За чашкой чая: разговор с лидером движения «Koos/Вместе» Айво Петерсоном

С лидером движения "Koos/Вместе", кандидатом в депутаты Рийгикогу по списку Объединённой левой партии Эстонии Айво Петерсоном журналисту и автору портала Tribuna.ee Татьяне Любиной удалось встретиться в Петербурге, в те полтора часа, которые были у него между пересадкой с московского поезда на автобус домой, в Эстонию. Мы пили кофе, говорили о поездке на Донбасс, о прошедших вчера в Эстонии выборах.

7 250

Украинцы уже внесли Айво в базу «Миротворца», а глава МВД Эстонии Лаури Ляэнеметс назвал его визит на Донбасс угрозой нацбезопасности. На момент нашей встречи мы лишь гадали, как Айво встретят на границе. (Пока я переводила диктофонную запись в текст, стало известно, что Айво Петерсон при возвращении домой был задержан на границе до выяснения обстоятельств. Спустя почти шесть часов ему всё же разрешили въезд в Эстонию.)

Вернувшись из Донбасса, Айво провёл несколько дней в Москве, встречаясь с журналистами и выступая на телевидении. На встречу со мной тоже согласился моментально, сказал, чем больше людей в Эстонии узнают об итогах его поездки, тем лучше: «Эстонию втягивают в конфликт наподобие украинского, люди должны об этом знать».

Посещение Саур-Могилы на Донбассе. Фото из личного архива

 

― Айво, почему вы уверены, что в Эстонии вас услышат и сделают по итогам вашей поездки разумные выводы?

― Я более чем уверен, что ситуация «там» ― на фронтах ― не заставит себя слушать.

Здесь, в России, тоже остались «рукопожатные», то есть те, с кем можно общаться и можно договариваться. Потому что в Эстонии на эту тему сейчас общаться не с кем. Официально все в Эстонии объявили войну России. Все публично заявили, что Россия должна в этой войне проиграть. А Россия не проиграет, и Россия не будет ни с кем договариваться. Это я понял абсолютно точно: Россия не будет участвовать в переговорах о прекращении военных действий.

Во время пребывания в Москве, при подготовке к эфирам, я много общался с самыми разными специалистами. И все они высказали единую позицию: «Никто у нас договариваться не будет». Наоборот, они говорили: «Если будут переговоры, то это будет конец Путину». А он на это не пойдёт. Значит, решение в любом случае будет военное. И сейчас встаёт вопрос: а что дальше?

Куда при таком развитии событий будут двигаться Прибалтика (страны Балтии, то есть Эстония, Латвия и Литва ― Ред.), Польша, да и другие страны? Война продолжается, причём наше руководство тоже не намерено её прекращать. Судя по всему, оно готово жертвовать на это весь наш бюджет. К слову сказать, Эстония и так уже отчисляет на военные расходы 3% от ВВП (больше, чем остальные страны-члены НАТО). Они просто разоряют наше государство.

А здесь-то и начинаются вопросы от людей. Обедневший народ явно будет очень недоволен. Люди, которые сегодня не могут разглядеть определённые горизонты, их разглядят. Почему руководство боится нас, «Koos/Вместе»? Потому что мы гуманитарная организация, которая имеет рычаг воздействия на народное сознание. И в какой-то момент времени мы можем нажать на кнопку человеческого недовольства ― люди в массовом порядке выйдут на улицы.

Сейчас пока этого нет, потому что они держат наше общество в страхе. Вы сами видите: кому-то угрожают депортацией, кого-то за пределы страны уже депортировали, кому-то угрожают лишением гражданства. Я, кстати, тоже не исключение. За последние полторы недели я выслушал очень много угроз ― угрожали убийством, высылкой, тюрьмой. Сам министр внутренних дел объявил публично мой визит угрозой нацбезопасности. А ведь он, будучи чиновником, не имеет права делать подобные заявления без судебного решения. Ну что же, сегодня я еду домой ― вот и посмотрим, как будут развиваться события, будут ли нарушены мои конституционные права, «закроют» меня или нет, а если да ― то на какой срок. Что буду делать? Скоро это тоже будет понятно.

В любом случае, наша цель ― продолжать обновлять контакты на уровне народной дипломатии, проводить новые встречи. Очень многое будет зависеть от ситуации на Донбассе, от того, будут ли попадать в плен наши соотечественники (прибалты), которых понадобится обменивать или же забирать тела. А они, судя по развитию ситуации, будут: вчера мы видели в новостях из Донбасса разбитые бронированные джипы с эстонскими номерами. Я готов этим заниматься, поэтому оставил свои контактные данные во всех самоуправлениях, в которых побывал.

Я чего боюсь: прямо или косвенно из-за нас будет открыт второй фронт. Хотя прибалты тоже боятся. Хочется верить, что «холодильник» должен выиграть. Я имею ввиду, что эстонцы ― люди, чьё мироощущение зависит от их благосостояния, от содержимого холодильника, если совсем простым языком.

Последние выборы, которые прошли вчера, я считаю нелегитимными. Они показали, что существующая система работает на сохранение своей власти, а доступ новым партиям на участие в выборах был закрыт с самого начала. Все видят, все говорят. Партия EKRE, как я слышал, собирается оспаривать результаты выборов. Посмотрим, что будет. Наша задача в том, чтобы показать себя народу как альтернативную власть.

― Промышленность в Эстонии, насколько я понимаю, разрушена, и страна в значительной степени живёт на те средства, которые даёт Евросоюз. В том числе даёт и для того, чтобы Эстония усиливала конфликт с Россией. Если чисто гипотетически предположить, что каким-то образом сейчас или в ближайшее время удастся перерезать пуповину «Эстония-Евросоюз», то на какие средства страна будет существовать? Ведь на текущий момент нет ни намёка на то, что Россия готова «принять Эстонию» в свои объятия?

 ― Ясно, что для Эстонии эта «точка краха» наступит скоро, потому что нас уже лишили многих субсидий. В Евросоюзе тоже уже средства заканчиваются. А в Прибалтике их нет уже давно. Подчёркиваю ― в Прибалтике: все три страны надо рассматривать как единую систему ― систему нахлебников. Помимо этого, есть ещё нахлебники в лице Польши, ещё ряда стран. Все чего-то хотят, а денег уже нет.

Пуповина разорвётся быстрее, чем мы думаем. За счёт чего нам предстоит жить? Ясно, что придётся объявить мобилизационный период, который, понятно, будет непростым. Я не просто так говорю. Мы рассматривали такой вариант развития событий. Не зря мы в Koos перед выборами разработали два плана: на три года и на 40 лет. Предполагаю, что наше будущее будет ориентировано на формирование экономических связей с Азией. А кто между ними? Россия.

Видим ли мы будущее у эстонской экономики? Однозначно, что да. Да, придётся с нуля отстраивать новую систему экономических связей. И этого не надо бояться ― мы живём в такой реальности. Старая модель экономики рушится. И мы ещё не знаем, что будет с долларом и евро, какие дальнейшие шаги будут предпринимать Китай, Россия, Латинская Америка ― много чего ещё может случиться. Но от Эстонии, положа руку на сердце, ничего не зависит. От нас зависит только то, что ничего не зависит. И я более чем уверен, что эта ситуация может наступить в Эстонии уже через полгода. Понятно, что никто из властей её не хочет. Образно говоря, высока вероятность, что парламент, сформированный после последних выборов, и года не просуществует. Не проживёт, потому что у его членов плана нет. Все говорят: надо взять новые кредиты, мол, другого выхода нет.

Айво Петерсон на митинге «Koos/Вместе» в Таллинне (осень 2022 года). Фото Д. Пастухова

 

― Когда вы поняли, что надо ехать на Донбасс и собственными глазами увидеть, что там происходит?

― Моя поездка совсем не была связана с выборами. Желание поехать появилось в середине прошлого года. Почему? Любой конфликт, а тем более конфликт столь масштабный, имеет две стороны. Но наши эстонские СМИ освещают лишь одну сторону ― Киева. Единственный выход ― поехать туда и на месте увидеть всё своими глазами. Я нашёл благотворительный фонд «Возрождение», который согласился отправить меня туда с гуманитарной миссией. Но обстановка на фронте была такой, что нельзя было гарантировать наше безопасное возвращение домой. Одна сторона наступает, вторая отступает, какие территории будут удержаны ― тогда ясности не было никакой. Поэтому поездка переносилась.

Поехать я хотел ― был у меня внутренний посыл. Хотел посмотреть собственными глазами, что происходит, как и чем живут местные жители. Хотел попасть к «Горловской мадонне» и на Аллею ангелов. Успел попасть только на Аллею ангелов. Бог даст, в следующий раз попаду и к другому памятнику.

Трагедия детей, трагедия в Одессе ― вроде бы они там, на Украине, далеко. Но я постараюсь дома, в Эстонии, донести до людей, как легко и быстро можно уничтожить любой прекрасный город: Тарту, Таллинн, Раквере…

Когда мы были в Мариуполе, женщина нам рассказывала, что два дня ― и не стало их района. Они с семьёй и соседями два дня сидели в подвале, а наверху всё грохотало и содрогалось. Когда они вышли из подвала, их дома и района не было ― разбомбили.

Говорить, что Эстония сегодня пока что ходит по краю, не надо. Мы уже переступили некоторые «красные линии», а это опасно.

― Какое самое сильное впечатление от поездки?

― Понимаете, я из сообщества благополучия. Я приехал из тех мест, где всё происходит спокойно, равномерно, где есть тусовки, вечеринки, лайки и посты в соцсетях. Потрясло всё. Нет чего-то, что можно выделить. В 300 метрах от того места, где мы снимали, что-то взорвалось, стоял грохот ― такое тоже было. Всё то, что там происходит, ― одна большая катастрофа.

Но были и забавные моменты. Например, в Донецке я сходил в парикмахерскую. Случайно попал. Было посещение маленького музея, а рядом ― работающая парикмахерская. Мы зашли поговорить, а я перед поездкой не успел подстричься. И мы так душевно поговорили.

Мы вообще много с кем говорили. У каждого своя история, своя трагедия. Но есть и большая надежда: скоро всё закончится, и всё будет хорошо. Пусть каждый день прилёты, но это скоро закончится. Люди спокойно себя ведут. Никто не бегает, не суетится. Они знают, что происходящее ― воля Бога, судьба. Грохот рядом ― люди знают, что летит, что прилетает. Но дети в школу ходят, спортивные мероприятия даже проводятся.

Невероятно работают местные коммунальные службы. Во время нашего пребывания был прилёт. Ракета «Хаймарс» попала в крышу жилого дома, две других разорвались около детской музыкальной школы (одна из них повредила теплотрассу, вторая ― электрический кабель). Коммунальщики появились моментально, осмотрели место, тут же началось восстановление. Мы приехали сюда через несколько часов. В жилом доме взамен выбитых стёкол уже была вставлена фанера, ждали стёкла. Возле школы трубы были уже заменены, а перебитый электрический кабель ― соединён.

Я попытаюсь дома донести до людей, что у нас нет другого пути, кроме как договариваться с Россией. Россия не будет нападать ― в этом я уверен, но и терпеть до бесконечности не будет. У России есть возможности для мобилизации ресурсов, а у Эстонии их нет. И как бы эстонские власти сегодня ни преподносили ситуацию, что в случае необходимости все люди «встанут под ружьё», такого в действительности не будет. Люди попытаются сохранить свой образ жизни тем или иным способом. И наше движение хотело бы быть тем, кто сможет организовать этот переговорный процесс.

Фото из личного архива

 

― Айво, хочу пожелать вам удачи и благополучного возвращения домой.

― Спасибо, Татьяна, удача мне пригодится!

Читайте по теме:

«Нейтралитет Эстонии в войне» — митинг Koos в Таллинне

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern