Вячеслав Иванов: Почему всё не так? Вроде всё как всегда…

Нам в очередной раз наглядно продемонстрировали, кто в доме хозяин. Правда, на этот раз обошлось без резиновых и телескопических дубинок, без пластиковых наручников и без укладывания в ряд — мордами вниз — на полу какого-нибудь D-терминала, как это было весной 2007-го.

1 657

Впрочем, здесь заслуга не столько правительства, которое проявило максимум жёсткой решительности, сколько — жителей Нарвы и прилежащего региона, которым хватило мужества и здравого смысла не поддаваться на провокации и не вступать с республиканскими властями в открытое противостояние.

А кстати же — и местных властей, которые до последнего отстаивали своё право решать судьбу злосчастной «тридцатьчетвёрки», по всем правилам являющейся муниципальной собственностью, вокруг которой внезапно разгорелись столь бурные страсти.

И когда стало окончательно ясно, что руководство республики, что называется, закусило удила, мэр Нарвы Катри Райк сумела-таки проявить выдержку и тем самым подать пример горожанам: плетью обуха не перешибёшь…

Место, где раньше стоял памятник «Танк Т-34». Фото: Лаури Ляэнеметс / facebook.com/l22nemets

 

Чтобы раны лучше лечились…

Аргументируя необходимость срочно убрать Нарвский танк, который тридцать лет никому не мешал и даже в периоды обострения войны с памятниками оставался где-то на периферии — в прямом и переносном смыслах, премьер-министр Кая Каллас обогатила копилку своих афоризмов новым шедевром. По её мнению, «российское вторжение в Украину „разбередило старые раны эстонского общества“, о которых „напоминают нам коммунистические памятники“».

Что ж, дочери зам. главного редактора газеты ЦК Компартии Эстонии Rahva Hääl должно быть хорошо известно, как и кому надлежит особенно страдать от старых ран… К тому же если эти раны как следует разбередить многократным напоминанием о коммунистических памятниках, да ещё на высокой эмоциональной ноте, то мы получим желаемый результат в виде возросшего рейтинга. А поскольку до выборов остаётся совсем немного времени и сделать что-то действительно стóящее уже вряд ли удастся, то беспроигрышный вариант — активизировать  обсуждение старых, уже забытых обид, произнести громкий запоминающийся лозунг.

Премьер-министр Кая Каллас. Скриншот пресс-конференции в YouTube

 

По этой части нынешняя глава правительства, похоже, уже превзошла практически всех своих предшественников. Её крылатые фразы про газ и свободу, про права/привилегии в виде посещения Европы, теперь вот про старые раны эстонского общества, заняли достойное место в ряду афоризмов про картофельные очистки, сотни тысяч паразитирующих тибл и язык оккупантов. А поскольку Кая Каллас произнесла свои слоганы недавно, то именно они запомнятся лучше.

Можно ли исправить «заржавевший» язык

А кстати — о языке оккупантов. Недавно член Рийгикогу центрист Игорь Кравченко попенял президенту Алару Карису, что тот не сдержал своего слова, хотя на встрече с депутатами парламентской фракции центристов обещал, что станет президентом для всех, вне зависимости от их родного языка и национальности, а также сетовал, что его русский несколько «заржавел», но это он исправит.

Алар Карис, президент Эстонии, сообщил 18 августа, что принял участие в плетении сетей для украинских военных. Во время плетения сетей он был в рубашке, которую ему подарил президент Украины Владимир Зеленский. На нашивке было известное русское нецензурное слово из трёх букв. Фото: facebook.com/PresidentAlarKaris

 

Примерно такие же эмоции, как депутат-центрист, я испытал во время телерепортажа с президентского приёма 20 августа по случаю празднования Дня восстановления независимости Эстонии. В прямом эфире русскоязычного общественно-правового канала ETV+ его ведущие — Юлия Лева и Андрей Титов — брали интервью у десятков гостей Розового сада Кадриоргского дворца. И все их собеседники, независимо от своей национальной принадлежности, говорили по-русски, отдавая дань если не глубокого уважения, то хотя бы элементарной вежливости. С акцентом, с какими-то ошибками (дай Бог каждому русскому в Эстонии говорить хотя бы так на государственном языке!), но по-русски.

Все. Кроме Президента Эстонской Республики. Президента для всех, вне зависимости от их родного языка и национальности.

Можно понять Керсти Кальюлайд, которая не очень уверенно владела русским языком, но хотя бы пыталась говорить на нём с жителями Нарвы, встречаясь с ними на улицах приграничного города.

Можно понять даже Тоомаса Хендрика Ильвеса, который пусть и цинично, но, по крайней мере, честно заявлял, что не желает говорить на языке оккупантов.

Понять Алара Кариса, который в роли радушного хозяина приёма даже не попытался хотя бы поздороваться или попрощаться со зрителями русскоязычного (повторимся) телеканала на их родном языке, пусть слегка «заржавевшем» (его бы никто за это не упрекнул), — трудно.

…В своём обращении по поводу переноса Нарвского танка президент, помимо всего прочего, написал: «Мне нравится полное надежды высказывание о том, что в Эстонии у разных общин может быть разное прошлое, но общее будущее».

Насколько оно общее — более наглядно продемонстрировать вряд ли возможно…

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Григорян: Новый президент, новая надежда

Кая Каллас: Посещение Европы — привилегия, а не одно из прав человека

Вячеслав Иванов: Ругаться матом не грешно, пусть это даже не смешно

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline