Большое интервью посла РФ в Эстонии: За переезд в Россию не агитируем и своих не забываем

12 июня восточный сосед Эстонии отмечает государственный праздник – День России. Портал Tribuna.ee решил подробно обсудить различные аспекты нынешнего состояния эстонско-российских отношений с чрезвычайным и полномочным послом Российской Федерации в Эстонской Республике Александром ПЕТРОВЫМ.

2 850

 — Александр Михайлович, позвольте поздравить Вас с праздником и сразу же в связи с этой датой спросить, насколько вписывается День России в нынешнюю государственную идеологию страны? Ведь не секрет, что многие решения, принимавшиеся в момент утверждения даты 12 июня Борисом Ельциным, подвергаются современным российским руководством критике?

— Благодарю за поздравление! Ссылки на какие-то критические голоса в отношении этого дня совершенно несостоятельны. Этот день прочно вошел в календарь важнейших событий в истории современной России. Поначалу, может быть, как всякое новое, этот праздник, приживался непросто, но и времена в начале 1990-ых годов были весьма непростые.

Барельеф Бориса Ельцина в Старом Таллинне. Фото Родиона Денисова
Термин «ледяные» не подходит

— Эстонско-российские отношения порой называют «ледяными». Ежегодники внешней разведки и Полиции безопасности Эстонии продолжают называть Россию главной угрозой безопасности республики. Что должно произойти для того, чтобы отношения между двумя странами стали хоть немного теплее?

— Я противник столь резких характеристик. Слово «ледяные» меня никак не может устроить. Мы  соседи, за нашими странами многовековая совместная история, нас по-прежнему связывают многочисленные контакты между людьми. И даже сейчас, в это непростое время, мы констатируем достаточно активное развитие связей. Примеров тому немало. Пандемия коронавируса, конечно, наложила свой отпечаток на взаимодействие между нашими государствами и вообще на все, что происходит в сегодняшнем мире, но в последние два года мы фиксировали, в частности, заметный рост туризма в обе стороны, шло активное развитие межрегионального сотрудничества. Мы все свидетели тому, как развиваются отношения между Таллинном и Санкт-Петербургом, как налаживаются отношения между Таллинном и Москвой, отношения Нарвы с целым рядом российских городов. Поэтому определение «ледяные» совершенно не соответствует содержанию наших двухсторонних отношений, хотя, разумеется, если говорить о сфере высшей политики, то здесь картина может рисоваться в несколько других тонах.

Предприниматель и бывший премьер-министр Эстонии Тийт Вяхи на Петербургском международном экономическом форуме. Фото Родиона Денисова

— Совсем мрачных?

— Волей-неволей приходится говорить о последних месяцах, когда рушатся планы задуманного до эпидемии, но, тем не менее, если говорить о контактах на высшем и высоком уровнях, то давайте вспомним о том, что в прошлом году состоялся первый после длительного перерыва визит президента Эстонии в Москву. Также в прошлом году впервые после длительного перерыва прошли встречи на уровне министров наших обеих стран. В частности встреча министра экономики и инфраструктуры Эстонии Таави Ааса с министром транспорта Российской Федерации Евгением Дитрихом в рамках Петербургского международного экономического форума. Кстати, на этом форуме Эстония также была представлена после достаточно длительного перерыва. Упомяну и встречу в Казани в августе прошлого года между министрами образования обеих стран. Есть определенное движение, которое хотелось бы, чтобы получило дальнейшее развитие. Мы сейчас по понятным причинам много говорим о коронавирусе, но надеемся на то, что острая фаза пройдет, и можно будет вернуться к нормальной повестке дня.

Премьер-министр Юри Ратас и посол России в Эстонии Александр Петров на церемонии открытия фестиваля. «Золотая маска» Фото Станислава Мошкова/«Золотая маска» в Эстонии

— Эстония больше не входит в число приоритетов внешней политики России?

— При упоминании слова «приоритет» мы, как правило, говорим о том, что нашими приоритетными партнерами являются государства-члены СНГ, но при этом, применительно к Эстонии, как я уже говорил в начале, мы остаемся соседями и обречены на тесное взаимодействие друг с другом. Кроме того, мы не забываем, что в Эстонии порядка 27% жителей — это наши соотечественники. Хотелось бы, чтобы такое понимание проявлялось в большей степени и со стороны эстонского руководства. Мы готовы к сотрудничеству. Я могу сослаться на заявление президента России Владимира Путина, который не один и не два раза говорил о том, что мы хотим развивать с Эстонией отношения в духе взаимоуважения и взаимной выгоды. Очень бы хотелось, чтобы это было услышано и эстонской стороной.  Есть, к сожалению, примеры обратного рода, когда мы слышим о территориальных претензиях к России, требованиях о выплате компенсации за годы т.н. советской оккупации. Еще есть больная тема ратификации договоров о границе. Мы не раз слышали, что этот вопрос не стоит в повестке дня, не планируется его выносить на обсуждение в парламент Эстонии, т.е. ситуация здесь ненормальная, та, которая не должна иметь место в отношениях между соседями. Поэтому есть над чем работать.

Поезд Таллинн-Москва. Фото Артема Геодакяна/ТАСС/Предоставлено Фондом ВАРП
Скоростному поезду до Петербурга — быть

— Будет ли когда-нибудь запущен скоростной поезд Таллин-Санкт-Петербург без остановки на границе по примеру «Аллегро», обслуживающему линию Хельсинки-Санкт-Петербург?

— Разумеется, в интересах обеих стран заниматься и достаточно крупными проектами. При мне уже велись определенные разговоры, касающиеся скоростного поезда. Признается необходимость действовать по примеру того, как взаимодействуют с нами финские партнеры. Сейчас по ряду причин по этому вопросу наблюдается затишье, но я вижу здесь и задачу посольства прилагать усилия, чтобы эти темы, бесспорно важные, способные улучшить сообщение между нашими странами, вернулись в повестку дня.

— Ваш прогноз, когда отправится первый состав?   

— Прогнозы – вещь неблагодарная. Когда я приехал в Таллинн, это было осенью 2015 года, я не раз говорил о том, что вопрос о ратификации наших пограндоговоров – это задача реальная и решаемая. И достаточно оптимистично смотрел на эту ситуацию. Сейчас мы живем в 2020 году и данный вопрос, к сожалению, остается нерешенным. Наша задача – не упускать из виду никакие возможности, которые могли бы быть задействованы в сфере улучшения сообщения между нашими странами. Работать над этим надо постоянно.

Недостаток молодёжи – вина старших соотечественников

— Не секрет, что движение российских соотечественников в Эстонии переживает не лучшие времена – его влияние на русскоязычное население страны минимально, а руководство координационного совета уже даже в силу почтенного возраста основных его членов явно не успевает следить за изменениями в обществе, не говоря уж о привлечении молодежи. Возможно ли в принципе решение этой проблемы или Россию все устраивает?

— Прежде всего, вопрос нужно адресовать к внутренней аудитории, к нашей российской диаспоре, как она относится к этой ситуации? Действительно, непросто быть в стране, где существует и такая точка зрения, согласно которой соотечественники являются чуть ли не пятой колонной.

Мы знаем, что в Эстонии существует и такая категория жителей как неграждане, а это около 70 тысяч человек, за что Эстонию зачастую критикуют многие международные организации по линии ОБСЕ, ООН. Можно не обращать внимания на критику, которая идет от нас, называя ее субъективной, но прислушайтесь тогда к мнению крупных международных организаций. Может быть тогда станет более понятно, что ситуация здесь ненормальная.

Александр Петров и глава Координационного совета российских соотечественников Эстонии Владимир Чуйкин. Фото предоставлено посольством РФ в Таллинне.

Есть, разумеется, и проблемы, которые должны волновать, прежде всего, структуры наших соотечественников. Среди них, конечно, и малая представленность молодежи в этих организациях. Есть примеры и позитивные, в частности при Таллиннском обществе участников Второй мировой войны успешно действует секция «Потомки», которые заботятся о ветеранах, уделяют внимание вопросам истории, смотрят вперед. Хотелось бы, конечно, чтобы число молодых ребят, проявляющих активность на общественном поприще, было выше. Но в этом вина и самого́ старшего поколения, которое в первую очередь должно быть озабочено вопросом – а кто идет к нам на смену? Мы как посольство стараемся этому вопросу уделять должное внимание. По нашей линии организуются молодежные лагеря, встречи с молодежью, мероприятия для молодых людей. Поверьте, их немало. Крайне важно, чтобы это носило не эпизодический или кампанейский характер, а было на стабильной основе, и тут инициатива должна исходить и от Эстонии, и от России.

Приём в российские вузы не провален

— Можно ли сказать, что из-за пандемии прием жителей Эстонии в российские вузы провален? Если нет, то когда студенты смогут оформить все необходимые документы и реально выехать на обучение?

— Ни о каком провале речи не идет, хотя коронавирус и здесь наложил заметный отпечаток. В дистанционном режиме у нас прошло совещание комиссии по утверждению кандидатур на поступление в российские вузы, очередные 96 претендентов на учебу в России утверждены и вопрос сейчас лишь в том, смогут ли ребята в обычном порядке в конце августа приехать в Россию и приступить к занятиям или же будут найдены варианты начала учебы в дистанционном режиме. В любом случае учебный процесс не отменяется.

Студенты у здания Московского государственного университета имени М.В.Ломоносова. Фото Вячеслава Прокофьева/ТАСС/Предоставлено Фондом ВАРП

— Планирует ли Россия расширять программы обучения для жителей Эстонии в российских вузах?

— За последние годы количество студентов, обучающихся на бюджетной основе в России, возросло. Мы ставили вопрос об увеличении числа выделяемых для Эстонии мест. Понимаем, что 96 — это далеко не предел. Число обращений составляет в несколько раз больше. На одно место по некоторым направлениям претендует по 6-7 молодых ребят. Отчасти нам идут навстречу. Хотелось бы, чтобы это движение продолжалось.

Решение о переезде каждый принимает сам

— Есть ли у Вас данные по количеству жителей Эстонии, выехавших на ПМЖ в Россию по программе переселения соотечественников? Что могло бы способствовать увеличению числа переселенцев?

— Эта программа действует уже с 2007 года и применительно к Эстонии показатели здесь достаточно скромные. За все эти годы решение о переезде в Россию приняли порядка 800 человек. Не секрет, что число людей, переехавших по той же самой программе с Украины, исчисляется многими тысячами. Но я хотел бы подчеркнуть, что мы не агитируем за переезд в Россию. Это решение очень важное в жизни каждого человека. Если он принимает его, то это именно его решение. Когда человек задумывается о переезде, он начинает сравнивать многие вещи, и в результате выбирает лучший для себя вариант. Процессу переселения будут, вероятно, способствовать и принятые недавно поправки к российскому законодательству, позволяющие при получении российского не отказываться от своего прежнего гражданства.

Псков принимает участие в программе переселения соотечественников. Фото Владимира Смирнова/ТАСС/Предоставлено Фондом ВАРП
Вопрос о Русской гимназии не снят  

— Не задумывалась ли Россия о подписании межправительственного соглашения об открытии в Эстонии Русской гимназии по примеру работающей в Таллинне Немецкой гимназии?

— Можно было бы к Немецкой гимназии добавить и Французский лицей, и Английский колледж. Не открою большого секрета, если скажу, что мы обозначали свой интерес к открытию в Эстонии Русской гимназии. Это могло быть необязательно в Таллинне, но и, например, в Нарве. По ряду причин особого движения по этому вопросу до сих пор не было. Тем не менее, хочу подчеркнуть, что эта задача сохраняется. Мы нередко слышим вопросы, аналогичные Вашему, адресованные к нам, к посольству, что заставляет лишний раз задуматься над этим. Мы не упускаем из виду эту цель. Полагаем, что это был бы весьма важный шаг, подчеркивающий нашу заинтересованность в сохранении возможностей для обучения на русском языке для жителей Эстонии и подтверждающий внимание, которое Россия проявляет к своим соотечественникам.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline