Беженцы, цыгане, трансгендеры — от кого хотят оградиться русскоязычные жители Финляндии

Русскоязычные жители Финляндии не отличаются толерантностью по отношению ко многим меньшинствам, хотя и сами подвергаются дискриминации. Это выяснилось в ходе масштабного исследования, среди участников которого 8% родились в Эстонии.

308

Этим летом вышло заказанное министерством юстиции Финляндии исследование под названием «‎Барометр базовых прав». Его авторы изучали взгляды жителей страны в целом и отдельных групп населения на базовые права человека и их отдельные аспекты. В качестве социальных групп были выбраны люди с инвалидностью, а также русскоязычные, арабоязычные и шведоязычные жители, сообщила Служба новостей Yle.

В общем и целом все положительно высказались о базовых правах человека. В каждой из групп более 90 процентов считают, что права человека важны для развития более справедливого общества в стране и что для достижения этой цели нужны свободные выборы, уважительное отношение к меньшинствам и свобода слова.

Но, как обычно, дьявол кроется в деталях. Психология NIMBY (not in my backyard — только не на моём заднем дворе) крайне сильна как в финском обществе в целом, так и среди его отдельных социальных слоев. Люди декларируют важность абстрактных прав человека, но не готовы сами мириться с присутствием поблизости отличных от себя людей.

Самые нетолерантные

Наиболее характерен вопрос о том, как респонденты отнеслись бы к тому, что по соседству поселится представитель какого-нибудь из меньшинств. Наиболее нежелательными соседями оказались цыгане: 63 процента русскоязычных, 53 процента всего населения и даже 47 процентов людей с инвалидностью не желали бы видеть их проживающими рядом. На втором месте идут иммигранты из Сомали, которых не хотели бы иметь по соседству 54 процента русскоязычных и 43 процента всех жителей Финляндии. Русскоязычные также довольно негативно отнеслись бы к соседу-беженцу (41 процент).

По некоторым группам меньшинств мнения русскоязычных Финляндии и всего населения расходятся. Геев, лесбиянок и бисексуалов не хотело бы иметь в качестве соседей почти 30 процентов русскоязычных, тогда как из всего населения к ним относится негативно лишь 11 процентов. Та же ситуация с трансгендерами: 35 процентов против 20.

Но есть и позиции, по которым русскоязычные практически полностью отражают мнение всего населения. Мусульман не хотели бы видеть 38 процентов и тех, и других. Наиболее благосклонно обе группы относятся к евреям (лишь 9-10 процентов высказалось против) и к людям с инвалидностью (3-4 процента против такого соседства).

Примечательно, что в целом мужчины оказались менее толерантны, чем женщины. Есть, однако, несколько исключений. Арабские женщины негативнее мужчин относятся к цыганам и трансгендерам. Практически полностью совпадают позиции русскоязычных мужчин и женщин относительно цыган и беженцев, а арабоязычных мужчин и женщин — относительно евреев.

Еще более радикально опрошенные ответили на вопрос о том, как бы они отнеслись к браку члена их семьи с представителем одного из меньшинств. Русскоязычные в этом вопросе оказались наименее терпимы.

54 процента русскоязычных и арабов отрицательно отнеслись бы к браку с геем, лесбиянкой или бисексуалом. Из всего населения таковых нашлось в два раза меньше — 26 процентов.

Более половины русскоязычных не приняли бы брак своего родственника с цыганом, сомалийцем, беженцем или трансгендером. Чуть более «‎толерантны» на фоне всего населения русскоязычные оказались только по отношению к мусульманам: 50 процентов русскоязычных было бы против брака с исповедующим ислам, среди финнов таковых — 54 процента. Как и в предыдущем случае, наиболее терпимы опрошенные оказались к евреям и лицам с инвалидностью.

В ответах на более общие вопросы респонденты показывают себя гораздо более толерантными. Например, 57 процентов русскоязычных и 51 процент всех опрошенных считают, что иммигранты обогащают финское общество. Более половины уверены, что иммигранты не отнимают рабочие места у тех, кто родился в Финляндии. В то же время более 50 процентов русскоязычных и всего населения придерживаются того мнения, что иммигранты связаны с ростом преступности.

На периферии «‎белости»

Результаты исследования не стали неожиданностью для профессора факультета общественных и экономических наук университета Восточной Финляндии Ольги Давыдовой-Меге. Она объясняет их двумя комплексами обстоятельств.

Во-первых, отметила Давыдова-Меге, в последние годы активно развиваются так называемые «‎исследования белизны» — критическое изучение привилегий белого населения и белокожести как источника системного расизма. В Финляндии этой темой занимается, например, Дарья Кривонос. В своей диссертации она исследует концепцию «‎Запада», «‎европейскости» и принадлежности к белому населению в жизни молодых русскоязычных Финляндии.

— «‎Исследования белизны» исходят из того, что любое общество является частью постколониальной системы, в которой условный Запад – это центр, который создал из «‎белости» привилегированную норму. А все другие цвета, все другие социальные позиции, которые не соответствуют западной «белости», иерархии из цветов кожи и приписываемых им культурных и прочих качеств, находятся ниже в этой иерархии. И опрос был как раз об этом.

Профессор объяснила, что «‎недостаточно белые» меньшинства борются за место в этой иерархии. Они одновременно являются расиализированными, то есть как-то определяются на основе расовых понятий, и сами расиализируют, чтобы быть выше в иерархии. Русскоязычные при этом находятся на периферии «‎белости»: они вроде как белые, но в то же время недостаточно западные, как и другие представители бывшей социалистической системы.

— Эту недостаточность, своего рода ущербность, люди чувствуют в различных ситуациях: например, на рынке труда, где их квалификация, знания и умения недооцениваются. Цветом кожи русскоязычные вроде как не выделяются, но свою определенную униженность и расиализированность люди ощущают. И представляя других в более низкой позиции по отношению к себе, они пытаются возвыситься в расовой иерархии. Поэтому они с лёгкостью впитывают в себя многие настроения вроде неприязни к беженцам или цыганам и вписываются в повестку, которую транслируют «‎Истинные финны».

В Германии пару лет назад было опубликовано исследование об электорате правопопулистской партии «‎Альтернатива для Германии», среди сторонников которой довольно много русскоязычных. Одной из групп, у которой партия пользуется поддержкой, являются работающие люди — но те, чья позиция на рынке труда шаткая, занятость неполная или нерегулярная, доходы нестабильные и низкие, а заработки на рынке труда сочетаются с социальными пособиями. Среди русскоязычных иммигрантов такое положение типично. Именно такие люди ощущают, что существует «угроза» со стороны вновь прибывающих мигрантов, которые будут конкурировать за те же, и так шаткие рабочие места.

— Расовая система, в которой мы живём, всё больше вызывает протест в широких слоях общества. Но одновременно это консолидирует людей, которые хотят придерживаться традиционной идеологии и традиционной системы ценностей, которая закрепляет преимущества белого гетеросексуального большинства.

Второй же фактор, по словам Давыдовой-Меге, заключается в том, что русскоязычные Финляндии живут в российском медиапространстве, которое насквозь пропитано идеологией неравноправия, неравенства, превосходства. И люди пользуются теми моделями осмысления действительности, которые им предлагают. В 2016 году Давыдова-Меге выпустила обширное исследование о том, какой медиаконтент потребляют живущие в Финляндии русскоязычные и как они это делают.

Закрепление предубеждений

Однако «‎Барометр базовых прав» с научной точки зрения можно назвать проблематичным, считает Давыдова-Меге. По её словам, подобного рода опросы, с одной стороны, дают нам какую-то информацию о межэтнических отношениях и стереотипах, о терпимости и нетерпимости, о базовых ценностях, с другой — такие исследования могут закреплять определённые убеждения. Она уверена: то, какие вопросы задаются, какие группы выделяются как те, к которым нужно иметь какое-то определённое отношение, — всё это участвует в построении этнической иерархии.

В качестве отдельной группы выделены иммигранты из Сомали. Почему не из Нигерии, почему не другие люди с тёмным цветом кожи?

— Там были выделены в качестве отдельной группы иммигранты из Сомали. Почему не из Нигерии, почему не другие люди с тёмным цветом кожи? Эти группы были довольно неопределённые, непонятны основания, на которых были выделены именно они. Почему, опять же, в этом исследовании среди таких групп, к которым предположительно могут относиться негативно, нет русских или русскоязычных? То есть у русскоязычных спрашивали их отношение к другим, а о русскоязычных как об отдельной группе вопросов не было.

В качестве второй претензии, которую можно предъявить к исследованию, Давыдова-Меге называет количество респондентов. Из 12 тысяч человек, которым прислали приглашение, ответило менее 3,5 тысяч. Авторы в предисловии утверждают, что по результатам исследования нельзя делать какие-то общие выводы. Давыдова-Меге тоже говорит, что на всё население эти результаты распространять нельзя.

В то же время «‎Барометр базовых прав» — это отчасти стандартизированный опрос, применяемый во многих странах. В Голландии, например, первый опрос о предрассудках в отношении мигрантов был проведён в 1998 году. В Британии национальный барометр предрассудков и дискриминации появился на двадцать лет позже — в 2018-м.

В Финляндии аналогичные исследования начали проводиться относительно недавно. В 2019 году в рамках проекта «‎Евробарометр» была изучена ситуация с дискриминацией. В том же году состоялся опрос для «‎Барометра базовых прав». В прошлом году появился «‎Барометр разнообразия», однако поскольку проводило его Ведомство трудового здоровья (Työterveyslaitos), вопросы разнообразия и дискриминации касались сферы труда.

Активные пользователи интернета

В рамках «‎Барометра базовых прав» были исследованы и другие аспекты жизни разных групп населения Финляндии. Опрос показал, что 31 процент русскоязычных и 36 процентов арабов за последние пять лет подвергались дискриминации из-за своей национальности. 12 процентов русскоязычных дискриминировали из-за возраста и пять процентов по признаку пола. 64 процента русскоязычных за последний год подвергались дискриминации на работе или при устройстве на работу.

Также исследование выявило, что русскоязычные — самые активные пользователи интернета. 91 процент выходит в интернет ежедневно, тогда как среди всего населения таковых только 82 процента.

Соцсетями активнее русскоязычных пользуются только арабы. Наиболее популярными интернет-сервисами среди русскоязычного населения Финляндии являются WhatsApp, YouTube и Facebook. У русскоязычных также самый высокий процент ответа «‎другое», поскольку в списке предложенного не было ни VK, ни Telegram.

Опрос проводился в 2019 году среди выборки из 3374 человек, из которых 2326 принадлежали к одному из изучаемых меньшинств. 50,7 процентов русскоязычных респондентов имеют финское гражданство. 78 процентов родились в России, 8 процентов — в Эстонии и 1 процент — в Финляндии. Русскоязычные оказались также наиболее образованной из исследуемых групп: 59 процентов закончили вуз, а 22 процента — профучилище.

Читайте по теме:

Почему колготки цвета «верблюд» стали нетолерантными

EKRE: Киргиз показал незащищённость Эстонии от нелегалов

Конкурс — исследование на тему мигрантов, гастарбайтеров, интеграции

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline