Цингиссер: На самом деле правительство в два конца обирает народ

Остап Бендер знал 400 сравнительно честных способов отъёма денег. Правительство Эстонии открыло 401-й, пишет экономист и шеф-редактор портала Tribuna.ee Леонид ЦИНГИССЕР.

1 057

Если в начале 2021 года квоты на выбросы СО2 оценивались примерно в 30 € за тонну, то уже в декабре они перевалили за 90 €. Это после того, как на состоявшемся в Глазго саммите по климату мировые лидеры пообещали сократить использование ископаемых видов топлива. Парламент Польши тут же принял резолюцию, призывающую Евросоюз приостановить и реформировать Схему торговли квотами на выбросы (ETS), пригрозив выходом из договора. С Польшей согласилась Чехия. На всё это наш министр экономики и инфраструктуры, центрист Таави Аас, заявил… что не считает разумным ни выйти из системы торговли электроэнергией на бирже или приостановить участие в ней в её нынешнем виде, ни выйти из системы квот на выбросы CO2 или же приостановить участие в ней в её нынешнем виде.

Ещё бы, ведь в госбюджете на 2021 год был заложен доход от продажи квот на выбросы CO2 в размере €144 млн, а с указанным выше ростом цен на квоты Эстония в рамках действующей в ЕС системы получила в прошлом году более €200 млн! Причём с момента запуска в ЕС в 2013 году системы ETS доходы Эстонии от продажи квот ежегодно увеличиваются. Для сравнения: в 2017 они составляли “всего” €39 млн, а хедж-фонд Northlander, заработавший в прошлом году аж 148% благодаря ставке на резкий рост стоимости квот, прогнозируют дальнейший их рост, считая, что цена превысит €100 за тонну уже этой зимой, а затем достигнет €140—160. А значит, Эстония ни за что не слезет с такой иглы, уж очень сладко и не хлопотно.

Так каким же образом Эстония на этом “зарабатывает”?

Согласно всё той же системе ETS, Эстония бесплатно (!) получает определённое количество квот. Вместо того, чтобы их использовать для самостоятельного производства электроэнергии, например, из того же сланца, мы сворачиваем сланцевую энергетику, т. е. останавливаем энергоблоки на сланце, а неиспользованные квоты продаём другим странам. Это как спекулировать гуманитаркой на государственном уровне. Соблазн велик, ведь деньги-то практически из воздуха (в прямом смысле — из СО2, его составляющей), поэтому продаём мы больше разумного. В результате образуется недостаток электроэнергии, которая потом докупается на бирже. Эти затраты перекладываются уже на конечного потребителя, т. е. на народ.

Таким образом, если отбросить в сторону все заумности, то правительство Эстонии заряжает в два ствола. Первый раз — когда продаёт выделенные нам квоты. Второй — когда через принадлежащее государству Eesti Energia выкачивает из своего народа деньги за электричество по некоей биржевой цене. Вот такой 401-й честный способ отъёма денег, без всяких там налогов, акцизов и т. п.

Но всё это не страшно, считают политики. Ведь денег у народа куры не клюют, ещё и из второй пенсионной ступени средства получили, так что ничего, как-нибудь перезимуем.

Мнения из рубрики «Народный трибун» могут не совпадать с позицией редакции. Tribuna.ee не несёт ответственности за достоверность изложенных в статье фактов. Если вы имеете альтернативную точку зрения, то мы будем рады её также опубликовать.

Читайте по теме:

Цингиссер: Коалиция намеренно удерживает высокие цены на электричество

Заявление Каи Каллас — государство людей в беде не оставит?

Рынок электроэнергии — реформировать! В Эстонии начинаются акции протеста

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline