Григорий Гладков: Таллинн и Одесса — два полюса шара земного

Григорий Гладков, пожалуй, — самый «массово-популярный» композитор для детей, лидер Московского кантри-клуба да ещё и почётный гражданин двух городов США. Имеет не только семейные связи в Таллинне, но и живёт порой в нём в собственной квартире.

1 492

— У вас достаточно серьёзный послужной список — музыка ко многим фильмам, спектаклям, теле- и радиопередачам. Вы вошли в Книгу рекордов России — «За издание самого большого количества пластинок, кассет и компакт-дисков для детей в России». У Вас много интересных песен в разных жанрах, а вот большинство зрителей помнит только песню из м/ф «Пластилиновая ворона».

— Да, это супер-хит! Как говорили наши классики Александра Пахмутова и Николай Добронравов в одной из своих песен: «А песни довольно одной!» Но у меня много, просто хитов поменьше, тех, которые знают все российские и, можно сказать, русскоговорящие дети.

— А какая сегодня ваша любимая песня: из своих, и из чужих?

— Из песен, написанных мною, моя самая любимая — «Воздухоплавательный парк», памяти первых авиаторов, на стихи Александра Кушнера. Дальше — «Колыбельная городу, построенному из песка» на мои стихи и «Спит Земля, огромный шар» на стихи Александра Тимофеевского. Кстати, он написал и «Пусть бегут неуклюже пешеходы по лужам» — самую популярную детскую песню Владимира Шаинского. Они все грустные-печальные, хотя я сам — весёлый человек. Тогда упомяну «В коробке с карандашами».

С догом. Фото из архива Г. Гладкова

 

Из чужих: «Цепи якорей гремят в порту, верят корабли в свою мечту…» из кинофильма «Свистать всех наверх». Из песен The Beatles — «The Fool on the Hill» («Дурак, или чудак, на холме»), она про таких, как я, совсем обо мне. Чудак сидит, дует в дудку, и ничего ему больше не надо. Моё самое большое желание — жить где-нибудь у воды, дуть в дудку и ничего не делать. Чтоб ни радио, ни ТВ, ни концертов, просто дуть в дудку и смотреть в небо и на воду. А ещё рядом костер развести. Вот среди этих трёх стихий я бы хотел свою старость провести.

— Вспоминается фильм «Сказки старого волшебника»? А вы хотели бы стать старым волшебником?

— «Сказки старого волшебника» — фильм Одесской киностудии, в котором снимались великолепные артисты Сергей Юрский, Евгения Симонова, Армен Джигарханян, Евгений Евстигнеев, Александр Демьяненко и многие ещё. Я написал для него всю музыку. Одну из десяти песен спел сам. Считаю, что я уже старый волшебник. Мне 68 лет, но я для себя всегда молодой. Я до сих пор рассказываю сказки и нисколько не изменился.

Григорий Гладков и Николай Дроздов. Фото из архива Г. Гладкова

 

— Какой свой творческий результат вы считаете самым ярким?

— Я считаю самой большой удачей создание кантри-группы «Кукуруза». И особенно — пластинку «Чудак, Птичий рынок и Фокусник», на «Мелодии» она называлась «Фокусник». Это была полная акустика, и мы писали его в григорианском храме Святого Андрея. Невзирая на множество других пластинок (я, как вы уже сказали, лауреат российской Книги рекордов Гиннесса за самое большое количество пластинок для детей, саундтреков к фильмам, музыки к спектаклям), этот проект был для меня самым ярким и удачным. Это были хулиганство и живой звук. Я гастролировал с ними. И теперь понимаю Пола Маккартни, который после распада The Beatles не смог уйти со цены и сделал группу Wings. Для артиста важно быть на сцене. Я счастлив, что мне удалось привезти эту группу на фестиваль кантри-музыки на озере Харку (Эстония).

Та самая «Кукуруза». Афиша из архива Г. Гладкова

 

Я пять лет делал фестиваль кантри-рок-музыки «Фермер» в Москве. У нас всегда были музыканты из Эстонии. Иногда они с собой привозили ещё и финских музыкантов. Я подружился тогда с Райво Линна, родным братом Иво Линна. Он тогда был президентом Эстонского кантри-клуба, а я — Московского. Увы, пока он не умер, мы всё время держали контакт. Как-то у меня была история в Таллиннском аэропорту. Я вылетал в Москву с сыном, и что-то не понравилось таможенникам. Они меня завели в комнату и стали смотреть-рассматривать. Я стал с ними шутить. Те, кто постарше, меня узнали. Я сказал, что дружу с Райво Линна, и они захохотали, похлопали по плечу и отпустили.

Фото из архива Г. Гладкова

 

Я один из немногих русских, кто знает, что гимн «Боже царя храни» впервые был исполнен в Таллинне. Райво Райдам показал мне этот замок — мызу Фалль около водопада в Кейла-Йоа, в котором композитор Алексей Львов сыграл нашему царю Николаю І гимн на скрипке. Несмотря на лаконичность одноголосого исполнения, царю понравилось, гимн был принят. Может, водопады и вдохновили Львова на эту музыку.

Водопад Кейла. Фото: Денис Пастухов

 

— А что Вас так привлекает в Таллинне?

— Расскажу о своём дяде. После войны он женился и осел в Эстонии. Он был инженер-изобретатель. Он был с эстонским характером — молчун — за час говорил два-три слова, а его жена — наоборот, с русским — пела, плясала, хохотала. Я даже мечтаю написать сценарий про их такую необычную семью. Одно из его изобретений — специальный нож для срезания сосулек, тросик от которого крепился к входной двери. Открываешь дверь, и сосульки срезаются перед твоим выходом. Потом он ещё придумал лестницы со складными перилами и колёсиками, чтобы удобно было закатывать мебель и крупногабаритные вещи. На все изобретения есть патенты. Одно даже внедрено в Германии: как добавлять к фонтанам мыльные пузыри. Конечно, я сейчас рассказал о весёлых изобретениях. На самом деле он разрабатывал измерительные приборы — палетки. Такие прозрачные пластины с нанесённой сеткой линий или точек для вычисления площадей на планах и картах. В Таллинне живут мои двоюродные сёстры. У них родились дети и даже внуки, так что у нас здесь большая семья рода Гладковых.

Что мне особенно нравится в Эстонии — это гармония с природой. То, как люди сумели так красиво организовать свою жизнь среди природы. Для меня Таллинн и Одесса — это два полюса шара земного, всего мира, цивилизации где-то. Я бы их даже городами не назвал. Я их бы назвал планетами, которые уравновешивают наше пространство от Чёрного моря до Балтийского, куда вошли все наши народы, республики. Всё это перемешалось — получилось невероятное культурное пространство. Если выбросить политику, а просто посмотреть на цивилизационное пространство, оно уникально и держится на двух полюсах — Таллинне и Одессе.

Коллекция детских пластинок. Из архива Г. Гладкова

 

— Вы участвуете в самых разных программах: в небольших залах и огромных, даёте сольные концерты и выступаете среди многих исполнителей. А какая аудитория для вас самая приятная?

— Самая классная аудитория — семейная! Это дети и родители, а также дедушки и бабушки. В Таллинне — прекрасная публика! Я выступал в Эстонии в разных городах и залах. В Таллинне — в Русском драматическом театре, Русском культурном центре, Русском молодёжном театре, Доме кукол. Давал концерты в Пярну, Тарту, Нарве. Я объездил с семейными концертами пол-Америки вместе с американским фолк-сингером Джоном МакКатченом, который пригласил меня в этот тур. Он, кстати, шесть раз номинировался на музыкальную премию «Грэмми» с альбомами для детей, а я результате этого тура стал почётным жителем двух американских городов — это Шарлотсвилл в штате Вирджиния и Дефайенс в штате Огайо.

Даже на вилах можно сыграть. Фото из архива Г. Гладкова

 

— Современные дети отличаются от тех, для кого вы писали песни несколько десятков лет назад?

— Из моего личного опыта хочу заметить, что дети не отличаются нигде и никогда. Они чисты, доверчивы, близки к Богу, радостны, они фантазёры и выдумщики. Но резко отличаются взрослые. И это очень неприятно. И это одна из главных причин, почему я не пишу «взрослых» песен и стараюсь не выступать и не общаться со «взрослыми». От них тоска смертная и плохое настроение. Им подавай больше эротики, вместо природы им нравится политика. Как говорят у нас тинейджеры, «полный отстой»!

Из архива Г. Гладкова

 

— Вы практически всю свою творческую жизнь посвятили детям. А как ваши дети, чего они достигли?

— Дочь — актриса, она закончила театральную студию имени Щепкина при Малом театре. Её взяли на работу в театр «Школа драматического искусства». В нём под одной крышей четыре театральных зала — и ни в одном нет занавеса. Это просто идеальное место для молодого актера. Сын занимается водным поло в молодёжной команде ЦСК ВМФ. Я научил его играть на губной гармошке. Мы с ним играем блюзы и, надеюсь, приедем в Эстонию на какой-нибудь фестиваль. Его зовут Павел Григорьевич Гладков, так же, как и его двоюродного дедушку, который похоронен в Таллинне вместе со своей женой (родной брат моего папы после войны женился здесь на эстонке).

Дуэт с дочкой. Фото из архива Г. Гладкова

 

— Вы часто бываете в Таллинне, даже обзавелись жилплощадью, почему?

— Таллинн — мой любимый город! Это город, который любит искусство, а искусство любит Таллинн! Здесь всегда очень интересно: театры, выставки, фестивали, вернисажи, всё разнообразно и ярко. И, что для меня особенно важно, Таллинн — очень музыкальный город. Музыка звучит везде: в концертных залах и на улицах, в кафе и магазинах. Здесь есть все стили: начиная от старинной музыки и заканчивая тяжёлым роком. Это один из немногих городов в Европе, где проходят фестивали моего любимого стиля — «country music». Кроме того, как уже говорил, в Таллинне живут две мои двоюродные сестры, наполовину эстонки.

— У вас есть юмористические песни. Как вы относитесь к хорошей шутке?

— Мне, конечно, надо было родиться и жить в Одессе, потому что все мои песни и инструментальная музыка очень весёлые и жизнерадостные! Я, кстати, получил первую высшую награду в области радио «Радиомания» на престижном радио «Юмор FM», а конкуренты у меня были сильные: КВН, писатели-сатирики. Ещё я имею звание «Авторитет Академии авторитетов фестиваля сатиры и юмора „Золотой Остап“» и звание «Самый весёлый композитор России».

Я обожаю розыгрыши и разыграл очень много людей. Но, надо сказать честно, что и меня тоже много раз разыгрывали — и по-чёрному. Я всё-таки очень доверчивый по жизни, лопух и веник!

Гитара всегда верна. Фото Д. Елисеева

 

— Расскажите о Ваших театральных проектах.

— Сейчас мы поставили сказку эстонского писателя-сказочника Эно Рауда «Муфта, Полботинка и Моховая Борода» в театре кукол города Саранска. Это столица финно-угорской республики Мордовии. Я пропагандирую творчество Эно Рауда, и ещё несколько театров заинтересовались его сказками, в частности — сказкой «Сипсик». Не так давно я подружился с Молодёжным театром Таллинна. Как-то в конце февраля мы провожали зиму акцией «Падал прошлогодний снег». Я в шутку предложил сделать детский музыкальный спектакль «Классномяэ!», потому что театр находится в классном районе Таллинна, который называется Ласнамяэ, вот из двух слов «классно» и «Ласнамяэ» и получилось «Классномяэ!».

Я люблю такие названия, состоящие из двух слов. Моя первая пластинка называлась «Чудетство», это слово придумал петербургский поэт Михаил Яснов, который, кстати, блистательно перевёл на русский язык очень много эстонской поэзии. А я, общаясь с ним, придумал слово «детскотека».

— Поделитесь секретом своей творческой молодости, оптимизма и бодрости духа…

— Чистая вода, чистые мысли и помыслы, свежий воздух, вегетарианская пища, всем всё прощать. И — почаще приезжать в Таллинн и в Эстонию — страну сказок, грёз, воплощённых фантазий, страну детства и традиций!

Читайте по теме музыки:

Первая скрипка Мариам Золоева: Украинцам и эстонцам может быть интересно и ценно творческое…

Эстонский привет из Украины: музыкант Серж Аболымов — о русском роке, украинском шоу-бизе и кастинге…

Солист The Rasmus Лаури Юлёнен: Когда мы поём про Чебурашку, народ просто в восторге

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline