Игорь Круглов: Герлинда Ковайте — «девушка в чёрном». И на экране, и в жизни

Мы уже писали об актёрах и актрисах одной роли. Теперь расскажем о замечательной, неповторимой и, на наш взгляд, очень глубокой артистке Герлинде Ковайте (Копельман).

431

Она родилась в Клайпеде, в Литве. Получила образование на актёрском факультете Литовской государственной консерватории.

В её в творческом активе было всего три экранных образа. И лишь один главный. Но, уверен, все они прочно врезались в память всех зрителей, знавших и любивших наш старый добрый кинематограф.

Её первая роль — впрочем, не роль даже, а малюсенькая ролька, ставшая жемчужинкой, — это медсестра в картине Витаутаса Жалакявичюса «Никто не хотел умирать» (1965). Там всего-то, кажется, меньше минуты экранного действа. Безымянная медсестра военного госпиталя волнуется о здоровье своего пациента, фронтовика Локиса (Бруно Оя) и отчитывает его за то, что он после тяжёлого ранения тайно курит, пропускает процедуры и нарушает режим. Локис по-доброму насмехается над сестрой и её поистине детской доверчивостью и наивностью, которая проявляется всякий раз, когда девушка пытается о нём заботиться.

В сценарии данный момент был описан так. Сестра, пытаясь быть строгой, делает выговор Локису, сидящему в больничном дворике со спрятанной в ладони папироской. А тот, отвернувшись, подмигивает своим друзьям по палате и беззвучно смеётся над её заботой. «Спина стала дрожать от смеха» — такая ёмкая синекдоха была в сценарии… Никакого дальнейшего развития их взаимоотношений не было. Но эта сцена сразу западала в память зрителям. Вероятно, в первую очередь — из-за глаз девушки. Из-за неподражаемо искреннего и чистого взгляда.

«Никто не хотел умирать». Изображение: kino-teatr.ru

 

А вторая роль была уже главной. Правда, и единственной главной в творчестве Герлинды Ковайте. И, увы, сегодня напрочь забытой, как забыт и великолепный фильм эстонского режиссёра Вельё Кяспера «Девушка в чёрном», снятый по одноимённой повести Лилли Промет.

Герлинда Копельман (Ковайте) в фильме «Девушка в чёрном». Фото: Filmiarhiivi kogu

 

Он вышел в 1966 году. В то время, когда из общественной атмосферы уже исчезали последние дуновения хрущёвской оттепели. Наступала эпоха брежневского застоя. Всё меньше и меньше выходило проектов, посвящённых сталинским репрессиям, обличению арестов и лагерей, а также правдивым раздумьям художников «о времени и о себе». В том числе — поискам Бога и христианской любви. Здесь следует сделать уточнение, что в период хрущёвских гонений на Церковь подобные фильмы тоже были «нон грата»: тогда, с подачи партноменклатуры, клепались пошлые и вульгарные агитки, «разоблачающие» религию. Но в отрезке междувластья появились ленты, всерьёз занимавшиеся такими поисками. Конечно, чаще всего они попадали на пресловутю «полку» — запретный цензурный киноархив — и были сняты с неё лишь во времена горбачёвской перестройки. Но сам факт их появления в середине 1960-х не может не изумлять. Остаётся только догадываться, как утверждались их синопсисы, сценарии, бюджеты… Скорее всего, помогали верующие, добрые, порядочные люди, которые всегда находились во всех, даже самых строгих инстанциях.

Среди подобных картин — фильм Александра Аскольдова «Комиссар» (1967). Он был уже снят и смонтирован, но вскоре, по решению культуртрегеров, приговорён к уничтожению. Спасли его работники киностудии, разрезав по кадрам и спрятав от начальства.

Ещё можно упомянуть ленту Михаила Калика «Любить…» (1968), состоявшую из новелл, которые комментировал отец Александр Мень. Присутствие православного священника, да ещё оценивающего происходящее в «самом главном из искусств» (по выражению Ленина), по тем временам было для советского киноначальства настоящим шоком.

И, конечно, в этом ряду блистательно присутствует упомянутая выше лента В. Кяспера «Девушка в чёрном». Найти её сейчас очень сложно — в интернете она есть лишь на одном ресурсе, вот ссылка.

И хотя она была дублирована на «Ленфильме» на русский язык (Герлинду Ковайте озвучивала прекрасная актриса Ирина Губанова), пока доступна только версия с русскими субтитрами… Скорее всего, русского дубляжа вообще не сохранилось. Впрочем, не беда. Мы можем слышать оригинальный голос замечательных актёров и вполне вникать в смысл происходящего на экране.

Сюжет картины состоит в том, что молодой рыболов Танель (одна из первых ролей Юозаса Будрайтиса) влюбляется в одинокую девушку Саале (Герлинда Ковайте), недавно похоронившую мать. Саале всем окружающим кажется странной, постоянно ходит в чёрном одеянии. Неразговорчива, закрыта, очень замкнута. Танель ищет ключик к её сердцу и, наконец, понимает, что имеет дело с очень верующим в Бога человеком, пострадавшим от безбожников за свою веру. Саале работала воспитательницей в детском садике и пыталась рассказывать малым деткам о Боге, за что была уволена детсадовским начальством. После чего практически стала монахиней в миру — потому и носила всегда чёрное облачение.

Танель и Саале. Фото: Filmiarhiivi kogu

 

Танель, весёлый парень, пытается убедить Саале, что окружающий мир не так уж плох. В картине есть то и дело повторяющаяся художественная деталь: девушка ходит по каменистому берегу и иногда посматривает на море, играющее соблазнительными красками и огнями. Мы понимаем, что под морем подразумевается светская (советская!) жизнь, а под берегом — её монашеское отречение от всего мирского. Заключительные кадры также полны глубокого смысла: Саале и Танель чётко идут по линии, соединяющей её берег и его море. И никаких моментов «переформатирования» Саале в безбожную советскую идеологию не наличествует. Наоборот, порой можно даже подумать, что весёлый рыбачок наконец-то начал задумываться о вечной Истине…

Фото: Filmiarhiivi kogu

 

Картина, не сомневаюсь, шокировала тогдашнюю цензуру. Видимо, не зная, что с ней делать (надо учесть, что по отношению к прибалтам цензурные держиморды старались быть воздержанными), её оформили малым тиражом, а потом и вовсе постарались предать забвению. Интересными были оценки кинокритиков тех лет, совершенно перевирающие и смысл, и содержание фильма. Например, о конфликте девушки с директрисой детсада писалось в том смысле, что, мол, это был «конфликт Саале с её «братьями и сёстрами во Христе». Хотя уволена Саале была безбожной, явно партийной директрисой, и именно за то, что учила детей любви к Богу…

Фото: Filmiarhiivi kogu

 

В фильме есть много отличных актёрских работ. Кроме Будрайтиса, можно вспомнить великолепную Эллен Лийгер в роли старой рыбачки, у которой поселилась Саале, и Эвальда Хермакюла в роли молодого моряка. И, конечно, нельзя не упомянуть создателя этой, на мой взгляд, шедевральной ленты, — режиссёра Вельё Каспера, творчество которого заслуживает особого рассмотрения.

Съёмки «Девушки в чёрном». Фото: Filmiarhiivi kogu

 

Третьей ролью Герлинды Ковайте был образ Зиты в комедийном киноальманахе «Игры взрослых людей» (1967), но, конечно, это уже был другой уровень…

Мы назвали статью «Герлинда Ковайте — «девушка в чёрном». И на экране, и в жизни» для того, чтобы подчеркнуть явное, на наш взгляд, экранное соответствие замечательной актрисы её поступкам в реальной жизни. Сведений о Герлинде имеется очень мало — вероятнее всего, из-за её скромности. В 1973 году она оставила актёрскую карьеру (как сообщалось, по семейным причинам) и больше никогда не появлялась на экране. Насколько известно, сегодня она проживает в Паланге. Не знаю, как кому, а автору этих строк кажется, что поступила Ковайте правильно. Она снялась в своём единственном и неповторимом фильме и, видимо, сочла это вполне достаточным. Мне очень близка такая позиция. Замечу, что у многих выдающихся актёров есть свои, по-настоящему звёздные, выстраданные картины, после которых им лучше было бы не принимать участие в менее достойных проектах.

Читайте по теме:

Игорь Круглов: Рауль Таммет, снимавший меньше, да лучше

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline