Кунда — от первобытной культуры до цементной Мекки Эстляндии

Продолжая цикл публикаций о городах Эстонии, автор портала Tribuna.ee Дмитрий Цехановский рассказывает о том, как на берегу Балтийского моря появился ставший одним из самых известных центров по производству цемента в регионе город Кунда.

975

Расположенный в 110 километрах от Таллинна на побережье Финского залива город Кунда является 29-м по величине из 48 городов Эстонии. По состоянию на конец 2021 года в нём проживало 3179 человек. Это немного меньше, чем в припортовом Палдиски, но немного больше, чем в главном городе Хийумаа Кярдла.

И хотя относительно крупный населённый пункт появился в этом месте только ближе к концу XIX века, название местности вошло в энциклопедии в качестве археологического термина «Кундаская культура». Так именуется целый период заселения земель в Северной Европе с VIII по VI тысячелетия до нашей эры. Представители этой культуры проживали на территории от нынешнего польского поморья и Беларуси до Невы и южной Финляндии.

Страница о Кундаской (Кундской) культуре из онлайн-презентации . Фото: Facebook

 

В 1877 году профессор геологии и минералогии Дерптского (Юрьевского) университета Константин Иванович Гревингк опубликовал статью об обнаруженном неподалёку от Кунда на холме Ламмамяги поселении. При раскопках были найдены более 25 000 костяных бытовых орудий труда. Археологи сделали вывод, что на Ламмасмяги было поселение ещё в каменном веке. Когда позднее в других местах стали находить похожие костяные орудия труда, то по самому богатому открытиями месту мезолитическую культуру и стали именовать Кундаской.

По мнению археологов, эта культура появилась сразу после отступления ледников. Поселения кундаского периода нашли и в Эстонии, и в Латвии, и в Беларуси, и в Литве. Самым древним следом пребывания человека на территории на территории Эстонии считается всё-таки поселение Пулли, найденное рядом с Пярну.

Археологи обнаружили в местах поселений кундасцев различные орудия труда, а также кремниевые наконечники стрел. Поскольку месторождений кремня на этой территории было немного, то остроги, гарпуны, мотыги в основном изготавливались из костей животных. Постепенно, к V-III вв. до нашей эры, Кундаская культура сменилась на Нарвскую — человек сделал серьёзный шаг в развитии общества.

Цемент как градообразующий элемент

До конца XVIII века территория вокруг мызы Кунда была не сильно заселена. Местные жители в основном занимались сельским хозяйством и рыболовством. Однако ни обработка полей, ни налоги с проживавших на мызных землях хуторян, ни продажа произведённого не покрывали высоких расходов на содержание господского дома. Немного улучшил картину появившийся в месте впадения в море реки Кунда порт, но решающим для появления здесь города станут всё-таки разведанные геологами полезные ископаемые.

Во второй половине XIX века на рынке как Эстляндии в частности, так и Российской империи вообще возникла потребность в цементе для строительства. К тому же в районе Кунда были обнаружены места, где можно было добывать известняк и глину, являвшиеся основными компонентами для его производства.

Руины мызы Кунда, которая принадлежала создателям цементной фабрики из рода Жирар-де-Сукантон. Фото: esosedi.org

 

Собственник мызы Кунда тех времён, а им был Джон Жирар-де-Сукантон, в начале 1870-х годов начал строительство цементной фабрики, вокруг которой со временем образовался рабочий посёлок, выросший к середине XX века до городского уровня.

Джон Жирар-де-Сукантон принадлежал к одной из богатейших семей Эстонии тех времён. Его отец Джон Карл и старший брат Артур суммарно в течение 34 лет были бюргермейстерами Ревеля (ныне Таллинна), а кроме того семье более трёх десятков лет принадлежала должность президента Эстонского биржевого комитета.

Представители рода Жираров прибыли в Эстонию из России. Однако по семейной легенде семья относилась к высшему сословию Франции. В конце XVII века из-за преследований власти на протестантов (гугенотов) они переселились в немецкий Ольденбург, а затем уже в XVIII веке перебрались сначала в Москву, а затем и в Ревель. Отобранный у семьи статус баронства и родовую приставку к фамилии де-Сукантон им за заслуги перед страной в 1862 году вернул российский император Александр II.

Поскольку на территории мызы Кунда было найдено необходимое сырьё — синяя глина, мергель и известняк, Джон Жирар-де-Сукантон пригласил к себе инженера-химика Виктора Кристофа Ливена, который до этого запустил Рижскую цементную фабрику, а в дальнейшем помог построить в России ещё несколько фабрик, в том числе и входившую в число крупнейших производств империи Новороссийскую цементную фабрику.

Цементная фабрика Кунда в первой половине XX века. Фото: Wikipedia

 

Главная контора владельцев акционерного общества Черноморского цементного производства в те годы находилась в Ревеле в конторе принадлежавшей Жирарам фирмы Th. Clayhills & Sohn. Она располагалась на месте нынешнего здания городской мэрии. Именно через этот офис и шла вербовка рабочих для цементной фабрики в Кунда.

Интересен тот факт, что в дальнейшем при наборе как рядового, так и руководящего составов уже для Новороссийской цементной фабрики получившие опыт работы у себя кундасцы принимались с большой радостью. Поэтому немало эстоноземельцев из Кунда перебрались в Новороссийск, став там за счёт своих знаний и умений старшими рабочими, мастерами, а иногда и городскими чиновниками. В то время было даже такое выражение: «На Нарвский мост ступали барщинники, а сходили с него мастера и чиновники».

Фабричный посёлок становится всё комфортнее

В 1896 году открылась ширококолейная железная дорога, связавшая Кунда с Раквере и далее — с Ревелем и Петербургом. Теперь цемент можно было быстрее и в больших объёмах поставлять не только по Эстляндии, но и в другие регионы Российской империи, а также — за рубеж. Этот факт позволил значительно увеличить его производство — появилась вторая фабрика. В 1898 году в Кунда было произведено уже более 51 000 тонн цемента. При этом качество продукции было таким, что в России оставалась только её треть.

Железнодорожная станция Кунда в начале XX века. Фото: ajapaik.ee

 

Бараки для рабочих строились в основном на противоположной от фабрики стороне реки Кунда. Предпортовая же часть города была заселена более зажиточными людьми — руководителями фабрики, таможенниками и другими чиновниками, а также перебравшимися из других городов Эстонии в приморский населённый пункт представителями творческих профессий. Например, именно в Кунда была впервые переведена на эстонский язык «Одиссея» Гомера — сделала это Анна Эпик, которая была дочкой местного полицмейстера.

На свой пик цементное производство Кунда вышло в предвоенные годы Первой мировой войны. 30 декабря 1911 года было основано ООО «Порт Кунда», что позволило отгружать продукцию и морским путём, а в 1912 году начал работу уже третий цементный завод.

Всё это сказалось и на качестве жизни в городе. По выходным дням даже простые рабочие могли позволить себе прогулку по директорскому парку в костюмах с жилетами. У работников цементного производства хватало средств на приобретение карманных часов с золотыми цепочками, а на ногах у многих были шикарные для тех времён лакированные резиновые галоши. Жёны же рабочих в основном были домохозяйками — средств хватало.

Рабочие кварталы Кунда, построенные в начале XX века. Фото: ajapaik.ee

 

У всех семей была возможность держать свиней. Хозяева земли построили скотные дворы, а за содержание свиней в них женщины-домохозяйки должны были отрабатывать трудодни во время посадки и сбора картофеля. В годы Эстонской Республики, после национализации мызы, рабочим раздали её земли для садов и выращивания картофеля. Желающие могли также для прибавки к семейному бюджету работать на сенокосных и пастбищных угодьях.

Для работников фабрики в первые годы XX века начали строиться квартирные дома. Каждая семья получала небольшую квартиру. В большинстве из них, помимо спальных комнат, были кухня, кладовая и подвал, но туалеты находились на улице.

Каменные дома для руководящего состава цементных фабрик в Кунда. Фото: ajapaik.ee

 

Медицина стараниями руководителей производства была очень неплохо развита. С 1879 года в Кунда работал нанятый фабрикой врач, которым с 1882 по 1919 годы был онемечившийся эстонец доктор Мориц Луйк. В 1888 году фабрика открыла собственную больницу, где рабочие получали медицинские услуги бесплатно. В ней работали врач, фельдшер, сестра милосердия и санитар, а перед Первой мировой войной появилась ещё и акушерка. Помимо этого, в больнице вёлся амбулаторный приём и была возможность заказать и приобрести различные лекарства.

До конца XIX века в посёлке Кунда был только один магазин, в котором также работал пекарь, снабжавший жителей хлебом, булкой и пирогами. С 1900 года появился государственный алкогольный монопольный магазин, в котором водкой торговал будущий директор фабрики, общественный деятель и глава местной общины Пеэтер Пюссь.

На таких пассажирских дрезинах жители Кунда могли добраться до расположенного в 25 километрах уездного центра Раквере. Фото: Facebook

 

В посёлке, ставшем настоящей цементной Меккой региона, находились три примыкавших друг к другу здания цементных фабрик и разнообразная инфраструктура — от гидроэлектростанции и котельной до отдельного здания больницы и сауны. К революционному 1917 году Кунда подошёл с очень развитой для тех лет промышленностью и с жильём более чем для 2000 жителей.

О том, как развивался населённый пункт со времён первой Эстонской республики до наших дней, читайте во второй части публикации. Там же вы сможете узнать о туристических достопримечательностях приморского городка, а их — немало.

Читайте по теме:

Рапла — главный город одноимённого уезда, известный с XIII века

Уездный город Раквере — яркий пример уютной эстонской провинции

Пыльтсамаа — бывшая столица Ливонского королевства, известная также как Оберпален

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline