Адвокаты: Чрезвычайное положение не даёт право нарушать договор

Предприниматели, не спешите радоваться! Адвокаты предупреждают — ЧП в Эстонии автоматически не приравнивается к форс-мажору.

1 336

Введённое в Эстонии для борьбы с коронавирусом особое положение привело к ряду серьёзных ограничений в различных областях жизни страны. Участились и случаи, когда договорные обязательства не выполняются или их выполнение задерживается, что обосновывается силой непреодолимых обстоятельств, или форс-мажором. Однако, предупреждают адвокаты, в Эстонии такой аргументации недостаточно.

По словам адвоката бюро Hedman Partners Кати Пино, эстонским предпринимателям следует держать в уме и во время ЧП, что нарушение обязательств конкретного договора должно находиться с форс-мажором в чёткой причинно-следственной связи, которой нужно подтверждение. Поэтому нельзя нарушение любого договора в условиях кризиса обосновать форс-мажорными обстоятельствам.

Правительство Эстонии справок не выдаёт

Кати Пино отметила, что иностранные партнёры часто требуют от эстонских предпринимателей предъявить справки из правительственных учреждений о наличии форс-мажора ввиду ЧП. Например, правительство Китая во время буйства коронавирусной эпидемии выпустило сертификаты, которые подтверждали, что из-за установленного в стране ЧП нарушение договоров можно считать простительным. Сейчас такой же путь выбрала и Литва, и литовские предприниматели могут запросить у властей справки о том, что продолжать нормальную предпринимательскую деятельность пока невозможно.

«Эстонское правительство таких документов не выдаёт. Поэтому важно, особенно в отношении иностранных партнёров, собирать доказательства, какие именно введённые властями меры могли воспрепятствовать исполнению предпринимателями обязательств. Бремя предоставления доказательств лежит на той стороне, которая ссылается на форс-мажор», — сказала Кати Пино.

Адвокат Кати Пино. Фото: hedman.ee

 

В качестве доказательств могут использоваться, к примеру, извещения от поставщиков о перебоях с поставками или справки о нехватке рабочей силы ввиду массовых заболеваний коронавирусом. Чем больше список препятствий, тем лучше.

ЧП может быть лишь предлогом

В то же время следует отличать от форс-мажора обычный бизнес-риск. «Например, банкротство долгосрочного партнера или в целом плохое состояние экономики не являются достаточными причинами для того, чтобы ссылаться на форс-мажор», — привела пример Пино.

В случае международных соглашений возникает и вопрос, праву какой страны оно подчиняется. «Для эстонского предпринимателя, очевидно, легче действовать на основе договора, к которому применяется законодательство Эстонии. Это облегчает получение соответствующей юридической помощи и понимание предпринимателем самого договора», добавила адвокат.

Как писал портал Tribuna.ee, во время пандемии коронавируса в мире и его более широким распространением в Эстонии правительство страны ввело в первой половине марта чрезвычайное положение. ЧП будет действовать до 1 мая 2020 года, если правительство не изменит сроки.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline