«Это игнорирование Конституции»: Варро Вооглайд — о преследовании Эстонской православной церкви Московского патриархата

2 мая были отвергнуты просьбы Эстонской православной церкви Московского патриархата (ЭПЦМП) и архиепископа Эстонской евангелическо-лютеранской церкви и президента Совета церквей Эстонии Урмаса Вийльма отложить рассмотрение накануне празднования православными ЭПЦМП Пасхи, в Чистый четверг, заявления Рийгикогу, признающего «Московский патриархат институцией, которая поддерживает военную агрессию Российской Федерации» (420 AE).

967

Голосование не состоялось только потому, что обсуждение затянулось и не уложилось в отпущенное регламентом время. Его отложили на понедельник, 6 мая.

О своём решении голосовать против этого политического заявления сообщил беспартийный член Рийгикогу, входящий во фракцию Эстонской консервативной народной партии (EKRE), известный борец за сохранение традиционной семьи и других традиционных в Эстонии ценностей, руководитель SAPTK (Фонда защиты семьи и традиций), известный лидер общественного мнения Варро Вооглайд. Его позиция изложена 1 мая с. г. в статье «Почему я проголосую в Рийгикогу против заявления о Московском патриархате?».

Предлагаемый читателям перевод на русский язык с небольшими сокращениями приводится ниже*.

Автор отмечает, что до сих пор он избегал участия в голосовании в отношении таких парламентских внешнеполитических политико-идеологических заявлений, поскольку они выполняют и функцию контроля за умонастроением (meelsuskontroll), другими словами — лояльности правительству. Но на этот раз он проголосует, причём «против», исходя из следующих причин.

*

Во-первых, говоря о рассматриваемом заявлении, центральное значение имеет то, что оно не чисто декларативное, а исходит из практической цели дать правительству повод для закрытия ЭПЦМП как самого большого по численности религиозного объединения. Министр внутренних дел (Лаури Ляэнеметс — Ред.) намерен обратиться в суд с требованием о принудительном прекращении существования ЭПЦМП, привлекая в помощь самых дорогостоящих адвокатов Эстонии (kõige kallimate advokaatide abil). Иначе говоря, внешнеполитическая декларация прагматически служит внутриполитической цели.

Увы, предпринятая акция являет собой очевидное, направленное на отмену свободы совести (одно из важнейших прав человека — прим. переводчика), поскольку ЭПЦМП не допустила ни одного противоправного шага. Статья 40 Конституции ЭР объявляет защиту свободы совести, вероисповедания и свободу мнений (слова), согласно этой статье каждому дано право свободно выбирать, с какой церковью или религиозным объединением он себя связывает. Бесспорно, что частью свободы совести является и решение о том, к какой канонической структуре (Церкви) желают присоединиться приходы и их члены. У государственной власти нет права предписывать это религиозному объединению (ни ЭПЦМП, ни любому другому), что расценивается не иначе как вмешательство во внутренние дела.

Тиранические угрозы социалиста — министра внутренних дел о закрытии Пюхтицкого монастыря, если тот не откажется от связей с Московским патриархатом, носят диктаторский характер и невероятны — особенно имея в виду, что монастырь сумел пережить глубоко воинственную по отношению к христианству коммунистическую советскую власть.

*

Во-вторых, неприемлем этот глубоко ошибочный способ, выбранный для реализации цели (между прочим, как членами правительства, так и гендиректором Полиции безопасности). Это — распространяемые ими лживые обвинения в отношении митрополита ЭПЦМП, будто бы он представляет угрозу конституционному порядку и безопасности Эстонской Республики.

Использование государственной власти для того, чтобы, исходя из политических амбиций предъявлять людям и организациям сверхсерьёзные лживые обвинения и клеветать на них, не дозволено в правовом государстве, этому в любом случае надо всячески противостоять.

*

В-третьих, рассматриваемое заявление служит цели разжигания в Эстонии межнациональной вражды и конфликта на этнической почве, а потому содействие этому было бы аморальным. Поскольку ЭПЦМП не совершила ничего противозаконного и не представляет собой никакой угрозы эстонскому обществу, то есть не предъявлено ни одного тому доказательства, которое позволило бы утверждать обратное, то неизбежно видится: репрессии против неё служат цели углубления напряжения в межнациональном противостоянии в Эстонии, а то направлены и на то, чтобы добиться нового крупного межэтнического конфликта, которого в своё время добились в виде «Бронзовой ночи». Иначе говоря, нет реалистического решения существующей проблемы, но собственноручно создаётся проблема (или углубляется существующая), чтобы представить себя потом силой, сумевшей решить проблему. Создание такой обстановки может быть в интересах правительства (помогая, этим мобилизовать вокруг себя граждан), но с точки зрения общих интересов такие подход и поведение недопустимы.

*

В-четвёртых, намерение закрыть ЭПЦМП опасно не только в смысле нагнетания межнационального напряжения внутри Эстонии, но и в плане обороны и безопасности. Учитывая, что отношения между Эстонией и Россией и без того остры, как никогда после развала Советского Союза, становится ясным, что в противоречии с интересами эстонских народа и государства входят предпринимаемые шаги, которые не смягчают проблемы, а сознательно и с желанием (см. среди прочего то, что связано с законопроектом о санкциях) взращивают. Остаётся впечатление, будто желанны по возможности напряжённые отношения с Россией или даже конфликт с ней. Это может служить интересам правительства или стоящим за ним властным кругам, но никак нельзя говорить об интересах эстонских народа и государства. Все, кто помогает воплощению в жизнь такой программы, несут ответственность за последствия, которые могут оказаться для нашего народа и государства катастрофическими.

*

В-пятых, долг политиков — отстаивать свои позиции в соответствии с правильными принципами, а не поддаваться давлению и исходить из того, насколько они популярны перед выборами. Тут стоит задуматься и консерваторам, для которых защита свободы совести (вероисповедания и веры) как в широком смысле, так и свобода слова и убеждений должны быть очень важной целью и одновременно средством, препятствующим тенденциям развития авторитарности и диктатуры. Если так ведут себя лишь ради того, чтобы не попасть в ситуацию, в которой придётся защищать себя от беспочвенных обвинений в русофильстве, то это доказывает не верность принципам, а конъюнктурность.

*

В-шестых, политические шаги в сторону закрытия ЭПЦМП без того, чтобы были выслушаны и её представители, находятся в противоречии с элементарными принципами политической культуры. На это указал 30 апреля и епископ Тартуский, викарий Таллинской епархии Даниил в своём обращении к Рийгикогу (см. pöördumises), в котором подчёркивается, что «у ЭПЦМП не было возможности разъяснить свою позицию представителям законодательной власти Эстонии до того, как будут приняты решения, напрямую нашу Церковь касающиеся» и изложена просьба быть выслушанными. Такая (отрицательная — прим. переводчика) реакция Рийгикогу на эту просьбу тем более нелицеприятна, что обсуждение и голосование по заявлению парламента были всё же назначены на время, в которое ортодоксы (православные — прим. переводчика) отмечают самый важный свой церковный праздник, а именно — в Чистый четверг. Поскольку для срочного обсуждения заявления Рийгикогу нет никаких веских причин, можно считать, что выбор времени не был случайным, и целью этого было желание указать место (ЭПЦМП — прим. переводчика). Мягко выражаясь, такое поведение отвратительно.

*

В-седьмых, некорректно клеймить весь Московский патриархат и подчиняющие ему Церкви институциями, поддерживающими российскую агрессию, поскольку это основывается лишь на одиночных высказываниях Патриарха Кирилла. Основываясь на этих единичных высказываниях можно судить о позиции конкретной личности, а не о всём Московском патриархате, составными частями которого являются тысячи приходов и монастырей. Вдобавок общеизвестно, что согласно византийской традиции ортодоксальные Церкви всегда были тесно связаны со светской властью, а их свобода оставаться публично по важным критическим вопросам при особом мнении, отличающемся от государственного, весьма ограничена.

***

В итоге можно добавить, что, исходя из слепой ненависти ко всему русскому, нельзя осуществлять разумную политику, которая служила бы интересам народа Эстонии и Эстонской Республики.

Напротив, такая направленность прокладывает дорогу реализации очень мрачных перспектив. Эта перспектива становится ещё более тёмной при осознании того, что в Эстонии власть осуществляется таким способом, который грозит гневом Всевышнего против нашего народа и нашего государства. Без сомнения, проявлением этого стало допущенное прошлым летом осквернение института брака, и также это видно по атакам, направленным против Церкви как таковой. Делая всё это и продолжая отход от вписанных в Конституцию идеалов свободного общества, Эстонская Республика всё больше приобретает облик авторитарных государств. С опаской приходится наблюдать за этим процессом, который Вейко Вихури охарактеризовал (см. iseloomustanud) пробуждением сталинских образцов. Однако минимум, чем сможем противостоять такому ходу событий, это смелое высказывание, что выбранный путь неправильный, губительный.

Завершу ссылкой на открытое письмо Пюхтицкого монастыря, которое 26 апреля было направлено Совету церквей Эстонии. В своём обращении игуменья Филарета вместе с сёстрами пишет, что в монастыре, где уже 133 года беспрестанно молились Господу Богу, никогда не подчинялись социальным и политическим страстям, а потому у государства нет ни одной созидательной мотивации вмешиваться в устройство монастырской жизни.

«В монастыре молились и трудились в Царской России, в Советском Союзе (СССР), в Эстонской Республике, и мы искренне надеемся, что нас и впредь не лишат возможности возносить наши молитвы к Богу, дабы мирная жизнь была дарована всей Земле, всем странам и всем народам», — подчёркивают монахини. Своё обращение они завершают призывом и просьбой о помощи к христианам Эстонии: «Мы обращаемся к вам как христианам, независимо от вашей конфессиональной принадлежности, с убедительной просьбой оказать Пюхтицкому монастырю всемерную поддержку. Уверены, что каждый верующий понимает — всякая политика и тем более политическое давление глубоко чужды монашеству. Монастырь — вне политики. Таково наше кредо. И мы смеем надеяться, что ваши молитвы помогут донести эту истину до властей Эстонской Республики, к которым мы относимся с большим уважением».

Как христианин чувствую себя обязанным ответить на эту просьбу и сделать, что в моих силах, чтобы выступить против несправедливости. Поэтому завтра проголосую против рассматриваемого парламентского заявления, надеясь, что найдутся и другие депутаты, которые поступят таким же образом. Если политики желают, чтобы их и впредь воспринимали всерьёз, они должны своим делами доказать, что убеждённое соблюдение ими их принципов для них превыше их популярности.

*Материал подготовил эстонский журналист Димитрий Кленский.

Читайте по теме:

Юферева-Скуратовски: Никто не собирается приклеивать ярлык террористов ни монашкам, ни обычным…

Глава МВД Эстонии в Пюхтице: Все связи с Москвой должны быть разорваны

Депутаты Рийгикогу: Московский патриархат — поддерживающая военную агрессию России институция

Комментарии закрыты.

Glastrennwände
blumen verschicken Blumenversand
blumen verschicken Blumenversand
Reinigungsservice Reinigungsservice Berlin
küchenrenovierung küchenfronten renovieren küchenfront erneuern