Игорь Круглов: Прийт Пыльдроос — первый сценический Ленин Эстонии

Этого человека, вероятно, с полным правом можно назвать одним из главных создателей эстонской послевоенной театральной школы вообще и Эстонского драматического театра в частности. Поле его деятельности было очень широким. Прийт Пыльдроос (настоящее имя — Йоханнес Фридрих) родился 29 декабря 1901 года (по новому стилю — 11 января 1902 года) в Рийзипере Эстляндской губернии Российской империи. Впоследствии он сделался актёром и режиссёром, театральным директором и художественным руководителем, критиком и писателем, педагогом и хозяйственником. Кроме того, на всесоюзном уровне он занимался политикой и депутатской деятельностью, поскольку являлся депутатом Верховного Совета ССР второго созыва (1946—1950 гг.). Этот высший законодательный и представительский орган государственной власти действовал в 1938—1989 годах, после чего его полномочия перешли к Съезду народных депутатов СССР. Работы там было очень много: ведь это фактически первый послевоенный орган, которому предстояло принимать и воплощать решения по восстановлению страны из военной разрухи.

604

Прийт Пыльдроос вышел из крестьянской многодетной семьи. В 1920-м году он поступил в Таллиннскую драматическую студию. После обучения остался играть в театре, который существовал при ней. До 1940 года играл на разных подмостках, занимался режиссурой, а также преподавал в школе современного искусства. Как режиссёр поставил спектакли: «Цианкали» Ф. Вольфа (1931), «Сватовство» А. Китцберга (1932, 1936), «Егор Булычёв и другие» М. Горького (1933), «Трёхгрошовая опера» Б. Брехта (1937), «Железный дом» Э. Таммлаана (1938). В 1940 году, после установления советской власти, его назначили комиссаром двух театров — Драматического и Рабочего, а в 1941-м — директором последнего.

После начала Великой Отечественной войны многие эстонские деятели культуры в числе других соотечественников (общим количеством более 30 тысяч человек) уехали в тыл, в частности — в Татарскую АССР. Там Прийт создал национальный художественный ансамбль. Затем, 16 декабря 1941 года, Комитет по делам искусств СССР и Совет министров СССР приняли решение объединить эвакуированных представителей эстонской творческой интеллигенции в одну организацию, выделив на эти цели почти 1,4 млн рублей. Так на основе «татарской» труппы был создан объединённый коллектив — Государственные ансамбли Эстонии, который разместили в городе Ярославле. Пыльдроос руководил им вместе с композитором Густавом Эрнесаксом и работал как режиссёр и актёр одновременно.

Прийт Пыльдроос. Фото: Alex Jurich / Eesti Teatri- ja Muusikamuuseumi kogu

 

В Ярославле тогда катастрофически не хватало жилья — ведь в нём находились и другие люди, эвакуированные из разных республик Советского Союза. Но ярославцы тогда сделали всё, чтобы достойно принять и разместить эстонских гостей. Для проживания им предоставили гостиницу «Европа», для репетиций, спектаклей и концертов — клуб местного шинного завода «Гигант», для питания — один залов ресторана «Москва».

В состав «ансамблей» входили представители практически всех творческих профессий. Многие из них впоследствии принесли немеркнущую славу своей республике: певцы, артисты, дирижёры, композиторы, музыканты, писатели, художники, скульпторы… Достаточно назвать имена певца Георга Отса и балерины Асты Саар (они вступили там же в брак), актёров Юри Ярвета, Антса Лаутера и Пауля Пинна, писателя Юхана Смуула, дирижеров Юри Варисте и Романа Матсова, скрипача Владимира Алумяэ, композиторов Густава Эрнесакса и Эдгара Арро, скульптора Энна Рооса и др. Неизвестно, как сложились бы их судьбы, не соединись они в Государственных ансамблях и не получи полной поддержки для развития своего творчества в Ярославле. Подчеркнём: она была оказана им в самые тяжёлые годы войны.

Молодые участники не раз обращались в военкоматы с просьбой отправить их на фронт для борьбы с гитлеровцами, но руководство отказывало им в этом: оно берегло их для искусства.

За эту деятельность Прийт Пыльдроос в 1942 году был удостоен звания «Заслуженный деятель искусств Эстонской ССР». К концу войны, вернувшись в Таллинн, он стал художественным руководителем (1944—1949) Эстонского драматического театра. Тогда и произошёл пик его сценической карьеры.

В роли Видрика. «Топор и луна» М. Рауда (Таллиннский рабочий театр, 1936). Фото: Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum

 

В 1945 году Пыльдроос поставил популярную тогда пьесу о гитлеровской оккупации и партизанском движении «Нашествие» Л. Леонова (1945). А после неё — «Кремлёвские куранты» (1947) и «Человек с ружьём» (1949) Н. Погодина. В этих произведениях советской ленинианы ему доверили сыграть самую главную роль для всех советских театров — вождя мирового пролетариата. Так выдающийся мастер, облечённый «высоким партийным доверием» и депутатским статусом, стал первым сценическим «эстонским Лениным».

Ответственность на нём лежала колоссальная: играть коммунистических вождей, а особенно Ленина и Сталина, было весьма ответственной и даже небезопасной задачей. Ведь за плохое исполнение данных персонажей можно было не только лишиться всей карьеры, но и срок получить. Нельзя было и спасовать перед «конкурентами», такими маститыми актёрами, как Борис Щукин («Ленин в Октябре» и «Ленин в 1918 году» реж. Михаила Ромма) и Максим Штраух («Человек с ружьём» С. Юткевича). Следует отметить, что в каком-то смысле перед Пыльдроосом задача стояла даже более сложная, чем перед упомянутыми маститыми знаменитостями. Они играли вождя чисто «российского», а Прийту предстояло его как бы приблизить к Эстонии, к национальному сознанию её народа.

Здесь можно отметить, что в советские годы, когда ленинские памятники, бюсты, барельефы и прочие изображения красовались по всем городам и весям, Ильич часто выглядел по-разному, в зависимости от местности и национальных особенностей населения, там проживающего. Эти Ленины сильно отличались от оригинала, причём нередко пародийно.

Скажем, в украинских райцентрах Владимир Ильич имел вид залихватского колхозника — довольно неуклюжего, но «кремезного» (мощного — укр.) мужика, в кепке набекрень, с кулаками-вёдрами, явного любителя сала и горилки. В Грузии Ленин напоминал высокогорного пастуха, в Узбекистане — аксакала в тюбетейке, а в Казахстане — акына, народного менестреля, который пел «что вижу, то пою» под аккомпанемент инструмента с названием «один палка, два струна, я хозяин вся страна».

В роли Раскольникова. «Преступление и наказание» Ф. Достоевского (Таллиннский рабочий театр, 1939). Фото: Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum

 

Автор этих строк видел ещё когда-то вьетнамский памятник, вообще ничего общего не имевший с фотографиями главного большевика. Это был эдакий старичок с козлиной бородкой, даже, кажется, по-вьетнамски одетый. А самое главное, он очень походил на тогдашнего (1950—60 гг.) лидера вьетнамских коммунистов Хо Ши Мина.

Аналогичным образом создавались не только каменные и бронзовые, но и театрально-кинематографические ленинианы, где местечковые Ильичи тоже выглядели как представители данной местности и её обитателей и вели себя соответственно. Очень здорово их высмеял писатель Сергей Довлатов в гротескном рассказе, где описана постановка аналогичного сценария в исправительно-трудовой колонии.

Однако в то время, когда страной управляла Компартия, подобные опусы были востребованы, а зрители в большинстве своём рукоплескали их главным персонажам и исполнителям. Прийта Пыльдрооса, который, согласно воспоминаниям современников, играл весьма талантливо, даже блистательно, также не обошли слава и благосклонность партийного начальства. Ему были вручены две Государственных премии Эстонской ССР, а также орден «Знак Почёта». К сожалению, затем артистическая карьера этого неутомимого труженика и замечательного художника практически стала сходить на нет. Не исключено, что его постигла судьба некоторых других исполнителей «вождистских» ролей, после коих актерам запрещалось играть что-либо ниже по уровню. Так, например, Михаил Геловани играл только Сталина — и никого другого — до самой смерти усатого вождя, а затем остался невостребованным со своим привычным амплуа.

В роли Бубнова. «На дне» М. Горького (Таллиннский рабочий театр, 1931). Фото: Eesti Teatri- ja Muusikamuuseum

 

В 1946—50 годах Пыльдроос параллельно преподавал в Эстонском театральном институте (в 1946-м он стал его профессором), в 1951—53 годах работал директором Музея театра и музыки. Тогда же заведовал кафедрой в Таллиннской государственной консерватории. Многие годы вёл в периодических изданиях колонки, посвящённые театру.

Умер Прийт (Йоханнес Фридрих) Пыльдроос 28 июля 1968 года в Таллинне. Эстония помнит своего выдающегося сына. С 1984 года здесь присуждается премия его имени за развитие театрального искусства, педагогическую деятельность и публикации о театре.

Читайте по теме:

Игорь Круглов: Фронтовой оператор Семён Школьников — из когорты тех, кто первыми входили в города

Игорь Круглов: Рудольф Нууде — пионер послевоенного эстонского кино

Игорь Круглов: Лилиан Малкина — эстонская Фаина Раневская

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline