Петербургский новогодний бал без гостей

Многие жители Эстонии любили посещать Санкт-Петербург в зимние праздники, но в этом году коронавирус оставил их без такой возможности. Однако новогодние торжества в городе на Неве состоятся. О том, откуда посреди Петербурга взялась бальная зала с люстрами и чем праздничное оформление города на Неве круче Парижа, Лондона, Берлина, Таллинна и других европейских столиц, пишет автор портала Tribuna.ee Татьяна ЛЮБИНА.

860

Если петербуржцам этой зимой не принимать во внимание:

  • запрет на увеселительные мероприятия,
  • предстоящие рождественские и новогодние праздники без Деда Мороза и Снегурочки на улицах города,
  • то, что праздновать можно исключительно в домашней обстановке при закрытых дверях баров и ресторанов,
  • отменённые спектакли,
  • неработающее в новогоднюю ночь метро,

то главное предпраздничное впечатление ― живая ель на Дворцовой площади, украшенная в ретростиле.

Живая ель на Дворцовой площади. Фото Татьяны Любиной

 

Из пластиковой в живую в этом году главная новогодняя ель города трансформировалась по результатам голосования жителей. И, как у «живой», у «дворцовой» ели уже есть своя легенда. Дерево высотой 25 метров и весом 12 тонн спилили у обочины дороги возле деревни Хиттолово Всеволожского района Ленинградской области (65 км от Петербурга). Возраст лесной красавицы ― сто лет. После установки на Дворцовой площади священнодействия с елью происходили ещё 12 дней. Ёлке наращивали крону, развешивали игрушки и гирлянды. Игрушки в этом году ― также не картонные, а расписанные художниками «настоящие» шары, домики, лошадки, снеговики, конфеты, щелкунчики. Лично не проверяла, но интернет-пространство насчитало 300 игрушек и километр гирлянд и серпантина. Как всякую действующую королеву, дворцовую ёлку окружает свита ― два десятка фотокомпозиций из живых ёлочек поменьше.

Помимо живой ели, на главной площади глаз радуют отдельные световые композиции, такие как светлячки, смонтированные среди городских скверов и улиц ― вроде любимых и почитаемых ангелов напротив Воскресенского Смольного собора.

Ангелы перед Воскресенским Смольным Собором. Фото Татьяны Любиной

 

Или светящаяся анфилада арок в Салтыковском сквере, что рядом с Эрмитажем, узор которых повторяет рисунок решетки. До глубины души проняла подсветка купола Казанского собора. Пока образ Казанской иконы Божией Матери с городом, петербуржцы и в этот раз справятся с текущими напастями.

Светящиеся ворота перед Эрмитажем. Фото Татьяны Любиной

 

Несмотря на то, что люди стали совершать меньше покупок, в центральные универмаги, вроде «Пассажа», определённо имеет смысл заглянуть: огромное снежное облако в атриуме создаёт ощущение ожившей сказки о летающих феях и эльфах. А мандариновая гирлянда над центральным входом ненароком напоминает о лакомстве со вкусом из детства. Щелкунчики, олени, Деды Морозы, притаившиеся вдоль домов и витрин, ― каждый из них заставляет улыбнуться и вспомнить о приближающемся празднике. Пусть и без гостей и туристов…

Чудо-снеговик. Фото Виктора Сидорова

 

Парадоксально, но на этом рождественские сюрпризы считаем исчерпанными. Ибо остальное убранство города в этом году плавно переместилось из года предшествующего. Мало что поменялось. Идеи, элементы оформления да и сами украшения зимы 2020-2021 если и отличаются от тех, что использовались годом ранее, то незначительно. Тот же райский сад на Невском проспекте; зимний фонтан с цветными светодиодными струями напротив Эрмитажа; сияющие гирлянды над Большой Конюшенной улицей и гигантский Дед Мороз напротив Большого Гостиного двора.

Масочный вид на украшенную Арку Главного штаба. Фото Светланы Боярко

 

Единожды продуманная в 2009 году концепция оформления города продолжает царить по сей день:

«…Праздничное оформление города — задача не только эстетическая, но в значительной степени психологическая и эмоциональная. Первым шагом к её решению был специальный мониторинг праздничного оформления крупнейших европейских столиц — Лондона, Парижа, Берлина… Лондон слишком чопорный, Париж эклектичен как попурри, а Берлин слишком лаконичен. Идея своего стиля пришла из новогодних сказок: «Морозко», «12 месяцев», «Щелкунчик», «Снегурочка»… Зимняя сказка, фольклор, чудеса — решение было принято, осталось найти воплощение. В городе легендарных белых ночей, а зимой — самых тёмных, нужно делать акцент на световых доминантах. Так за «кисти» мы взяли свет и цвет. …Первыми удачными мазками стало оформление Ростральных колонн и Биржи — их мы покрыли тонким, еле осязаемым мерцающим слоем светового инея. Тогда же придумалась гирлянда «Тающие сосульки». Сейчас этим уже не удивишь, но поначалу «таяние» было внове. Люди останавливались на тротуарах и удивлённо следили, как стекают искусственные капли. …Затем заново украсили Думскую башню: покрыли снегом, огоньками, гирляндами. В таком же стиле зимней сказки выполнили всю Стрелку Васильевского острова. На самом деле многого-то и не надо было делать, только чуть-чуть прикоснуться, придать оттенок праздника, и всё — она заиграла в ритме волшебства. А раз сказка, значит, обязательно должна быть Золушка. Поэтому Невский проспект мы превратили в большую бальную залу с люстрами, чтобы сказочной героине было где танцевать…»

Райский сад на Невском проспекте. Фото Татьяны Любиной

 

Несмотря на то, что в этом году новогоднее оформление города скромнее предыдущих лет, Петербург всё так же остаётся притягательной, волшебной сказкой на невских берегах, удивляющей своей гордой красотой.

Заснеженная Мойка к Рождеству готова! Фото из личного архива Татьяны Любиной

 

В таком убранстве города, возможно, скрыты конкретная логика и смысл. Ибо пиром во время чумы («ковид») удивить уже сложно, а вот сместить акценты на то, чтобы довести до совершенства домашнее убранство, украсить новогодний стол и навести семейный уют ― самое то.

О том, как петербуржцы скучают по зимнему Таллинну, можно прочесть по этой ссылке.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline