Иванов: Трагедия с паромом «Эстония» — всей правды нет и… не будет?

Чем больше усилий предпринимается для того, чтобы сорвать завесу тайны и секретности, тем более плотной эта завеса становится. Гибель «Титаника», перевал Дятлова, субмарина «Курск», нападение на башни-близнецы в Нью-Йорке — в этом ряду уверенно занял место и трагически затонувший 26 лет назад паром "Эстония", пишет автор портала Tribuna.ee Вячеслав ИВАНОВ.

372

В Эстонии вряд ли найдётся семья, которой, пусть хотя бы очень опосредованно, не коснулся бы отголосок того шторма в ночь с 27 на 28 сентября 1994 года. И речь не только об информационных сообщениях, траурных церемониях и знакомом сегодня всем жителям и гостям республики монументе «Прерванная линия» у стен Старого города, в виду пассажирского порта, откуда отчалил тем вечером в свой последний путь паром «Эстония»…

Если нельзя, но очень хочется…

«Википедия» сдержанно сообщает: «Паром «Эстония» — это единственное в мире судно, охраняемое законом о покое погибших, и его крушение — единственный случай, расследование которого без официального разрешения считается преступлением. Погружение к останкам парома запрещено».

Тем не менее интерес к трагической судьбе вот уже более четверти века покоящегося на дне Балтийского моря судна, по зловещему совпадению носящего имя того государства, под флагом которого оно плавало, с годами не только не угасает, а напротив — лишь разгорается.

Как правило, каждой годовщине печального события сопутствуют какие-то новые версии и открытия, совершаемые при погружении к лежащим на дне останкам, несмотря на запрет. Правда, все дайверы уверяют, что требуемые разрешения у них имеются. Скорее всего, так оно и есть; но, во-первых, это не всегда поддаётся тщательной проверке, а, во-вторых (на что и делается ставка), считается, что очередная сенсация, поднятая со дна моря, способна заслонить и увести «за скобки» сомнительность способа её добычи с точки зрения закона.

Паром «Эстония». Фото: facebook.com/ratasjuri

 

Нынешний год не стал исключением. И даже наоборот: в канун двадцать шестой годовщины гибели парома развернулась широкая дискуссия вокруг фильма, снятого шведскими документалистами (на этот раз, без сомнения, легально) ещё в прошлом году  «„Эстония“: находка, которая меняет всё».

В нём фигурируют действительно сенсационные факты. Впрочем, как раз эта-то сенсационность и вызывает новые сомнения. Хотя, конечно, любая сенсация поначалу встречает если не жёсткое отторжение, то уж недоверие — точно. И всё-таки слишком экзотично выглядит новое открытие: в правом борту судна обнаружена не замеченная ранее пробоина размером 1,2 на 4 метра, которая, в совокупности с отвалившимся во время шторма визором, и стала причиной гибели «Эстонии».

Справедливости ради следует отметить, что эту версию с большим скепсисом восприняли большинство экспертов. Не отрицая наличия самой пробоины (ясно видимой на кадрах подводной съёмки), многие, однако, склонны считать, что она возникла, скорее всего, уже после того, как паром затонул.

Один из вариантов её происхождения — столкновение с неизвестной (поскольку до сих пор об этом нет никакой информации) подводной лодкой. На этот раз, для разнообразия, шведской: не всё же самим шведам видеть у своих берегов российские субмарины…

Правда, тогда возникает другой вопрос: как мог паром, тонущий посреди бушующего моря, натолкнуться на идущую параллельным курсом подлодку?

Дом, который построил…

Как это чаще всего и происходит, со временем события подобного масштаба и уровня загадочности обрастают всё новыми и новыми открытиями и подробностями, и становится всё труднее и труднее отделить в этом потоке факты от вымысла, фантазии — от реальных событий, чьи-то корыстные мотивы — от подлинного желания узнать истину. И чем больше усилий предпринимается для того, чтобы сорвать завесу тайны и секретности, тем более плотной эта завеса становится. Гибель «Титаника», перевал Дятлова, субмарина «Курск», нападение на башни-близнецы в Нью-Йорке…

Этот список продолжает множиться, и каждая очередная попытка получить исчерпывающий ответ о том, что же и почему именно произошло на самом деле, только добавляет новые вопросы. И паром «Эстония» в этом ряду — не исключение. На мой взгляд, в этом последнем случае поставить точку (если это вообще вероятно в таких случаях) можно только одним из двух способов.

Способ первый: категорическое пресечение любых разрозненных действий на дилетантском или полупрофессиональном уровне, при одновременном создании особой полномочной межправительственной комиссии из представителей стран, понесших наибольшие человеческие потери в этой катастрофе, с привлечением независимых экспертов-специалистов из третьих стран. Любое препятствование работе этой комиссии расценивать как недружественный акт и юридически корректное признание вины препятствующей стороны.

Способ второй: оставить всё, как есть, и признать уже упомянутый выше закон о покое погибших действующим в данном случае безоговорочно и без всяких исключений.

Мемориал «Прерванная линия» в Таллинне. Фото: visitestonia.com

 

…Летом 1994-го в садоводческом кооперативе в окрестностях Таллина, где находилась и наша дача, через два участка от неё, на той же улице, на месте невзрачного летнего «бунгало» вырос красавец-дом; по-моему, единственное на тот момент здание в посёлке, предназначенное для круглогодичного проживания. К концу осени в него должны были въехать новые хозяева — молодая пара. Новоселье так и не состоялось: они оказались в числе невернувшихся пассажиров «Эстонии»…

Много лет после этого дом стоял пустым. Никогда не думал, что новая постройка может так стремительно, на глазах, ветшать без человеческого присутствия. И дело даже не в хозяйской руке,  которая вовремя подлатает образовавшуюся прореху или прибьёт отставшую рейку; дом просто тосковал по живому людскому духу. Он взывал о помощи, но покупатели обходили его стороной, словно это был Анчар. А, может, не желали тревожить тени прежних владельцев, не успевших на новом месте пустить корни, родить детей…

В конце концов, много-много лет спустя, тени, видимо, покинули эти так и не обжитые ими стены, и дом всё-таки кто-то купил. Это было заметно по появившимся возле ворот машинам, по звукам ремонтных работ, по людским голосам, доносящимся с участка.

А вскоре мы уехали из тех мест, и я так и не знаю, кто теперь живёт в этом доме. И не надо мне этого знать. Пусть живые живут спокойно, а погибшие да покоятся с миром!..

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Трагедия с паромом «Эстония» — всей правды нет и спустя более четверти века

Писатель Велло Руст: О гибельной пробоине парома «Эстония» я говорил ещё год назад

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline