Иванов: Прощай, «Джоконда»! Да здравствует, «Пляска смерти»!

Как ни прискорбно, но, видимо, человечеству придётся если не полностью отказываться от каких-то своих привычек, то, во всяком случае, подвергнуть их серьёзной корректировке. Скорее всего — конкретно в сфере туризма, пишет автор портала Tribuna.ee Вячеслав ИВАНОВ.

413

Протестное движение по поводу ужесточения мер борьбы с COVID-19 ширится прямо пропорционально росту самой пандемии. В общем-то, естественно: демократия, однако… Разнообразен и спектр претензий, выдвигаемых протестантами. Всё понятно: человеку свойственно требовать свободы передвижения, права на труд и на полноценный отдых, всем хочется дышать полной грудью и видеть лицо собеседника, а не маску, да и своё показать — красивое же!..

Где тоньше, там и рвётся

Но не всё понятное обязательно нуждается в поддержке. Да, то, что касается работы и других жизненно необходимых аспектов бытия, безусловно, заслуживает решения, которое позволяло бы выйти из кризиса с наименьшими потерями. Это чертовски сложно, подчас почти неразрешимо. Но это действительно те проблемы, на решение которых и должны сегодня быть направлены все материальные и интеллектуальные ресурсы человечества. И это не пафосная фраза, а жёсткая необходимость.

Однако есть некоторые, скажем так, частности, по поводу которых меня, например, терзают смутные сомнения. Хотим мы этого или не хотим, но нынешняя пандемия точно не оставит всё, как оно есть. И перемены, скорее всего, произойдут вне зависимости от нашей воли и затронут те отрасли, которые окажутся наиболее уязвимыми. А значит — объективно — необходимость в которых наименее очевидна.

Если оценивать ситуацию с этой точки зрения, то — уже по факту — под ударом оказывается как раз туристический бизнес. Именно как бизнес, то есть явление массовое и уже поэтому, как ни парадоксально, максимально затратное. Индустрия туризма, а если шире — отдыха вообще, в её нынешнем виде может выжить только при условии предельно (а точнее — почти беспредельно) широкого вовлечения в неё участников: как потребителей, так и «изготовителей» предлагаемых услуг.

Не случайно в этой фразе слово «изготовители» забрано в кавычки. Потому что на самом деле эта индустрия ничего не изготавливает, её продукт — сервис. Причём чем больше народа этот продукт потребляет, тем выгоднее бизнес. А заманить потребителя можно, только предлагая ему всё больше и больше комфорта, но создать такой комфорт можно, лишь тратя на его обеспечение всё больше и больше средств. Роскошные круизные лайнеры и их воздушные «близнецы», стóящие огромных денег, могут окупаться только за счёт привлечения всё новых и новых толп пассажиров. А какие же это роскошь и комфорт, если ты плещешься в бассейне, который хоть и отделан каррарским мрамором, но рядом с тобой, как кильки пряного посола в жестяной банке, плещутся ещё полсотни твоих попутчиков, а ещё пара сотен нежится в гамаках в полуметре друг от друга. Получается замкнутый круг, в который и продавец и потребитель загоняют себя сами.

 …Да несчастье помогло?

Вообще эта тема занимает немаловажное место в дискуссиях о путях развития мировой экономики уже давно и безотносительно к коронавирусу. Несколько лет назад жители Каталонии начали кампанию по сокращению потока туристов в их край, хотя именно — и преимущественно! — за счёт туризма существуют здешние курорты Коста-Брава, известные на весь мир объекты природного характера и культурного наследия Барселоны и Фигераса.

Однако именно из-за чрезмерной перегрузки, когда ежедневно по этим маршрутам перемещаются сотни тысяч туристов, жаждущих новых впечатлений и острых ощущений, данным объектам угрожает реальная опасность.

Как и галереям Лувра и Британского Национального музея, как и природным заповедникам Альп и Пиренеев…

Да и что за удовольствие, прости Господи, — шляться в толпе себе подобных по залам того же Лувра, где за людскими спинами и головными уборами не видно стен, не говоря уже про развешанные на них картины.

Бессмертная «Джоконда», замурованная в сейф из бронированного стекла, утратила всю свою ауру. К тому же непрерывные блики от вспышек бесчисленных фото- и кинокамер, а теперь и смартфонов, делают невозможным рассмотреть даже то немногое, что ещё просвечивает сквозь толстый, считающийся прозрачным, футляр… Кто вообще может поручиться, что там — именно подлинное творение Леонардо, а не репродукция, вырезанная из рекламного проспекта, продающегося тут же, рядом?

«Мона Лиза», или «Джоконда» Леонардо да Винчи. Фото: Pixabay

 

Или отстоять два-три часа в жиденькой тени на площади святого Марка, чтобы попасть в одноимённый храм, пробежать галопом по его бесконечным галереям и лестницам, а потом хвастаться, что ты видел знаменитую Венецию «вот как вас сейчас»?..

…Может быть, и рано справлять тризну по всей туристической индустрии как таковой. Но если она и уцелеет, то, скорее всего, в своём первозданном виде. Когда по-настоящему роскошный вояж смогут себе позволить по-настоящему богатые люди, способные оплатить место на действительно роскошной и комфортабельной яхте, а не в плавучем мегаполисе.

А сели у тебя нет таких денег, но хочется отвлечься от рутины и получить ту самую смену впечатлений, то не обязательно гоняться за Джокондой. Есть по-своему не менее интересная «Пляска смерти» Бернта Нотке, который и не так знаменит, как Да Винчи, но тоже вполне себе известный художник европейского Средневековья.

Да мало ли чего есть интересного и ещё нами непознанного в родных палестинах!

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Исследование: Туризм Эстонии ждут жуткие весна и зима

Туризм во времена коронавируса — кто вытягивает эту сферу в Эстонии

Страховая компания: Коронавирус может стать ловушкой для эстонских путешественников

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline