Палдиски — от шведской провинции до русского порта Рогервик

Автор портала Tribuna.ee Дмитрий Цехановский продолжает цикл публикаций о городах Эстонии. На этот раз речь пойдёт о городе Палдиски, который мог стать очень крупным военным портом ещё в Российской империи, но из-за ранней кончины Петра Первого проект был значительно уменьшен.

1 031

Эстонский город Палдиски в последние два месяца буквально ежедневно упоминается как в местных, так и международных новостях, поскольку именно здесь в ближайший год должен появиться первый в Эстонии СПГ-терминал.

Палдиски — это находящийся примерно в полусотне километров от столицы Эстонии город, расположенный на берегу Финского залива. По состоянию на конец 2021 года в нём проживало 3767 человек. По этому показателю он находится на 28-м месте из 48 городов Эстонии. По национальному составу здесь исторически преобладает русскоязычное население, число которого составляет около 66%, в то время как эстонских жителей в Палдиски лишь примерно четверть.

Бухта Ржаного острова

Археологи нашли на месте нынешнего города несколько подтверждений временного обитания  племён эстов примерно в X–XII веках. Однако история населённого пункта на месте Палдиски началась в XIV веке, когда здесь было создано поселение шведских рыбаков, постепенно осваивавших ближайшие к их стране побережья Эстонии.

Береговые шведы (rannarootslased) основали здесь посёлок, который назывался Рогервик. Название происходит от шведского слова рожь (råg). Были здесь большой и малый Ржаные острова (ныне — Большой Пакри и Малый Пакри), Ржаной мыс, Ржаная бухта. Слово «Vik» в старошведском языке обозначало «залив», а также являлось частью названий поселений, располагавшихся на морском берегу.

Пётр Первый лично выбирал место для постройки Старого маяка, который появился на мысе в Палдиски примерно в 1723 году. Фото: Tripestonia.com

 

Шведы, опытные мореходы, быстро оценили довольно удачное с точки зрения обороны со стороны моря расположение Рогервика — высокий мыс и узкая бухта с островами. Именно они начали строить каменную дамбу с материка в сторону нынешнего острова Вяйке-Пакри (Малого Пакри). На материковом берегу залива ещё в шведское время появилась первая небольшая крепость, располагавшаяся в северной части нынешних границ города, но о её существовании сейчас нам напоминают только археологи.

Балтийское море, по крайней мере на уровне нынешнего Финского и Рижского заливов, к XVIII веку по сути была внутренним морем Швеции. Ситуацию изменила начавшаяся в 1700 году Северная война, в которой Россия целью ставила себе не только выход к Балтике, но и создание здесь собственных портов.

«Быть здесь гавани для воинских кораблей»

Пётр I, создав в 1702 году Балтийский флот, построил порты Санкт-Петербурга и Кронштадта в самом начале Финского залива, но постепенно он оценил, что их недостаточно для регулярного выхода флота и ведения войны на Балтике. Было принято решение о значительном расширении системы военно-морских баз России.

По замыслам Петра, крепость в Рогервике должна была занимать одно из главных мест в системе морской обороны Российской империи. Император уже тогда оценил тот факт, что в Ревельском порту навигация в зимний период прекращается на три месяца, а в районе Рогервика лёд вставал лишь на один месяц.

23 июля 1715 года Пётр лично осмотрел Рогервикскую бухту и решил — «быть здесь гавани для воинских кораблей». Однако первые годы активное строительство начать не удавалось, поскольку работам мешали военные действия, завершившиеся лишь в 1721 году с подписанием Ништадтского мира со Швецией.

План Рогервика, выполненный лично российским императором Петром Первым. Источник: книга «Балтийский порт»

 

На прошедшем в том же 1721 году в Петербурге совещании военной коллегии Пётр I, выступая в роли докладчика, представил собранию план Рогервикского залива и предложил сравнить его с Кронштадтской бухтой. Все присутствовавшие единогласно оценили, что для сбережения флота и для того, чтобы неприятель не имел преимущества в военных действиях на Балтике, строить порт в Рогервике просто необходимо.

Для обеспечения безопасности флота планировалось перегородить водное пространство между островами Рого (ныне — Пакри) и берегом. Ширина мола была определена в 2 сажени (1 сажень = 1,83 метра). У каждого конца мола должна была появиться крепость, а на его середине и по краям — по артиллерийской батарее.

На место из Санкт-Петербурга была отправлена инженерная комиссия во главе с инженером Люберасом, которая должна была представить планы двух укреплений у концов мола и начать строительство инфраструктуры. К концу 1722 года в Рогервике были построены деревянная церковь имени Святого Георгия, 68 казарм, 8 домов с обер-офицерскими квартирами и 6 ветряных мельниц. Появились также две пристани для судов: одна длиной в 113 саженей, а другая — в 30 саженей.

В 1723 году началось строительство укреплений по голландскому способу, который ранее в Российской империи применялся только в Москве (1707) и Кронштадте (1721). 19 июля император лично заложил мол, приказав строить его по чертежу, который сам же и составил. Порт для военных и купеческих судов в Рогервике начал работу.

План строительства крепостей и мола в бухте Рогервика в начале XVIII века. Источник: книга «Балтийский порт»

 

Планировалось за несколько лет построить здание адмиралтейства и верфь, которые были бы прикрыты укреплениями, а также достроить мол — от середины острова к материку. До конца 1724 года работы продвигались очень успешно. Были построены казённый двор (таможня), провиантский магазин с 10 амбарами, инструментальный магазин, кузница, а на мысе появился маяк. Была также заложена крепость, а мол из плитняка отошёл от берега на 136 саженей.

За короткий период с 1718 по 1725 годы Рогервик из малолюдного поселения, которое почти не посещалось крупными кораблями, вырос до порта с самой сильной в округе крепостью. Смерть первого императора России Петра I 8 февраля 1725 года, однако, резко затормозила ход работ.

Особенности бюрократии Российской империи

Удлинения мола больше не происходило, но деревянные батареи всё-таки появились, поскольку в Балтийское море в 1726 году вошёл английский флот. Руководитель работ в порту Рогервика инженер Люберас 30 марта 1726 года в Санкт-Петербург отправил доклад императрице Анне Иоанновне. Он сообщил, что солдаты, распущенные по своим гарнизонам, не были заменены другими, а арестантов оставалось только 450 человек. Кроме того, инженер писал, что заготовленное дерево из-за долгого лежания под открытым небом приходило в негодность, а жалование работавшим по контрактам не выплачивалось целый год.

Адмиралтейская коллегия через несколько месяцев запросила подробного отчёта по работам, но Люберас не спешил с ответом. Четыре года он составлял отчёты о своих работах, а недостроенные молы с каждым годом всё больше разрушались. 13 января 1731 года руководитель работ с высочайшего разрешения отбыл в Москву, а строительство окончательно остановилось.

Сенат России попытался продолжить строительство. Через три года указом от 9 октября 1734 года было отправлено высочайшее повеление продолжать работы с помощью находившихся в Рогервике арестантов. На это даже были выделены средства, но до места строительства они так и не дошли.

Отчёт о сделанных к 1741 году строительных работах в Рогервике. Источник: книга «Балтийский порт»

 

В общей сложности работы оказались остановлены более чем на 15 лет. Лишь в 1746 году про порт Рогервик вспомнили властные структуры России. 19 июля императрица Елизавета Петровна посетила его строительство, признала несомненную пользу и важность для государства Российского.

Величайшим указом, данным Адмиралтейской коллегии, Елизавета Петровна повелела «начатую работу продолжать до окончания». В Рогервик были направлены четыре пехотных полка общей численностью в 6283 человека. Наёмным же рабочим же была назначена подённая плата в две копейки.

Временным заведующим работами был назначен инженер-капитан Тервер. Кроме того, Адмиралтейство послало и своего наблюдателя — князя Баратынского. Состояние порта ими было оценено как «жалкое и требующее значительных поправок». Крепость же Петра Великого на острове Малый Рог была «близка к совершенному разрушению».

Посланные для работ в Рогервике Владимирский, Новгородский, Смоленский и Великолукский полки совершили «большое морское путешествие на 20 галерах и четырёх калчебасах с провиантом на два месяца». Однако до пункта назначения они не добрались, попав в шторм у острова Карло-Сари. Из-за повреждения кораблей и недостатка провианта они остались на зимовку во Фридрихсграме (ныне финский город Хамила). Затем эти полки были использованы уже для строительства укреплений в Выборгской губернии, а строительство в Рогервике было продолжено только в 1752 году.

Здание Петровской таможни, хоть и в перестроенном виде, сохранилось до настоящего времени. Сейчас в ней работает трактир. Фото: varandej.livejournal.com

 

3 августа 1751 года вышел Высочайший указ о том, что каторжников всей России (кроме Симбирской, Оренбургской и Астраханской областей) требуется отправлять для строительных работ в Рогервик. К 1752 году на берегу бухты уже было около 1500 арестантов и 2000 солдат из двух полков — Новгородского и Невского.

И снова в судьбу порта вмешался инженер Люберас. На этот раз его смерть в чине генерала-аншефа притормозила восстановление строительства на несколько месяцев. Новым начальником строительства Рогервика стал фон Брадке, который активно взялся за дело. В 1753 году он почти ежемесячно отчитывался перед властями. Постройка мола и различных малозначительных строений на территории порта начала постепенно продвигаться.

И вновь работы почти остановились. На этот раз из-за решения властей Российской империи об отправке большей части каторжников на сибирские каменоломни. Одних военных для работ явно не хватало. До 1762 года строительство портового хозяйства в Роговике продвигалось очень медленно. Помогло лишь вмешательство в дело взошедшей на престол Екатерины II, которая решила назвать город Балтийским портом и продолжить строительство портовых сооружений.

О том, как порт Рогервика всё-таки был достроен, а также о развитии города Палдиски с 1762 года до наших дней, — читайте во второй части публикации.

Читайте по теме:

Вейсенштейн — белокаменный замок Ливонии, ставший городом Пайде

Железнодорожный Тапа — от усадьбы Тапсъ до статуса города в 1926 году

Уникальная фотогалерея — как в Таллинне порт имени Петра Великого строили

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline