XX век нарвского Кренгольма — расцвет и закат легендарной мануфактуры

Состоящий из семи фабрик комбинат «Кренгольмская мануфактура» был одним из крупнейших предприятий лёгкой промышленности Эстонской ССР. О том, как, пережив непростые годы между двумя мировыми войнами, градообразующее предприятие Нарвы было восстановлено, полностью переоборудовано, выйдя на максимальные объёмы производства, а затем уже в годы восстановленной Эстонией независимости прекратило своё существование, рассказывает автор портала Tribuna.ee Дмитрий ЦЕХАНОВСКИЙ.

913

Начавшаяся в 1914 году Первая мировая война застала основанную в 1857 году* «Кренгольмскую мануфактуру» в статусе крупнейшего предприятия лёгкой промышленности не только Эстляндии, но и всей Российской империи. В 1913 году здесь работало более 9000 человек и ежегодно производилось около 70 миллионов метров хлопчатобумажной ткани, которая затем направлялась в другие регионы России для отбеливания и окрашивания.

Прежде всего, вступление России в войну повлияло на поставки сырья для производства пряжи и ткани — хлопка. Более чем на три четверти он был американским, примерно пятая часть шла из Средней Азии, а чуть более 3% доставлялось из Египта. Поставки из Америки и Египта шли по морю и были прекращены уже к концу 1914 года. Железнодорожное сообщение со Средней Азией сохранялось, но из-за введённого в стране военного положения и значительного увеличения военных перевозок осуществлялось со значительными перебоями.

Кроме того, многие рабочие и служащие были призваны на военную службу. Решением правления мануфактуры военному ведомству были переданы рабочая казарма и больница, а основная часть продукции шла по государственным контрактам на снабжение армии. Из-за недостатка сырья в 1915 году началось быстрое сокращение объёмов производства. Сначала они упали примерно на четверть, а затем продолжали сокращаться в зависимости от состояния рынков сбыта.

Революция приходит в Нарву

До Нарвы революционная волна докатилась к марту 1917 года. После народных волнений были арестованы высшие чины полицейского отдела и публично сожжён полицейский архив. Однако возглавлявшему «Кренгольмскую мануфактуру» англичанину Георгу Коттаму удалось быстро направить жизнь предприятия в стабильное русло. В свете перемен был организован рабочий совет, который разместился в доме управляющего мызой Йоала, и появилась рабочая милиция. Однако после ноябрьских событий в Петрограде положение мануфактуры резко ухудшилось, поскольку деятельность фабрик была ограничена декретами на разных уровнях власти. Как итог — с поста директора ушёл Георг Коттам, а управление фабрикой перешло к его заместителю Джесси Фаррару.

В марте 1918 года началась немецкая оккупация Нарвы. Четвёртого числа на территорию Кренгольма прибыл отряд немецких велосипедистов, а уже к вечеру того же дня здесь разместился целый немецкий полк. Часть мелкого оборудования и сырья была вывезена, но большая часть станков осталась в цехах. Бежали также все английские мастера и большая часть служащих. Из руководства остался только директор Джесси Фаррар, который старался быть максимально любезным с представителями командования немецкой армии, но вскоре был арестован и отправлен в концентрационный лагерь.

В апреле 1918 года полностью остановились Георгиевская и Новопрядильная фабрики. Поставок сырья не производилось вообще, а оставшееся производство работало малой мощностью на старых запасах. Готовая продукция поставлялась в действующую немецкую армию для производства палаток и портянок. На свободный рынок оставалось лишь около 5% продукции. При этом, как отмечается в эстонской исторической литературе: «Оккупационное время прошло на Кренгольме спокойно, были лишь единичные происшествия…»

Осенью 1918 года после революции в Германии в оккупационной армии начались волнения. Немецкие солдаты требовали отправки домой и добились её. Началась гражданская война, которую в Эстонии принято назвать «освободительной». Она шла на нарвской земле до 1919 года. В её перипетиях пусть разбираются военные историки, а нам важен тот факт, что в середине 1919 года на фабрику вернулись наследники барон Людвига (Льва) Кнопа, под руководством которых началось восстановление производства.

Уже в феврале 1919 года правительство Эстонии, получившей за год до этого независимость, открыло для промышленных предприятий кредитную линию. «Кренгольмская мануфактура» в числе крупнейших производств царского времени получила краткосрочный кредит. К концу года был налажен выпуск тканей, составлявший примерно 10% от объёмов довоенного 1913 года. Российский рынок сбыта был недоступен. Основным потребителем стали предприятия и жители Эстонии, закупавшие примерно 50% продукции Кренгольма. Благодаря основанному за счёт связей семьи Кнопа в Осло партнёрскому предприятию (AS Knoop & K) удалось прорваться на рынки Финляндии, Швеции и Норвегии. К 1925 году на экспорт шло уже не менее четверти произведённых тканей.

В 1921 году на Кренгольме работало менее 1300 человек. Лишь к 1924 году внешний капитал стал проявлять интерес к вложениям в эстонскую экономику. Постепенно иностранные вложения (в основном — английские) начали оживлять крупнейшую мануфактуру региона. Открылись торговые представительства мануфактуры в Осло, Берлине, Лондоне, Риге и Каунасе. Головной офис располагался теперь в Таллинне по адресу улица Пикк, 68. К концу 1924 года в результате изменений в уставе руководство перешло от генерального директора к председателю правления, которым стал один из сыновей создателя мануфактуры Людовика (Льва) Кнопа — Теодор.

В 1926 году парламент Эстонии принял закон о новом акционировании предприятия, по которому довоенный основной капитал «Товарищества Кренгольмской мануфактуры» в 12 миллионов золотых рублей приравняли к 12 миллионам эстонских крон, разделив на 2400 паёв стоимостью по 5000 крон.

В 1928 году Кренгольм вошёл в акционерное общество «Кренбалт», которое занималось
реализацией продукции на эстонском рынке. Первично в него входили Балтийская и
Кренгольмская мануфактура, а затем добавились Синдиская текстильная фабрика и
оптовые подразделения прядильно-ниточной фабрики. Кренгольмская продукция также
продавалась в Эстонии через магазины «Текла», которые находились в 11 городах
страны. Источник: книга «Кренгольм»

 

Постепенно увеличивался и объём производства. Если в 1921 году на Кренгольме производилось около 4,8 миллионов метров ткани 16 различных сортов, то к концу 1929 года было произведено 9,5 миллионов метров ткани 81 сорта. В эти годы окраска пряжи Кренгольма производилась в основном в Германии, а иногда в Чехословакии, Англии и  Швейцарии. В числе же основных точек экспорта продукции, составлявшей более 80% от производства, значились скандинавские страны, Германия, Польша, Литва и Латвия.

Однако даже наследники Кнопа, которые вплоть до начала Второй мировой войны входили в правление предприятия, не смогли добиться увеличения рынков сбыта. После смерти в 1931 году Теодора Кнопа, пришедший ему на смену Андреас Кноп-младший, уже не имел тех связей, за счёт которых «Кренгольмская мануфактура» сбывала свою продукцию. В 1936 году число занятых на предприятии не превышало 2500 человек, а объём выпущенной продукции так и не превысил 10 миллионов метров ткани, что почти в 8 раз меньше, чем в 1913 году.

Схема «Кренгольмской мануфактуры», составленная в 1930-е годы. Из книги «Кренгольм»

 

Тяжёлое военное время

Летом 1940 года Эстония вошла в состав СССР. Уже к осени на «Кренгольмской мануфактуре» работало более 6000 человек, а количество выпускаемой продукции за год выросло в 3-4 раза по разным категориям. Началось социалистическое соревнование с предприятиями лёгкой промышленности Ленинграда, Москвы и Риги. Однако всё изменилось с началом Великой Отечественной войны. Уже в конце июня предприятие было переведено на выпуск военной продукции, а часть работников была мобилизована на фронт. 17 августа Нарва была оккупирована немецко-фашистскими войсками, а большая часть оборудования и персонала была эвакуирована в другие регионы СССР.

26 июля 1944 года в Нарву вошли советские войска. На территории «Кренгольмской мануфактуры» зияли дымящиеся развалины. Так и не сумев организовать производство и узнав о приближении советских войск, фашисты с февраля уничтожали возможности восстановления мануфактуры. По воспоминаниям очевидцев, ежедневно на территории Нарвы звучало от 8 до 19 взрывов. Были взорваны все пять фабрик входивших до войны в состав мануфактуры, турбины на водопадах, электростанция и склады. Всё оборудование, которое не удалось вывезти, было заминировано. Ущерб, нанесённый на этот раз немцами Кренгольму, был оценен в 250 миллионов рублей.

В таком состоянии находились основные здания фабрик после ухода немецко-фашистских захватчиков в августе 1944 года. Фото из книги «Кренгольм»

 

Однако главное предприятие Нарвы с помощью многих регионов СССР было восстановлено очень быстро. Москва, Ленинград, Ташкент, Рига и другие города прислали сюда новое оборудование, а строители, прибывшие из разных регионов, сделали всё, чтобы восстановить построенные частично ещё в XIX веке здания. Работая в неимоверно трудных условиях — без света, топлива, жилья и централизованного водоснабжения, кренгольмцы уже в августе 1945 года дали первую продукцию. К концу победного года в восстановленных цехах работало более 1000 человек, а 32000 прядильных веретён и 22 ткацких станка выработали 184 тонны пряжи и 23000 метров ткани.

В 1946 году были восстановлены Йоальская, Старопрядильная и Староткацкая фабрики, вновь запущены несколько турбин на водопадах и генераторы. Кроме того, были введены в эксплуатацию собственное торфопредприятие, деревообрабатывающий комбинат и несколько подсобных мастерских. Уже в этот год объёмы производства вышли на довоенный уровень.

Одна из трёх первых восстановленных фабрик Кренгольма — Старопрядильная.
Источник: Facebook

 

Уже в те непростые годы началась подготовка молодых кадров, которые в будущем принесут славу «Кренгольмской мануфактуре». В 1947 году было основано профессионально-техническое училище для подготовки кадров, которое разместили в Ивангороде на Парусинке в бывшем здании больницы Нарвской льнопрядильной фабрики. С 1949 года при мануфактуре заработал вечерний текстильный техникум, ставший с 1963 года базой для нарвского политехникума, обучавшего специалистов текстильной и строительной промышленности, а также будущих квалифицированных работников нарвских электростанций и промышленных предприятий.

Пятилетка — за полгода раньше срока

К концу первой послевоенной пятилетки, в 1950 году, «Кренгольмская мануфактура» произвела 8300 тонн пряди и 20,8 метров ткани. При этом весь коллектив отрапортовал о досрочном завершении пятилетнего плана примерно в середине года, а его передовые работницы завершили «свою пятилетку» ещё в 1948 году.

Восстановление фабрик Кренгольма на базе нового оборудования продолжалось. В 1954 году вступила в строй его четвёртая фабрика — Новоткацкая. Число рабочих мануфактуры уже почти достигло девяти тысяч человек (8989), а за год комбинат выпустил 14767 тонн пряди и более 87 миллионов метров суровой ткани.

В 1957 году «Кренгольмская мануфактура» отметила своё столетие. Юбилей градообразующего предприятия стало праздником и для всего города. На юбилейные торжества, проходившие 11 и 12 мая, приехали делегации Москвы, Ленинграда, Иванова, Орехова-Зуева, Вышнего Волочка, Латвии, Беларуси и Украины. К вековому юбилею предприятия строители сдали в эксплуатацию Дворец культуры текстильщиков, получивший имя революционера Василия Герасимова. Ещё в 1990-е годы, как сам Дворец, так и парк вокруг него являлись излюбленным местом отдыха нарвитян, но в последние годы он стоит заброшенным, а местные власти никак не могут решить судьбу здания.

Построенный в 1957 году Дворец культуры текстильщиков, получивший имя
революционера Василия Герасимова. Источник: книга «Дважды орденоносный комбинат»

 

В 1961 году была восстановлена, а по сути — заново отстроена, пятая по счёту фабрика комбината — Георгиевская прядильная. С её запуском количество веретён Кренгольма достигло 310 932. Вслед за полным восстановлением предприятия началось расширение. В том же 1961 году была заложена шестая фабрика — Георгиевская ткацкая, ставшая ударной комсомольской стройкой. Её строительство и оснащение произведённым в ГДР оборудованием завершились в 1963 году. Станочный парк комбината достиг 4219 единиц. К традиционной продукции «Кренгольмской мануфактуры» добавились гобелены, байковые одеяла, а также портьерные и декоративные ткани, которые были очень востребованы мебельной и автомобильной промышленностями СССР.

Шестая фабрика Кренгольма — Георгиевская ткацкая — стала республиканской
комсомольской стройкой. Фото 1962 года. Источник: книга «Кренгольм»

 

В 1967 году была запущена Отделочная фабрика, ставшая седьмой для кренгольмского комбината. В её расположении сыграли роль энергетики, уже ставшие второй градообразующей составляющей Нарвы. Фабрика была построена между основными корпусами мануфактуры, откуда получала полуфабрикаты, и Прибалтийской ГРЭС, которая снабжала её технологическим паром и водой.

Строительство седьмой фабрики Кренгольма — Отделочной, которая стала последней из
числа запущенных на комбинате. Источник: книга «Кренгольм»

 

К концу 1980-х годов на семи фабриках «Кренгольмской мануфактуры» ежегодно вырабатывалось не менее 200 миллионов метров тканей 250 рисунков и расцветок. В числе оптовых покупателей нарвского комбината значилось более 1000 предприятий — как на территории СССР, так и за рубежом. Практически в каждой семье Советского Союза было хотя бы одно изделие этого одного из крупнейших предприятий лёгкой промышленности страны. Однако развала СССР предприятие с более чем полуторавековой историей не пережило.

Будущее Кренгольма — современный район вместо славного предприятия

С выходом Эстонии из состава СССР в 1991 году комбинат был приватизирован под названием «Кренгольмская мануфактура» и начал своё плавание в новых рыночных реалиях постсоветской действительности. После долгих внутренних дрязг, 1 января 1995 года, комбинат был выкуплен частными инвесторами, а основным её акционером стала шведская компания Boras Wafveri AB.

Будучи переименованным в «Кренгольмскую группу компаний», реорганизованное предприятие включало в себя несколько производственных подразделений: Krenholm Finishing, Krenholm Sewing, Krenholm Spinning, Krenholm Terry Clothes, Krenholm Weaving; сервисное подразделение Krenholm Service; подразделения продаж Krenholm Textile, Krenholm Scandinavia AB и Krenholm Germany GmbH. И вся эта многоликая орда год за годом сокращала реальное производство, создавая при этом дочерние предприятия в других странах.

Постепенно уменьшались объёмы производства, сокращались работники, а параллельно озвучивались планы по «возвращению на рынок» или «завоеванию новых рынков», которые остались нереализованными. И, наконец, в середине 2008 года было объявлено о скором закрытии фабрик Кренгольма, и уже в 2009 году прекратил работу его последний станок.

После окончательного банкротства «группы предприятий» на аукцион были выставлены все оставшиеся станки, оборудование, полуфабрикаты, химикаты и даже торговый знак Кренгольма. Безрезультатная продажа имущества длилась весь 2011 год. Общей начальной ценой значилась сумма в 5 миллионов евро за всё. В итоге торговый знак и оборудование в 2012 году лишь за 1,8 миллионов евро приобрёл созданный двумя годами ранее концерн Eurotekstiil Group, хозяевами которого были шведская фирма Markisol AB и эстонская фирма Linum Group Baltic.

Проект нового района на месте «Кренгольмской мануфактуры». Источник: книга «Кренгольм»

 

Согласно детальной планировке район Кренгольма ожидает «большое будущее». Здесь могут быть построены и жилые дома, и офисы, и отели, и места для проведения выставок, и даже концертный зал. Планировать в этом районе, расположенном на самой российско-эстонской границе, можно что угодно, но такого уровня производства тканей, который был между двумя нарвскими водопадами, затихшими после запуска Нарвской электростанции, не удастся достигнуть уже никогда. Ведь теперь большая часть тканей делается в Азии, где «значительно ниже расходы на рабочую силу».

*Первую часть публикации о Кренгольме читайте по этой ссылке.

Вам могут быть интересны материалы о других предприятиях:

«О, Марат!» — французский революционер, «вышивший» славу эстонского трикотажа

«Промприбор» — история эстонского «королевства приборов»

Завод «Пунане РЭТ»: «Эстония», которая звучала на весь СССР

«Калев»: как легендарный эстонский «богатырь-кондитер» по-норвежски заговорил

Завод «Таллэкс» — как Эстония была центром экскаваторного мира

 

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline