Обычаям верны. Гуру русской музыки в Эстонии Игорь Ермаков

Имя руководителя ансамбля народной музыки «Златые горы», баяниста Игоря ЕРМАКОВА широко известно в Эстонии. Долгое время бывший заместителем директора культурного центра «Линдакиви» в Таллинне, он теперь возглавляет Центр культуры и информации в Маарду, но на его творческих планах это никак не сказалось — ансамбль по-прежнему много выступает. В эксклюзивном интервью Tribuna.ee Ермаков рассказал, как кукиш, однажды показанный ему его бабушкой, повлиял на всю его дальнейшую жизнь. Собеседника также тревожит будущее русской культуры в Эстонии и разочаровывает равнодушие, проявляемое в эстонской части общества к значимым событиям в жизни русской диаспоры.

571

На предложение встретиться Ермаков с лёгкостью откликается. В разговоре он собран, мысли излагает чётко, успевая выслушать и собеседника. Помнит все даты, а то, что происходило с ним в детстве, представляет так, будто всё было только вчера. К нему трудно подойти с привычными мерками и подогнать под знакомый стандарт — настолько много всего Игорь Ермаков делает в своей жизни.

— Мы в Эстонии, как бальзаковская «шагреневая кожа», всё сжимаемся и сжимаемся. Руководители русских коллективов уходят, и заменить их некем. Помните хор мальчиков Льва Гусева? Когда он скончался, все говорили, что поддержат, сохранят коллектив. И где хор сейчас? Его нет уже много лет. Месяц назад ушел из жизни Вячеслав Тулубьев, создатель и дирижёр хора «Сударушки», и я совсем не уверен, что на его место придёт равноценный руководитель. Наша судьба незавидная. Моя цель — всего лишь растянуть этот процесс во времени, чтобы не исчезло всё в одночасье.

Игорь Ермаков с болью отмечает естественную убыль русских музыкантов-народников. Не хватает баянистов, почти не осталось в Эстонии балалаечников, домристов, руководителей русских народных хоров. Получившие своё образование ещё в советское время и создававшие свои коллективы много лет назад, они постепенно уходят. Музыкальные же заведения республики готовят исполнителей только на народных эстонских инструментах, на русских — нет, и, видимо, их уже и не будет. Не случится ли так, вопрошает собеседник, что наши внуки о русском народном творчестве в Эстонии будут говорить лишь в прошедшем времени?

Игорь и Иван. Старший и младший Ермаковы. Фото Аркадия Баранова

 

Бабушкино напутствие

— Я родился в карельском Суоярви в семье военного инженера-мостовика и хорошо помню жизнь в походных условиях. В раннем детстве хулиганил, дрался с мальчишками, но после болезни и перенесённых операций посерьёзнел и «взялся за ум». К себе на Украину, чтобы подлечить, меня взяли дед и бабушка. Хорошо помню семиструнную гитару с красным бантом, висевшую над бабушкиной кроватью. Это — первый музыкальный инструмент, с которым я познакомился.

Приехавший, казалось, ненадолго, Игорь Ермаков оставался на Украине много лет, успев закончить там и среднюю школу, и музыкальную, а потом и музыкальное училище. Жил в Константиновке Донецкой области, той самой, что уже в наше время, в 2014 году, оказалась чуть ли не на на линии фронта.

— Народ здесь, конечно, суровый — шахтёры, у них не забалуешь. И надо знать их характер, чтобы понимать, что на своей земле хозяйничать чужим они не дадут, поэтому силой их не сломить. Сейчас, на фоне противостояния Донбасса с Киевом, это особенно очевидно.

В 10 лет Игоря отдали в музыкальную школу на баян, точнее, это был КБО — комбинат бытового обслуживания. Педагог был недоволен тем, что мальчик быстро всё усваивает, понимая, что самоучитель скоро будет пройден, а больше педагог и сам ничего не знает и не умеет. Через пару лет Игоря перевели в новую, только что открывшуюся музыкальную школу.

— Бабушка очень пеклась о моём музыкальном образовании, а мне в футбол хотелось больше гонять. Потом ещё и математика увлекла, одно время я даже подумывал о том, чтобы всерьёз ей заняться. На что бабушка решительно заявила: «Я что — деньги напрасно платила все эти годы? Пока музыкалку не кончишь — никакой математики». И показала при этом кукиш, предопределяя таким образом моё будущее. 

Наталья Винницкая и Игорь Ермаков. Фото из личного архива Игоря Ермакова

 

Верный друг баян

Музучилище, в которое после окончания музыкальной школы поступил Ермаков, находилось в соседнем Дзержинске. Занимался он, по его собственным словам, «как бешеный», в результате чего переиграл руку. На операцию не согласился, лечился домашними средствами. Параллельно с баяном осваивал балалайку, домру, контрабас и… бас-гитару.

— Всем, чего я добился в профессии, я обязан своему педагогу, великолепному баянисту Геннадию Дружину. Музыкант с непростой судьбой, «невыездной», он уже в наше время, находясь в преклонном возрасте, выступил на престижном международном конкурсе в немецком Клингентале и стал его лауреатом. А на бас-гитаре я стал играть в городском ВИА, выступая на танцах, свадьбах и так далее. В 16 лет я уже зарабатывал собственные деньги.

В 1983 году Ермаков сдаёт экзамены в Харьковскую консерваторию, где учится в классах баяна и оркестрового дирижирования. С педагогами снова повезло: у известного во всем Советском Союзе и за границей Владимира Яковлевича Подгорного он совершенствует свое баянное искусство, а Константин Леонтьевич Дорошенко, в прошлом главный дирижер Харьковской оперы, учит его дирижированию.

С дирижёрской палочкой в руках. Фото из личного архива Игоря Ермакова

 

— Подгорный был слепым с детства, к тому же у него не было фаланг на правой руке, но так, как он играл на баяне, не играл никто. Он обладал уникальным тембральным слухом, о котором писал сам Глиэр, исполнял переложения симфоний Чайковского и являлся членом Союза композиторов СССР. Уникальная личность. Не менее интересен был и Дорошенко, помнивший ещё Глазунова. Он бывал на премьерах симфоний Шостаковича и, рассказывая об этом, говорил: «Я Шостаковича помню мальчиком».   

Через год, женившись, Ермаков переводится на заочное отделение и переезжает в Таллинн. Здесь жили родители его отца, и эстонскую столицу, бывая в ней каждое лето, он знал с детства. На работу устроился сразу, а консерваторию в Харькове, наведываясь туда каждую сессию, он окончит в 1988 году.

Не жалея молодецкого плеча             

— Как только я в 1984 году переехал в Таллинн, мне предложили место в Доме офицеров флота (сегодня — Центр русской культуры). Здесь я играл на занятиях в хореографической студии. Помогал также театру «Юность» в музыкальном оформлении постановок. А ещё аккомпанировал чтецам, вокалистам и каждые выходные выступал с шефскими концертами в воинских частях. Отработал здесь три года.

Одновременно Ермаков устроился учителем аккордеона в 12-ю среднюю школу (сейчас это Ласнамяэская гимназия). Скоро с его подачи в ней открыли музыкальный класс. С ребятами, поступившими в него, Ермаков организовал оркестр русских народных инструментов.

— Шёл 1989 год, когда с завучем по внеклассной работе мы отправились в Москву. В газете «Пионерская правда» мы разместили объявление о том, что в Таллинне пройдет Всесоюзный конкурс детской эстрадной песни — исполнителей и авторов одновременно. Скоро со всего Советского Союза стали поступать заявки на участие в нём. Отобрав лучшие, мы пригласили детей в Таллинн. Конкурс проходил в нашей школе, приехавшие и жили в ней (железные кровати им привезли из воинской части). Это был наш первый большой конкурс, финальный концерт прошёл в Клубе моряков на Уус-Садама. В 1990 году мы провели второй такой.

Организационный опыт, приобретённый Ермаковым, привёл к тому, что в регистре некоммерческих объединений Таллинна скоро появилось новое название, сегодня хорошо известное в Эстонии, — творческий центр «Аплаус». Под его эгидой в 1992—1997 годах Игорь Ермаков занимался организацией международных фестивалей детской эстрадной песни.

— «Рождественские встречи» мы проводили в Горхолле, собирая тысячи зрителей. Сами с детьми ездили на подобные фестивали. При «Аплаусе» создали студию звукозаписи. Также у нас работала эстрадная школа, где  детей учили вокалу, сценическому движению и игре на музыкальных инструментах. А ещё были киностудия и молодёжный театр, да и вообще — масса коллективов. Многие известные сегодня творческие студии родились и вышли из нашего «Аплауса». 

Эстафета поколений и побед

Тогда же, в начале 90-х годов, Ермаков перешел в 6-ю таллиннскую школу (Кесклиннаская русская гимназия). Вместе с ним ушли и его ребята из оркестра народных инструментов. Их было человек двадцать, и среднее образование они получали уже на новом месте. Одновременно продолжали играть со своим руководителем. В 1993 году оркестр Ермакова стал лауреатом Всероссийского фестиваля.

— Окончив школу, мои оркестранты разошлись кто куда, но не все: шестеро из тех, что поступили когда-то ко мне в первый класс (а было это 35 лет назад), остаются со мной до сих пор. Всего же сегодня нас 12 человек, и это скорее ансамбль, а не оркестр. В 1997 году к нам присоединилась женская вокальная группа. Так родились «Златые горы», которых знают всюду в Эстонии.

Вокальная группа ансамбля «Златые горы» и Игорь Ермаков. Фото Аркадия Баранова

 

Ещё один коллектив, которым Игорь Ермаков гордится, возник тогда же, что и «Златые горы». Из ребят, занимавшихся в центре «Аплаус», Ермаков отобрал пятерых и создал вокальный ансамбль «Айрис». И уже в 2000 году шоу-группа «Айрис» выиграла три конкурса: два международных и один местный. Самый известный — телевизионный конкурс «Утренняя звезда» с Юрием Николаевым в Москве. Потом был гран-при на конкурсе в Ереван. И, наконец, вернувшись домой, ребята победили на конкурсе имени Раймонда Валгре в Тарту.

— Крутой конкурс был, конечно, в Москве. Тогда в «Утренней звезде» впервые появилась номинация «ансамбли», и «Айрис», пройдя все туры, его выиграл. Зал скандировал: «Таллинн! Таллинн!» Если говорить об эстонском телевизионном конкурсе Раймонда Валгре, то за 11 лет его существования наш ансамбль стал первым русским коллективом, победившем в нём. Причём ребята были лучшими в трёх номинациях из четырёх. В неизменном составе «Айрис» выходит на сцену до сих пор. Например, только что, в конце октября, ансамбль выступил на концерте в «Линдакиви».

Шоу-группа «Айрис». Фото из личного архива Игоря Ермакова

 

Деятельность Ермакова, связанная с детским и юношеским музыкальным творчеством, ни на миг не прерывалась. В 1999—2007 годах вместо ставших привычными фестивалей он устраивал международные детские вокальные конкурсы. Начиная с 2008 года, это были уже конкурсы для взрослых участников — «Laagna laul».

Долгие годы Ермаков является официальным представителем фестиваля «Славянский базар», проходящего в белорусском Витебске. В Эстонии он находит кандидатов для поездки туда. Этим летом, несмотря на все трудности, связанные с коронавирусом, эстонские участники фестиваля всё-таки добрались до Витебска и выступили на его сцене.

Перешло по наследству

Союз русских просветительных и благотворительных обществ в Эстонии был учреждён в Таллинне в 1923 году. После присоединения Эстонии к СССР в 1940 году он был упразднён и создан заново лишь в 1991 году. Как вспоминает Игорь Ермаков, тогда в зале Таллиннского педагогического института собрались представители 11 общественных организаций и договорились о его учреждении.

— У истоков воссоздания Союза стоял Николай Васильевич Соловей. В этом году все наши мероприятия проходят под знаком столетия со дня его рождения. Главное из них — Праздник песни и танца «Славянский венок» — из-за пандемии мы перенесли на будущий год. Издали также книгу Андрея Бабина, посвящённую Николаю Соловью, в которой 550 страниц и 840 фотографий. По сути, это новейшая история русской культуры в Эстонии.

За 30 лет прошедших лет Союз русских просветительных и благотворительных обществ в Эстонии переживал разные периоды в своей деятельности. После смерти Николая Соловья его возглавляла Людмила Матросова-Зыбина, потом — директор Центра русской культуры Юрий Поляков, а с недавних пор председателем Союза является Игорь Ермаков.

Ансамбль «Златые горы» со своим руководителем. Фото Аркадия Баранова

 

Объявляя своей главной целью сохранение русской культуры в стране, Союз русских просветительных и благотворительных обществ помогает координировать действия в этом направлении. Сейчас он объединяет более 90 общественных организаций по всей Эстонии. 

— Все годы мы говорим об интеграции, но знаете, что меня разочаровывает, если не сказать больше? Я об этом заявил нашему премьер-министру Юри Ратасу. Я напомнил, что крупнейшим событием в жизни русской общины Эстонии является Праздник песни и танца «Славянский венок», в котором принимают участие две с половиной тысячи человек. И если говорить, например, о последнем, прошедшем в 2017 году, то в то время как русские журналисты, рассказывая о нём, использовали определение «грандиозный», в эстонской прессе о празднике не было сказано ни единого слова, в том числе и в государственных СМИ на эстонском языке.

Сохранение и развитие русской культуры в Эстонии для депутата Таллиннского горсобрания Игоря Ермакова остаются главными приоритетами в его деятельности, что подтверждают и ближайшие мероприятия с его участием: 8 ноября в Маарду и 20 ноября в Центре русской культуры в Таллинне пройдут юбилейные концерты известного певца Александра Некрасова, аккомпанировать которому будет оркестр русских народных инструментов под управлением Игоря Ермакова.

Материал подготовлен при поддержке фонда «Русский мир»

Читайте по теме музыки:

Ядрёная смесь: эстонские певица, барабанщик и политик «разбудили океан»

Человек-оркестр из Таллинна. Владимир Игнатов о себе и своих друзьях

Сергей Казин: Отметили Хэллоуин в Таллинне вместе с «Королём и Шутом»

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline