Иконников: ЧК «задвинул» оппозицию подальше

Почему чрезвычайную правительственную комиссию для борьбы с коронавирусом можно назвать "чекистами" и во что играет Безумный Шляпник, рассказывает автор портала Tribuna.ee Александр ИКОННИКОВ.

665

Почему «чекисты» не хотят обсуждать свои решения на пленарных заседаниях Рийгикогу?

Оппозиция в парламенте предложила провести дополнительные заседания, чтобы можно было публично обсудить действия и меры так называемой  «чрезвычайной комиссии»* во время чрезвычайной ситуации.

Спасти рядового Ратаса

С момента введения особого положения в Эстонии никто ни разу открыто и доходчиво не объяснял народу, почему именно приняты те или иные ограничения или, наоборот, послабления, как решаются финансовые вопросы.

Не были представлены «адекватные аргументы, на основании которых принимаются те или иные решения», — сказал, например, в интервью «Актуальной камере» председатель Социал-демократической партии Индрек Саар.

А по мнению спикера Рийгикогу Хенна Пыллуааса (партия EKRE), такие заседания даже вредны: они дают возможность оппозиции «покрасоваться перед избирателем».  И его нежелание подставлять премьера Юри Ратаса под шквал неприятных вопросов вполне понятно. Перед предстоящими выборами возможность «покрасоваться» есть пока только у правящей коалиции**.

Премьер-министр Эстонии, председатель Центристской партии Юри Ратас. Фото: facebook.com/keskerakonna

 

Как говорили в далёкие времена в прошлом веке, опасно предоставлять трибуну врагу: он может сказать правду. Столь же опасно подставлять своего человека на трибуне под огонь тяжёлой артиллерии со стороны оппозиции. «Свой человек» не силён в открытых дискуссиях, это все знают, это уже стало общим местом. Его надо спасать от политического позора.

Правители страдают «комплексом оппозиционера»

И вы, и я, и все мы хотим знать, почему и как принимаются решения правительственной «чрезвычайной комиссии» в связи с коронакризисом. Кажется, однако, что прозрачность в действиях «чрезвычайки» отсутствует полностью.

Парни просто выходят на пресс-конференцию и объявляют журналистам об очередном своём декрете. Порою весело шутя. На этом всё.

А журналисты что? Их дело донести до зрителя, читателя и слушателя факт. Сейчас задавать неудобные вопросы опасно. Достаточно вспомнить увольнение «по собственному желанию» журналиста ERR Ахто Лобьякаса за его критику в адрес EKRE. Или словесное нападение Марта Хельме на журналистку ERR Марию-Анн Рохемяэ год назад.

С журналистами стало легко и просто — подогнать критику СМИ под понятие клеветы в условиях чрезвычайной ситуации правителям стало настолько элементарно, что разговоры о свободе слова у нас в стране давно стихли. Никто не хочет лишаться работы по собственному желанию министров.

Скорее всего, ларчик открывается просто. Долгое пребывание в оппозиции безо всяких перспектив войти во власть заразило как EKRE, так и центристов «комплексом оппозиционера». Когда можно безнаказанно городить чепуху или откровенную ложь, когда можно заниматься клакерством, замалчивать неудобные моменты, поносить неугодных журналюг и оппонентов в Рийгикогу, когда руки развязаны от слова «полностью».

И, став волею случая носителями той самой власти, о которой грезилось так долго, экс-оппозиция продолжает вести себя так, словно по-прежнему сидит на галёрке и выкрикивает всякие разухабистые слова. И ведёт себя, как заблагорассудится. Народ для неё не существует, хотя теперь они говорят, что действуют во благо этого самого абстрактного народа.

Игры «Безумного Шляпника»*** в высший разум

Между тем от многих ограничений народ устал. Вернее, устал он не столько от ограничений, сколько от темноты и тумана: что там, впереди? Почему нельзя то и это? Все готовы мириться с неудобствами и добровольным заточением, если люди знают, для чего именно нужно пострадать.

Кстати, об этом очень четко сказал Евгений Осиновский в интервью утренней передаче Terevisioon.

«…Очень важно, чтобы этот вопрос обсуждался в обществе, чтобы мы чувствовали, что нам объяснили, почему это так. Почему, например, торговые центры откроются не через неделю, а после того, как потребность в стационарном лечении уменьшится — считает Осиновский. — Только так возникает общее понимание. Но если это решение придёт только из кризисного комитета из семи человек, то это чувство не возникнет».

У некоторых читателей есть сильное чувство личной неприязни к Евгению Осиновскому. У меня тоже, но несильное. Да, в своё время он наломал дровишек с акцизами. Многие им были недовольны. Но надо уметь слушать и того, кто нам может быть лично неприятен. Он может говорить и дело. В данном конкретном случае Осиновский прав.

Более того. Он тоже говорил и о фобиях правящей коалиции в отношении публичных дебатов в парламенте о том, почему и как принимаются решения правительства в период чрезвычайной ситуации: опасаются, что оппозиция нападет на правительство.

Кроме того, Осиновский полагает, что обществу должно и нужно знать мнения и рекомендации экспертов, на основании которых принимаются решения чрезвычайным комитетом (ЧК).

Сейчас приближается точка невозврата: заговорили о выходе из режима чрезвычайной ситуации. А как мы станем выходить? Где стратегический план? Где обоснования этапов выхода? Как станем восстанавливать экономику? Сидя в башне из слоновой кости все эти вопросы в режиме «семибоярщины» не решить. В режиме обсуждения, как в парламенте, так и с народом решить можно.

Семь человек, даже семи пядей во лбу, комплексной, объемной задачи восстановления страны решить не могут. Так почему они боятся дебатов и обнародования причин своих решений? Главное, у власти, и дело в шляпе?

Сами они пока отвечают на этот вопрос просто: «Потому что!»

Потому что народ сер. Потому что народа нет, есть избиратель.

И вообще: дайте же «Безумному Шляпнику» вволю поиграться в высший разум. Когда еще такая возможность представится…

Председатель партии EKRE, министр внутренних дел Эстонии Март Хельме. Фото: facebook.com/rahvuspartei

 

*В связи с распространением коронавируса, а также проблемами общественного здравоохранения и экономики, 12 марта 2020 года правительство создало правительственную комиссию. Её задача — обеспечение разрешения ситуаций, связанных с распространением вируса, и организация сотрудничества государственных и местных органов власти в этой области, а также координация использования ресурсов и возможностей. Комиссия уполномочена возлагать задачи на исполнительные органы власти и получать от них информацию о выполнении этих функций. Работой комиссии руководит премьер-министр. Членами комиссии являются: министр юстиции, министр экономики и инфраструктуры, министр финансов, министр внутренних дел, министр социальных дел, министр иностранных дел, министр образования и науки, министр обороны и государственный секретарь. Комиссия при необходимости привлекает к своей работе дополнительных членов.

**Премьер-министр Эстонии — председатель правящей Центристской партии Юри Ратас. В коалицию с центристами входят партии EKRE (Эстонская консервативная народная партия) и «Отечество» (Isamaa). В оппозиции остались Партия реформ и Социал-демократическая партия.

***Персонаж из «Алисы в стране чудес»

 

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline