Эстония ласково приняла двух ЛГБТ-беженцев

Если на основании дискуссий в эстонском общественном пространстве можно подумать, что Эстония не слишком дружелюбна к сексуальным меньшинствам, то два гея из Таджикистана, нашедшие в Эстонии свой второй дом, уверены в обратном.

2 188

Двумя беженцами из числа ЛГБТ-сообщества, которых Эстония согласилась принять, оказались бывшие жители Таджикистана — в прошлом советской республики, сейчас же независимой страны в Средней Азии, где живёт немногим более 9 миллиона человек, а основным вероисповеданием является ислам. Истории парней, которые предпочли остаться анонимными (их имена известны редакции, но в статье они названы Фаррухом и Морадом), приводит издание Müürileht. Фарруху 43 года, у него два высших образования и на данный момент уже есть гражданство Эстонии, в стране он живёт десять лет. Мораду — 29 лет, у него есть опыт в сфере обслуживания и общественного питания, но на руках пока лишь краткосрочное разрешение на проживание и работу в Эстонии.

Несмотря на то, что Фаррух и Морад, казалось бы, такие разные, их истории во многом схожи. Так, оба парня были женаты, и у обоих есть ребёнок. И Фаррух, и Морад вынуждены были бежать из своей родной страны и искать счастья на чужбине, так как ни их знакомые, ни даже близкие родственники не принимали их такими, какие они есть. Фаррух раньше жил в Москве и когда-то участвовал в курсах в Эстонии, для чего получал временную визу. Вначале он хотел попросить убежище в Швеции, но Швеция перенаправила Фарруха в Эстонию, согласно положениям Дублинской конвенции (беженец может ходатайствовать об убежище в той стране ЕС, куда он прибывает или для посещения которой ранее уже оформлял визу). Морад, в свою очередь, прибыл в Эстонию по туристической визе два года назад из небольшого города в Ленинградской области, где прожил три года. На следующий день после прибытия в Эстонию он пошёл в полицию и подал прошение о статусе беженца.

Таджикистан: мужья поневоле, бремя тайны и нападки полиции

В Таджикистане, по словам мужчин, скрытый гомосексуализм очень распространён, а мужчина часто вынужден, под давлением общества, жениться на выбранной родителями женщине. Часто ни будущая жена, ни родители даже не представляют, что представляет собой их жених или сын на самом деле. Принадлежность к ЛГБТ-сообществу в Таджикистане — тайна за семью печатями, так как её обнародование наверняка разрушает жизнь человека: семья, родственники, друзья отрекаются от него, работу становится практически невозможно найти, а также гею грозит преследование со стороны полиции. Все задержанные люди нетрадиционной сексуальной ориентации регистрируются в «отделе проституции».

Ещё более жестоки по отношению к «раскрытому» гею — порицание и презрение со стороны общества. Ислам не признаёт ставших популярными в Европе либеральных ценностей: в Иране и Афганистане, например, за гомосексуализм человека могут даже казнить.

В Эстонии основная сложность — языковой барьер

Жизнью в Эстонии, отмечается в статье, оба мужчины довольны. Фарруху, однако, было труднее, чем Мораду, приспособиться к новой стране. Он прибыл один, не было никакой поддержки. В том числе и языковых курсов: Фаррух жил в центре беженцев в Иллука уезда Ида-Вирумаа, где не было возможности нанять преподавателя. Были сложности и с устройством на работу — как раз из-за незнания госязыка. Помогла мужчине нынешний председатель партии «Эстония 200» Кристина Каллас, которая тогда курировала MTÜ Eesti Pagulasabi (НКО «Помощь беженцам») и поспособствовала устройству Фарруха на должность руководителя проекта в эту организацию, ставшего переводчиком для беженцев из Афганистана, Ирана и Таджикистана.

За десять лет пребывания в Эстонии Фаррух, подчёркивается, перепробовал множество профессий — работал монтажником на производстве электроники, продавцом, помощником пекаря, замещающим учителем в основной школе и работником по обслуживанию клиентов в ресторане Старого Таллинна. Сейчас Фаррух работает на стойке информации крупной сети магазинов и до сих вспоминает добрым словом ответ ему Министерства юстиции: «Я был гордым, что канцлер лично ответил мне на письма, которые я писал несколько лет. Я почувствовал себя частью общества».

Зная язык и будучи уже гражданином Эстонии, Фаррух подсобил своему приятелю Мораду с поисками работы, и в итоге тот нашёл работу в качестве помощника повара. Затем Морад стал поваром и сейчас работает старшим смены, успешно сдав соответствующий экзамен. В настоящее время младшим героем повествования пройдены курсы эстонского языка, и он хочет дальше развивать свои навыки владения им. Учитывая то, как быстро в России Морад освоил русский язык, не собирается он отступать и перед новым языковым вызовом. А его мечта — открыть собственный ресторан азиатской кухни.

«Мне нравится, что Эстония безопасна, и тут властвует демократия. Ты можешь быть самим собой и жить полноценной жизнью», — уверен Морад.

Геи из Таджикистана: новое правительство Эстонии внушает опасения

Более того, Мораду, в отличие от Фарруха, удалось перевезти в Эстонию и свою жену с маленьким ребёнком: семейные ценности у мусульман в большом почёте, поэтому мужчина, несмотря на свою сексуальную ориентацию, не может бросить свою семью. Морад надеется, что новоприбывшие быстро освоятся в новых реалиях, разительно отличающихся от жизни в маленьком посёлке Таджикистана.

Несмотря на то, что оба мужчины обрели себя в Эстонии и не встречали какого-то презрительного отношения, они заявили, что с приходом нового правительства* ЛГБТ-сообществу всё-таки стало уделяться больше внимания именно в негативном ключе. Два друга (в материале отмечается, что они именно приятели, а не сожители) так или иначе скрывают свою личную жизнь, чтобы избежать проблем — это как защитная реакция. Одна из причин — российский опыт, где, утверждают Фаррух и Морад, плохо относятся как к иммигрантам-таджикам, так и есть возможность угодить в «гей-ловушку». Экс-заключённые или религиозные фанатики в различных странах бывшего СССР, рассказали мужчины, ставят себе целью «очистить общество» и заманивают геев в ловушку (например, путём создания фальшивых конто на сайтах знакомств), затем избивая, издеваясь или вымогая деньги.

Автор статьи резюмирует, что оба мужчины стали полноценными членами эстонского общества и помогут внести в будущем свой вклад в развитие страны, которая скоро станет испытывать серьёзный дефицит рабочей силы.

*Коалиционное соглашение по итогам выборов в эстонский парламент 2019 года было заключено между Центристской партией, EKRE (Эстонской консервативной народной партией) и партией «Отечество» (Isamaa). С первого дня коалиция, получившая в народе сокращение EKREIKE, удостоилась и серьёзной порции критики. Одна из основных причин — не всеми приемлемая агитация вошедшей в правительство партии EKRE, которая резко выступала, к примеру, против мигрантов и ЛГБТ-сообщества.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline