Туфли-шмуфли, докторица и йогурты… — интересная филологическая кухня

Об обсценной лексике, феминитивах, редупликации, попрании словообразования — филологические особенности современности.

239

Всё происходящее в языке имеет научное название. Лингвисты наблюдают за нашей речью, изучают её, постоянно что-то классифицируют, анализируют, систематизируют и дают обозначение даже тому, что по своей природе от науки очень далеко, пишет в публикации информационного портала фонда «Русский мир» Тамара Скок.

Про любителей мата

Непечатная брань, нецензурные выражения, сквернословие — это, с точки зрения филологов, обсце́нная лексика (от лат. obscenus — «непристойный, распутный, безнравственный»). Да, это грубо и некрасиво, но это часть языка, потому и словари специальные существуют, в которых даётся толкование ненормативной лексики, и её этимология изучается.

Лингвопсихологи считают, что эта лексика становится активной вследствие какого-то стресса: испуга, боли, обиды. Политическая и экономическая ситуация в обществе тоже может выступать как острый раздражитель. Согласно недавним исследованиям, проведённым лингвистами и социологами, около 50% опрошенных признались, что постоянно или довольно часто используют мат в своей речи; редко, но всё же сквернословят — 38%, и лишь 12% опрошенных заявили, что никогда не ругаются.

В современном информационном поле, особенно в пространстве социальных сетей, обсценная лексика становится типичным проявлением речевой агрессии, природу которой и причины возникновения изучают несколько смежных наук. С точки зрения стилистики речевая агрессия — это использование языковых средств для выражения неприязни, враждебности, такая манера речи, которая оскорбляет чьё-либо самолюбие, достоинство. С позиций лингвопсихологии — это целенаправленное коммуникативное действие с целью навредить объекту, вызвать у него негативное эмоционально-психологическое состояние, обидеть, унизить.

Специалисты считают, что любителями мата чаще всего являются люди низкой речевой культуры: их словарный запас невелик, и, чтобы как-то компенсировать свою интеллектуальную ущербность, они активно употребляют бранные слова в попытке сделать речь более эмоциональной, снять психологическое напряжение, заполнить паузы в разговоре. Кроме того, мат — это ещё и способ выражения доминирования в небольших социальных, а чаще асоциальных группах.

Как это будет в женском роде?

В последнее время в филологической среде стал особо обсуждаемым ещё один вопрос: станут ли такие слова, как профессорка, авторка, докторка и им подобные феминитивы литературной нормой? Феминитивы (от лат. Femina — жена, женщина) — это имена существительные, которые обозначают чаще всего род занятий, профессии, социальный статус женщин и образуются от однокоренных существительных мужского рода, являясь парными к ним: журналист — журналистка, учитель — учительница и т. д. Филологи считают, что обострившаяся в последнее время проблема использования феминитивов носит не только лингвистический, но и социальный характер.

Чем недовольны феминистки вообще? Тем, что в мире процветает андроцентризм: мужская точка зрения в политике, науке, культуре является доминирующей. Чем недовольны феминистки в частности? Тем, что для женщин, обретающих в социуме всё больший вес, часто существует лишь мужской тип наименования: врач, доктор, директор, профессор…

Если мы захотим от этих существительных образовать женский вариант, то он получается сниженным, неблагозвучным и приобретает пренебрежительный оттенок: врачиха, докторица, директриса, профессорша. Эти наименования встречаются в разговорной речи, но в документах так не пишут. В официально-деловом стиле у этих наименований сохраняется форма мужского рода. Приживутся ли новые феминитивы, покажет время.

Тук-тук, кап-кап…

Мы говорим и не задумываемся, шутим, ёрничаем, а с точки зрения филологии такие словечки, как танцы-шманцы, гоголь-моголь или шашлык-машлык — это не просто забавные повторы, а примеры редупликации. Встречается это явление в разных языках, где-то в большей степени, где-то в меньшей, и в русском языке оно тоже присутствует. Редупликация — повтор, удвоение — имеет разные варианты и может быть полной (высокий-высокий, сильно-сильно), звукоподражательной (тук-тук, кап-кап); при эхо-редупликации слово повторяется с небольшими изменениями (тутти-фруттишашлык-машлык).

Заимствованием из еврейской речи считается редупликация с начальным шм-, и применяется она тогда, когда мы хотим придать слову пренебрежительный, ироничный оттенок: танцы-шманцы, туфли-шмуфли.

Популярен в отдельных кругах и ещё один вариант эхо-редупликации, знакомый нам по песне о йогуртах и сникерсах. В силу неприличности звучания примеров приводить не будем, но всем понятно, в каких ситуациях этот вид повтора появляется в речи: когда мы раздражены, когда выражаем своё презрение к какому-либо событию, предмету или явлению, активно демонстрируем неприятие, пренебрежение или насмешку.

На страже языка

Когда в словах ставят ударение неправильно, филологи называют это нарушением акцентологических норм. А чтобы таких нарушений было меньше, придумывают рифмованные подсказки: Любопытные вблизи? Закрывайте жалюзИ! Не влезаешь в шорты? Виноваты тОрты! В бухгалтерии аврал: завершается квартАл…

Вечная боль филологов — многочисленные грамматические ошибки в устной и письменной спонтанной речи. Коммуникационная среда нынче весьма демократична и ко всяким отклонениям от правил относится легкомысленно. Другое дело лингвисты. Они изучают информационное поле и приходят к выводу, что попираются не только орфографические и пунктуационные нормы, но и способы словообразования. В результате появляются такие слова, как аляпистый (странный симбиоз прилагательных ляпистый и аляповатый), координальный (вместо кардинальный), до сколькИ  (правильно до скОльких), пятиста (верно пятисот), подскользнуться (вместо поскользнуться), жгёт (правильно жжёт) и т. д.

Когда путают слова из пар одеть/надеть, технический/техничный, невежа/невежда и т. п., филологи говорят о неразличении паронимов, слов, сходно звучащих, но различающихся лексическим значением. Когда много неуместных повторов и в высказывании присутствует смысловая избыточность, фиксируют тавтологию и плеоназм. Если лексикон бедноват, советуют не только книги читать, но и в специальные словари почаще заглядывать, например, в словарь синонимов или в идеографический словарь. Если проблемы с изменением числительных по падежам, создают специальные ресурсы для мгновенного склонения и другие полезные сервисы.

Современные филологи постоянно на страже языка и активно помогают всем желающим в его освоении: организуют образовательные акции, читают просветительские лекции для детей и взрослых, ведут подкасты на радио, снимают образовательные видеоролики, наполняют полезным контентом порталы, сайты и страницы в соцсетях…

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline