: служащим быть хорошо, а предпринимателям — смерть?

445

Что народ и его пророки говорят.

Да вот, уважаемые, осенью развернётся настоящий кризис: полыхнут болезни, вернётся изоляция, что открылось, то закроется снова. Жрать, ой, простите, кушать будет нечего. Последние штаны износятся, шуба потрескается… По крайней мере, умные люди так говорят

С умными не спорят, а делают выводы. По своей работе автору посчастливилось постоянно, почти ежедневно видеть множество людей. Обычных, наших людей, словоохотливых и не очень. Конечно, никто не лезет к ним с «опросами». Но часто, слово за слово, они высказывают своё мнение о сегодняшнем, вчерашнем и завтрашнем дне.

Люди говорят, что…

…»Если заговорили о жестоком осеннем кризисе 2020 года, значит, опять ещё пока не наворовались?» Это заковыристое мнение занимает, скажем так, пятое место в нашем самопальном рейтинге по частоте высказываний.

Не станем ни опровергать, ни подтверждать, наше дело понять, что люди видят в завтрашнем дне.

«Вот что вот они делают?! Ведь они ведь деньги собирают, они хуже сектантов, они собранное всё себе забирают! Как правительство».

Это знаете, о ком? О волонтёрах! Вы сами часто встречаете молодых людей, которые в фойе крупных магазинов и торговых центров ставят баннер с просьбой помочь детскому фонду, детской больнице, раковым больным. Так вот, персонал центров и магазинов, покупатели и клиенты — не все! — полагают, что волонтёры есть жулики. Баннер фальшивый, подписные отчётные листы с подписями  — подделка, и вообще — «за этим кто-то стоит».

Есть ещё ящики из пластмассы, там никто рядом специально не стоит. Целевые такие, для денежки: то на новый домик для тигров в зоопарке. То, опять же, на помощь онкобольным.

Неизвестный кто-то забирает наличные из ящика. «Никто же не отчитывается!»

«Никакого вируса не было, нет и не будет!» Смотрите-ка, третье место. Не забыли. Недаром повсюду ещё стоят и средства для дезинфекции рук, и плакаты висят, как уберечь себя и окружающих. Никто их не убирает. И это не намёк, это знак, сигнал, предвестие беды: не обманывайте себя, мы вам ещё устроим.

Замечено: люди в массе своей перестали руки мыть и дезинфицировать. В магазинах, парикмахерских, местах отдыха. И я вам больше скажу: после посещения общественных туалетов —тоже. Как, прямо, соревнуются в бесшабашности. Как словно только «корона» через грязные руки передаётся. Между прочим, 99% болезней мы получаем именно через немытые грязные руки. Кстати, глистов тоже пока правительство не отменило. Внесезонные они как были, так и остались.

«Границы закрыты, никуда ехать отдыхать нельзя, а куда можно, там всё ещё в масках едят и купаются, «всё включено» отменили, теперь голодать придётся в Турции, Испании, Италии, на Тенерифе… Лучше отпуск на даче или ремонт сделать».

Без комментариев. Второе место.

«Сажать их всех надо. Кого? Да всех!». Вот тут два продолжения: а новых выбрать. А этих — под суд.

Не обсуждается. Это уже было в веках, бывших до нас. Пять баллов и первое место.

Хочешь жить – умей вертеться

Если вы прочитали статью, на которую даётся ссылка в самом начале, ну, вот эту, напомню, значит, поняли, почему у нас в стране тихо, но всё громче звучит похоронная мелодия конца света. Хочу рассказать историю не от чьего-то там лица, а от первого, свою, то есть. О бизнесе своём, который расцвёл в 90-х, в «проклятых» для кого-то.

Смотрите: власть переменилась. Наступил, якобы, кризис. А жили я и моя тогдашняя семья в маленьком городе на западе Эстонии. Ну как, «маленьком». Если брать масштабы нашей страны, то это примерно как Детройт (не к ночи будь помянут) в США. Или там Йокосука в Японии. Или Иваново в России. Нормальное такое население, 12 тысяч народу.

И вот: работы нет. От слова «совсем» в смысле социалистическом: пришёл, взяли, зарплата идёт, сам сидишь на точке ровно до пяти, и там уж как покатит. Но!

Смотрю вокруг. Ах-ха, думаю, потому что вижу: кто где раньше наёмным начальником был, тот это дело быстренько под свои нужды и в своё владение прибирает. То есть журналисты свою коммерческую газетку создали, и она интересная, потому что не стесняется писать, о чём вроде как и нельзя было. Оказалось, можно, и не о порнухе речь, о жизни. О людях. Да с желтинкой. И похерила маленькая газета большую, райкома партии. Сдохла партийная газета.

Мотаем на ус. Значит, что имеем. Имеем рулоны бумаги газетной, имеем типографию, имеем тогда новый, сейчас он старый, компьютер IBM, который тоже не наш, имеем компаньона-организатора, бывшего инструктора райкома партии со связями и готового вложиться.

Главное, идея есть. Газетка формата А3, восьмиполосная, но на русском языке, которая в городке нашем никакой ценности не имеет. Ведь даже в советское время в нашей Йокосуке на русском языке были не районно-уездные газеты, а из Таллинна. Республиканские.

Учтите, что это самое начало девяностых! Ещё гарнизон советских войск стоит в городке. Не спрашивайте, как мы первый-третий номера выпускали, раз в месяц. Типография уже быстренько стала заказы брать, раскрутилась, нам скидка, спасибо инструктору. Умный был мужик, ухватистый капиталист, от бога. Они, коммунисты, все такие. Номенклатура прошивала это дело по нюху: это пойдёт, это нет, а тут мы прогорим через семь минут после начала. То есть мне лично с компаньоном просто повезло, просто дар небес. Это при том, что тогда я по-эстонски ни в зуб колесом. Хорошо, что все эстонцы по-русски говорили практически без акцента. Они и сейчас так говорят, но стесняются пока.

Газету наладили. Кому на фиг нужны в «Детройте» четыре тысячи экземпляров на русском языке?!

А в Ленинграде рынок сбыта немереный. Стал возить туда и продавать с тротуара, как все тогда торговали, кто чем, у Гостиного двора. Это было чудесное время: можно было всё! Только хлеба не проси — нету. Нету, ребята, в Питере в то время ничего, и в то же время есть всё! Были бы деньги. А деньги появились, газета «из Прибалтики» тогда шла влёт. Даже за три рубля такая толпа собиралась, из рук рвали. А три рубля тогда были деньгами!

И вот три-четыре таких челночных рейса, и арендую это я у местной умершей «Союзпечати» стеклянный киоск. Часть выручки компаньону, часть на бумагу и за работу типографии. А в киоске начинаем продавать всякую ширпотребную мелочь из Ленинграда. Челночил.

И даже шоколадки, «бублигум» и прочую для детишек привлекательную ценную мишуру. И тоже влёт идет.

Нет, были проблемы: то стекла побьют. От злости. То поджечь пытались. Один-два раза заночевал, поймал борцов с капитализмом. Подростки оказались. Ну, на пинках прогнал два квартала. К папам и мамам их не обращался. Пацаны сами поняли, что у настоящего империализма оскал звериный.

«Губит людей не пиво»

Потом мы газету прикрыли. И подкралась уже денежная реформа — рубли уехали в небытие, и появились кроны. И так как в Питере было легче скупать валюту, то к моменту обмена рублей на кроны создался у меня резерв. И за пять тысяч крон купил киоск уже свой, новенький, у мастеров из Таллинна. Потом киоск оброс пристройками, вполне себе было прибыльно. Тем более с самого начала не было ограничений. Алкоголь продавать? Да пожалуйста. Пиво, сигареты, даже поштучно? С вашим удовольствием. Полная свобода. Ассортимент самый разнообразный. И никаких налогов!

Поездки в Питер ещё потихонечку продолжались, но потом границу закрыли. То есть ничего, возить можно было, но взятки выросли уж очень. Накладно. Финита.

А вот потом началось.

Разрешение на торговлю, как таковое, получи в городской управе. В рамочку — и на видном месте чтоб висело. Деньги уплати. Разрешение на торговлю алкоголем. Крепким. Пошлину плати администрации. Разрешение на торговлю пивом. Отдельно. Табаком — отдельно. Потом согласуй проект застройки (пусть и временной) с уездным архитектором. Плати. Строй, как в проекте. То, что ты уже построил — не считается. Не соответствует. Будь там хоть Тадж-Махал, и то не прокатило бы у уездного  архитектора. Не соответствует. Плати и строй.

То есть «овцы съели людей»: администрирование и регламентация со стороны народившихся чиновников стали расти так быстро, что бизнес становился невыгодным, ни с какой стороны. Даже если работать круглосуточно, что мы с самого начала и делали.

Пришлось продавать — благо, предложения были, — и уезжать в столицу. Не почтальоном же там работать. Хотя и пришлось какое-то время.

Так что сгубило нас не пиво, которое мы продавали. Сгубили бизнес паразиты-чиновники со своими правилами. С рекомендациями и регламентациями. Голь на выдумки хитра: сами-то чинуши ничего не делают, не умеют, разве что «кохвипаузы», во время которых совещаются, что бы ещё придумать для казны. И для себя. Потому что именно они — голь перекатная. Я бы их к себе на работу нипочём не взял бы. Даже дворниками. Тупые они.

А с кризисом не горячитесь, милые вы наши эксперты: зародыши его, как в фильме «Чужой», вы отложили ещё в середине девяностых. Стало выгодно быть гос- или муниципальным служащим, но никак не бизнесменом. Захребетником.

Перекосило страну. Не о такой Эстонской Республике мечтали те, кто её восстанавливал.

За что жиреющим властям «спасибо» большое…

Кризис? Осенью? Он никогда и не кончался.

Когда мы тебя потеряли, Эстония?..

 

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline