Игорь Круглов: Глаза Юри Ярвета

Глаза этого артиста никогда не оставляли зрителя равнодушным. Они излучали такую глубину внутреннего переживания, которая запоминалась навсегда. Наверное, его можно считать актёром прежде всего кинематографическим, хотя долгие годы он играл и в театре. Но «минус» театра в том, что там даже в бинокль бывает трудно разглядеть выражение лица и тем более — глаз. А вот кинематографические крупные планы великолепно передавали всю душевную гамму, мудрость и трагизм персонажей, сыгранных народным артистом СССР Юри Ярветом.

566

Известность к нему пришла после выхода на экраны в 1968 году фильма  «Мёртвый сезон», снятого на киностудии «Ленфильм» режиссёром Саввой Кулишом.

Ярвет играл профессора О’Рейли — верующего в Бога человека, которого вовлекли в работу над опытами по созданию оружия массового поражения и который в конце концов нашёл в себе силы сказать «нет» бесчеловечным экспериментам.

Большинство ролей в картине сыграли прибалтийские актёры: Донатас Банионис, Антс Эскола, Эйнари Коппель, Леонхард Мерзин, Лаймонас Норейка, Витаутас Томкус и другие.

Это были представители прибалтийской плеяды «иностранцев» советского кино — их «нордическую» внешность широко эксплуатировали режиссёры, снимавшие фильмы о жизни за «железным занавесом».

Они стали популярными раньше Ярвета, после знаменитых лент начала 1960-х, в первую очередь — шедевра «Никто не хотел умирать»  режиссёра Витаутаса Жалакявичюса. Однако Ярвет не затерялся на их фоне, хотя роль его была совсем маленькой, всего лишь несколько появлений в кадре. Но каких появлений!

По сюжету советский разведчик Ладейников (Д. Банионис) в некоем западном курортном городке разыскивает немецкого военного преступника доктора Хасса, заканчивающего работу над психохимическим оружием — газом RH. Под подозрение попадают все сотрудники местного фармацевтического центра, где и обосновалась секретная лаборатория Хасса. Ладейников наблюдает за фармацевтами в их излюбленном ресторанчике, пытаясь определить, кто же из них Хасс, поскольку никаких данных, кроме словесного портрета, не имеется. Один из подозреваемых — профессор О’ Рейли (Ю. Ярвет). Но… подозрение длится лишь до той поры, пока Ладейников не увидел однажды ночью в баре его глаза, полные смятения, ужаса и угрызений совести. В этот момент зритель понимает вместе с главным героем: О’Рейли — не преступник. Человек с ТАКИМИ глазами не может быть нацистом-изувером. Эта сцена длилась менее минуты, однако взгляд Ярвета в ней щемяще достоверно передал всё внутреннее состояние его персонажа.

«Мёртвый сезон» сегодня снова вызывает интерес у зрителей и желание его пересматривать, поскольку темы, затронутые в картине, неожиданно оказались весьма актуальными. Это не только, к примеру, почти «пророческая» беседа героев о будущих временах, когда грядёт «утилизация» продуктов и будут продаваться «хлеб из нефти и мясо из бензина». Но в первую очередь тема биологического оружия, разработанного в секретных лабораториях и несущего угрозу человечеству, ставшая аналогией с COVID-19. Причём она сочетается с расколом в мировом православии, поскольку как-то очень уж синхронно возникли вирусная и духовная мировые эпидемии. И весьма многозначителен тот факт, что устами Юри Ярвета западный профессор  О’Рейли произносит слова об ответственности учёных не только перед человечеством, но и перед Богом.

Именно после «Мёртвого сезона» Ярвета пригласил на главную роль в экранизацию шекспировской трагедии «Король Лир» (1970) классик российского советского кино, постановщик «Дон Кихота» и «Гамлета» Григорий Козинцев. Одновременно на роль герцога Олбенского был утвержден Донатас Банионис. Козинцев написал тогда в своем дневнике:

«Актера узнаёшь не тогда, когда он играет, а тогда, когда он слушает… Духовное устройство Баниониса — мембрана поразительно тонкой вибрации».

Нет сомнения, что эти слова полностью относятся и к «духовному устройству» Юри Ярвета, подтверждением чего является выбор режиссёра.

В роли Короля Лира.
Источник фото: spb.aif.ru

 

Этот фильм принёс Ярвету премию за лучшую мужскую роль на международном кинофестивале в Тегеране в 1972 году и славу одного из самых глубоких артистов советского кино. Кадры с глазами его Лира, познавшего трагическое раскаяние за доверие к льстецам и горечь предательства близких людей без преувеличения вошли в анналы киноискусства.

Лир и Шут (Олег Даль). Источник фото: Умник.нет

 

Ещё одна из великолепных киноработ артиста учёный Снаут в фильме Андрея Тарковского «Солярис» по фантастическому роману Станислава Лема. Затем было ещё много картин, правда, уже не такого высокого уровня. Из них можно выделить «Аварию», поставленную по одноименной повести Фридриха Дюренматта В. Жалакявичюсом, и грузинский телесериал «Берега» по роману Чабуа Амирэджиби «Дата Туташхиа» (режиссёры Гизо Габескирия и Гига Лордкипанидзе). В первом Ярвет, блистая зловещим юмором, играет сколь весёлого, столь и циничного судью, для которого приговорить человека к смерти не более, чем игра. А во втором генерала жандармерии графа Сегеди, противостоящего «благородному» абреку и убеждённого в необходимости соблюдения порядка любыми способами. За «Берега» Юри Ярвет в 1981 году был удостоен Государственной премии СССР.

В роли графа Сегеди в телесериале «Берега». Источник фото ru.kinorium.com

 

Десятки ролей сыграны Ярветом и в театре. Впервые он появился на подмостках Эстонского театра юного зрителя в 1945 году, в «Снежной королеве» по сказке Ганса Христиана Андерсена. Ему уже было 26 лет (он родился в Таллинне 18 июня 1919 года). До 1938 года носил имя Георгий Евгеньевич Кузнецов, затем сменил его на эстонское.

Отцом его был врач, родом из Лотарингии, то ли француз, то ли немец, неизвестно. Мать работала медсестрой; она оставила сына в раннем детстве, и мальчик попал в приют. Юношей он работал в разных конторах на мелких должностях, учился в вечернем колледже, занимался гимнастикой и танцами. Во время Великой Отечественной войны был красноармейцем, служил в стрелковой эстонской советской дивизии, а также в трудовом батальоне на Урале. В 1942 году стал членом танцевальной труппы эвакуированных в Ярославль эстонских художественных ансамблей. Вернувшись после войны в Таллинн, стал посещать занятия в драмкружке местной студии и, наконец, был принят в состав ТЮЗа, где и состоялся его дебют. Уже играя там, Ярвет получил образование в Таллиннском театральном институте (сейчас драматическая школа при Эстонской академии музыки и театра).

За свою актёрскую карьеру Юри Ярвет сменил несколько театров, но дольше всего он прослужил в Эстонском драматическом театре, который в советские годы назывался «Эстонский государственный академический театр драмы им. Виктора Кингисеппа».

Роли у него были многоплановыми: от «р-р-революционных» «Оптимистической трагедии» В. Вишневского и «Третьей патетической» Н. Погодина  до «Вокруг света за 80 дней» Ж. Верна и «Трёх толстяков» Ю. Олеши; от «Бани» В. Маяковского до «Живого трупа» Л. Толстого и «Мамаши Кураж» Б. Брехта; от «Антония и Клеопатры» В. Шекспира до «Филумены Мортирано» Э. де Филиппо. Несомненно, такое обилие драматического материала позволяло мастеру разнообразить свою творческую палитру и удивлять зрителей новыми актерскими находками.

И все же рискну сказать, что наибольшее признание ему принесло кино, где крупные планы, снятые великими режиссерами, позволяли увидеть все тонкости его замечательной игры. То самое кино, которое открывало многомилионному зрителю таланты из всех республик СССР. Умер народный артист СССР Юри Евгеньевич Ярвет 5 июля 1995 года в Таллине.

Могила Юри Ярвета на Лесном кладбище в Таллинне. Источник фото: www.m-necropol.ru

 

Читайте по теме:

Кинофестиваль PÖFF — кто поборется за главный приз

Режиссёр из Казахстана: Вырос на американском кино, но нравится и эстонское

Филипп Лось: Путь в Эстонию был извилистым, но последовательным

 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline