Иванов: Немилость к падшим призывал…

...призываю и буду призывать. Потому что поэт, в свой жестокий век восславивший Свободу и взывавший о милости, имел в виду не тех падших, – коли уж речь зашла о поэзии, то выразимся высоким штилем, – чьи руки обагрены кровью, но только тех, кто боролся за эту самую Свободу и является падшими лишь с точки зрения власти.

281

А в предлагаемом вашему вниманию случае (точнее — случаях) речь идёт именно об убийцах. Хотя кого-то из них суд и не признал таковыми. По крайней мере, одного.

Так получилось, что практически одновременно было вынесено судебное решение по делу, изрядно нашумевшему в недавнем прошлом, а ещё по одному, тоже резонансному, начались публичные слушания. А поскольку окончательный приговор ни по одному из них ещё не вступил в силу (по второму так даже и не вынесен, а по первому — апелляции, то-сё…), то — дабы не быть обвинёнными в попытке оказать давление на суд — попробуем обойтись без конкретных имён. Тем более что сами по себе описываемые ситуации настолько узнаваемы, а главное — типичны, что могут служить наглядным пособием по теме «закон, что дышло — куда повернул, туда и вышло»

Dura lex, но не настолько же!

Прошу извинить за грубоватый каламбур, но в данном случае имеется в виду не буквальное значение латинского слова dura (суровый) по отношению к закону (lex), а полностью созвучное ему, но и столь же полностью не совпадающее с ним по содержанию, русское слово.

Хотя, если честно, то надо признать, что древние были склонны к звонким фразам, высекая их в мраморе или граните, отливая в бронзе или даже золоте; а на самом деле закон не может быть ни суровым, ни глупым.

Таковыми его делают люди, которые либо придумывают законы, либо применяют их так, что кроме точек вместо пропущенных букв никакой иной реакции вызвать не могут. Вот тут-то и вытаскиваются на свет придуманные для такой оказии ширмы-афоризмы: мол, закон суров, но таков… ну, и тому подобное.

…Стояли на автобусной остановке два человека. Рядом — ещё четыре. Стояли и в мыслях не держали, что вот здесь, в людном месте, среди бела дня с ними может случиться что-то ужасное, какая-то трагедия. Уж больно место прозаическое.

И вдруг, буквально перелетев откуда-то с проезжей части через несколько автомобилей, на них обрушивается белый BMW с лихим наездником за рулём. Итог: два человека, только что безмятежно ждавших автобуса, строивших какие-то планы на сегодняшний вечер и на ближайшие дни (а повезёт, то и на отпуск), оказываются просто неподвижными телами, которые уже ничего и никого не ждут и никогда больше ждать не будут. А ещё четверо — тоже телами, хоть и живыми, но изуродованными в большей или меньшей степени.

А всё потому_ что двоим отморозкам вздумалось устроить гонку на оживлённой городской магистрали. Выяснить, кто из них (или у кого тачка) круче. Получить кайф, драйв, адреналин, тестостерон и чёрта ли ещё в ступе.

И тут вступает в действие Закон. И он оценивает жизни двух абсолютно чужих обвиняемым людей (с которыми у этих двоих «шумахеров» нет и не могло быть никаких отношений, а тем более — претензий), а также здоровье ещё четверых потерпевших, по своей юридической шкале, наказанием в виде лишения свободы на срок от трёх до двенадцати лет.

Ещё раз подчёркиваю: жизни двоих и здоровье ещё четверых плюс ничем не восполнимый моральный и физический урон, нанесённый их родственникам и близким, — в обмен на лишение свободы «от 3 до 12». Мало того: в результате многомесячных (спасибо, что не многолетних!) разбирательств одному из подсудимых назначается даже не 12, а 10 (десять) лет отсидки, а второй, чья провоцирующая роль в данной ситуации доказана, и вовсе отделывается по сути лёгким испугом…

Только не рассказывайте мне, что «они же не нарочно!», «ну, так вышло», «все могут оступиться, а они осознали» и прочие сказки. Два психически вменяемых совершеннолетних человека, вполне могущих себе представить последствия своих поступков и степень ответственности за них, совершают цепочку противоправных действий, совокупность которых не может не привести к исходу, трагическому для кого-то из активно участвующих или пассивно присутствующих при этом людей.

Всё это, являясь отягчающими обстоятельствами,  делает случившееся не случайным совпадением неблагоприятных факторов, а умышленным, продуманным и тщательно исполненным преступлением, повлекшим за собой смерть более чем одного человека. С соответствующей степенью ответственности.

Ежели же кто повинен в чьей-то смерти…

Нет, я не предлагаю придерживаться ветхозаветной заповеди «око за око, зуб за зуб!». Я не сторонник смертной казни. Хотя лично сам, иной раз, каюсь… но это, как говорится, детали моей биографии. Но я глубоко убеждён, что убийство (а в данном случае мы имеем дело с двойным убийством), даже непреднамеренное, но ставшее следствием другого грубого нарушения закона (превышение разрешённой на данном участке дороги скорости почти в три раза!), если оно не было каким-то образом спровоцировано жертвой, должно караться пожизненным заключением. Без права на апелляцию.

…Сейчас в суде рассматривается ещё одно дело об убийстве. И хотя по внешним признакам оно отличается от описанного в первой главке, но по сути — такое же циничное и бессмысленное, «как ни бесчеловечны в корне все убийства»… Пока не совсем ясно, какое наказание будет просить для троих обвиняемых прокуратура. Все трое отрицают свою причастность именно к убийству, хотя признают, что в конфликте участвовали и потерпевшего (жертву!) видели. Да это же он сам на них напал! Впору пожалеть их, бедняжек. А жертва… Так он и на нож тоже сам упал. Случайно, конечно. И так — несколько раз…

Не будем описывать детали — желающие могут найти их практически в любом издании. С августа прошлого года, когда возле одного ласнамяэского бара был, как говорится, на глазах почтеннейшей публики зарезан молодой мужчина,  об этом событии писали все эстонские СМИ. И не только эстонские, так что о дефиците информации речи быть не может.

Дефицит возможен в другом. Как и в первом случае, реален дефицит понимания бесценности человеческой жизни. Я уж не говорю про дефицит совести, способности сопереживать у тех, кто посягает на эту главную ценности, с ними всё более-менее ясно.

Но у общества должен быть выработан стойкий иммунитет к любой форме насилия над личностью, чьи жизнь, свобода и здоровье превыше всех остальных ценностей. Или мы так и будем подставлять друг друга под нож или колёса убийц, лицемерно сокрушаясь: надо же, как не повезло!..

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline