«Время! Я тебя миную». Художник-график мирового масштаба из Эстонии Владислав Станишевский

"Если ты внутренне гармоничен — как человек и как художник, то мир отвечает тебе тем же самым. Возникает слияние, и ты чувствуешь радость, оттого что живёшь на белом свете".

1 094

Эти слова принадлежат известному художнику Эстонии, признанному графику, владевшему всеми видами печатной техники, Владиславу Станишевскому. Скоро будет десять лет, как он ушёл из жизни, но место, которое художник занимал в искусстве республики, до сих пор не занято, да и вряд ли на него кто-то сможет претендовать. Станишевский был величайшим ксилографом, а эта работа требует не только высокого умения, но и колоссальной самоотдачи. В мире таких мастеров осталось немного. А, может, и вовсе нет.

«Портрет Микеланджело» (офорт, 2008 год). Фото: vzmoscow.ru

 

Кто как не люди, находившиеся в непосредственной близости от творца, знают его лучше других. Становление Станишевского-художника, оформившего десятки книг, проходило на глазах его супруги, тоже художницы, Веры Станишевской. Порталу Tribuna.ee она рассказала о том, что в работе Влад был очень требовательным человеком (в первую очередь к себе), переживал, что в 90-е годы оборвалась связь с Россией, обожал классическую музыку и во всём искал гармонию. Некоторые из книг, оформленных им, давно уже стали раритетами.

«Мы встретились в 1973 году, — начала свой рассказ Вера. — Я училась на первом курсе Таллиннского художественного института, а он уже приступал к дипломной работе. Приди я на год позже, Влад, завершив обучение, возвратился бы в Россию, и наши жизненные пути разминулись бы».

Вера и Владислав Станишевские. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

Жизнь с чистой доски

Владислав Станишевский родился в Тамбове в 1947 году. В городском художественном училище, как и везде в России, большое внимание уделялось рисунку, поэтому когда молодой человек приехал в Таллинн поступать в Художественный институт, славившийся в ту пору на весь Советский Союз своей кафедрой графики, он уже хорошо владел классической школой рисования. Для будущего графика это умение особенно важно.

В институте его учителями стали известные художники и педагоги: единственный в Эстонии народный художник СССР Эвальд Окас и руководитель кафедры графики, народный художник Эстонии Пауль Лухтейн.

«Все эстонские графики, которые работали тогда и продолжают сейчас, — сказала Вера, — все ученики Лухтейна. Он привил Владу понимание композиции. И вот это сочетание — великолепный рисунок (а Влад был великолепным рисовальщиком) и владение композицией — породило такое явление, как графика Владислава Станишевского».

По словам вдовы художника, первой книгой, получившей признание, иллюстрации к которой создал Станишевский, были «Скифы» Блока. Эту работу, отмеченную бронзовой медалью ВДНХ, он сделал ещё будучи студентом. Дипломной же работой художника стала книга сонетов «Франческо Петрарка. Избранное».

Одна из книг, оформленная Станишевским. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

Состоявшую из двух частей («На жизнь Лауры» и «На смерть Лауры») книгу отпечатали в институтской типографии. Изящные гравюры молодого мастера, выполненные на дереве, мгновенно привлекли внимание профессионалов, и книга, участвуя в конкурсах, начала собирать огромное количество наград. Так, едва закончив Художественный институт, Владислав Станишевский стал известен в мире книжной графики.

«Сейчас эти книги Влада найти где-либо нереально, — обмолвилась Вера, — слишком уж маленьким тиражом они были выпущены. Но недавно один коллекционер рассказал мне, что на каком-то ресурсе в интернете нашел «Скифов», которых и отпечатано-то было всего 15 экземпляров. Я знаю, где находится примерно треть из 300 экземпляров Петрарки. В любом случае сегодня это редкие издания». 

Искусство семьи

После окончания Художественного института, Владислав и Вера Станишевские остались в Таллинне. У них была своя печатная мастерская, где они печатали свои работы. Каждый шёл в неё тогда, когда нужно было что-то сделать.

А все иллюстрации и эскизы всегда делались дома в квартире. До сих пор в ней стоит большой рабочий стол, за которым каждый из супругов работал над своей темой. Находясь рядом, они всё время обсуждали какие-то сопутствующие моменты. Обычно проговаривался материал, собранный для текущей работы.

Взрослые дочки Станишевских — тоже художницы, только если родители — графики, то они выбрали другие специальности: Настя — художник по свету, а Ксения — дизайнер по коврам. Маленькими они всё время рисовали, устраиваясь на полу у ног родителей. Вместе с ними ходили в мастерскую, где учились делать офорты.

Дочки с папой. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

По словам Веры, дочки служили им своеобразным индикатором: если книги, оформляемые родителями, им нравились, то они вслед делали свои маленькие книжечки и разукрашивали их.

«Влад был терпеливым человеком, — сообщила Вера, — и не раздражался, если во время работы дети находились рядом. Меня всегда поражала ситуация, когда он занимался гравировкой, а они залезали на стол. Представьте, вы гравируете Гёте, а тебя чуть ли в локоть не толкают. Ведь там же невозможно ничего исправить! Ошибся — начинай заново!»

Инструментарий художника-графика. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

Радостью для Станишевского была классическая музыка, с супругой он нередко посещал концертный зал «Эстония». Дома, как признавался сам художник в одном из интервью, «любил включить Моцарта или Бетховена и работать за столом рано утром, когда солнышко встаёт, получая от работы колоссальное наслаждение».

Художники-графики — образованные люди

Художник, приступая к оформлению книги, должен рассматривать ее как единый организм — так учили графиков в Таллиннском художественном институте. Он решает, как должен быть расположен текст, каким размером набран шрифт, какие должны быть поля.

Создавая иллюстрации, художник прочитывает не только книгу, которую оформляет, но и огромное количество дополнительной литературы. Узнаёт, когда и по какому случаю писалась книга, что окружало писателя или поэта, во что одевались люди, какой был интерьер и так далее.

Старый Таллинн глазами Влада Станишевского. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

Как объяснила Вера, сначала нужно освоить материал, а потом, пропустив его через себя, представить собственное видение. Когда Влад приступал к новой работе, весь дом заваливался книгами, соответствующими эпохе.

«Например, задумал он оформить «Медного всадника», — привела пример Вера, — и сразу возникли вопросы: каким был Петербург в ту пору? Что носил Евгений на улице и что — дома? Нужно создать правильный образ, рисунки должны быть убедительными. У филолога итогом такой работы становится диссертация, а у художника — иллюстрации».

Следующая значительная работа Станишевского-графика — цикл гравюр к поэме Пушкина «Медный всадник». Это последняя книга в Эстонии, отпечатанная с авторских досок. Владислав создавал иллюстрации в 1989—1990 годах. Книга на двух языках, русском и эстонском, печаталась в Тарту, где еще оставалась типография, печатавшая гравюры на дереве. Сегодня, к сожалению, подобная печатная база в Эстонии разрушена.

«Пётр Великий» (ксилография, 1990 год, из цикла гравюр «Медный всадник»). Фото: vzmoscow.ru

 

В советское время художник сотрудничал в основном с книжным издательством «Ээсти раамат», отделом классической литературы. Работал до тех пор, пока в начале 90-х годов издательство не прекратило свое существование. Всего оформил 59 книг: произведения Толстого («Холстомер», «Война и мир»), Пушкина, Островского, Чехова, Гёте, Ахматовой и других авторов. Каждая книга Станишевского получала на конкурсе или выставке диплом и была отмечена какой-либо наградой: «Лучшая книга года», «Лучшая книга Прибалтики» или «Лучшая книга в СССР».

«В шутке, что, дескать, в Таллинне нет дома, в котором не было бы работ Станишевского, —продолжила Вера, — была известная доля правды, ведь иллюстрации в покупаемых людьми книгах печатались с его авторских досок. Кстати, не все работы Станишевского являлись гравюрами на дереве, были и выполненные тушью в единственном экземпляре, поэтому сегодня они представляют особую ценность».

Новые времена

Как рассказала вдова художника, несмотря на то, что Станишевский, казалось бы, в своем творчестве затрагивал глубинные темы, в жизни он был лёгким в общении, веселым, дружелюбным человеком. И походка у него тоже была лёгкая, летящая.

Люди, незнакомые с его творчеством, общаясь с художником, зачастую не догадывались, что Станишевский — автор сложных работ на разные философские темы, такие, как «художник и власть», например, или «место художника в обществе».

Владислав Станишевский с женой Верой, дочерью и внуками. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

Интересное время настало, когда объявили «перестройку» и «открылся» Запад. Побывав в Европе, любопытно было сравнить, какое место художник из Эстонии занимает в европейском и мировом искусстве. По словам Веры, Влад убедился, что его место — среди первых, гравюры художника признавались работой редкого мастерства и таланта.

В творческой манере Владислава Станишевского явственно угадывалось влияние русской изобразительной школы, с другой же стороны, ощущалось воздействие европейских мастеров. Искусство графики зародилось в Европе, и самые знаменитые художники в этой области — Дюрер, Кранах — жили именно там.

В годы «перестройки» Станишевский тесно сотрудничал и с Санкт-Петербургом, там издавались оформляемые им книги. Он часто ездил туда, работал, встречался с коллегами и распад Советского Союза переживал очень болезненно.

«Это сейчас, когда существует интернет, — заметила Вера, — изоляция (тот же карантин, связанный с пандемией) переносится не так тяжело. А тогда ведь с Россией оборвались все связи, и Влад, никогда не отделявший себя от своей родины и свое творчество считавший частью не только эстонской, но и русской культуры, почувствовал себя загнанным в угол. Эстония вдруг стала маленькой, и он воспринял это как катастрофу. Влад всегда говорил, что 90-е отняли у него десять лет жизни».

Владислав Станишевский за рабочим столом. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

Тогда же, в 90-е годы, известный общественный деятель Эстонии, председатель Союза славянских просветительских и благотворительных обществ Эстонии и организатор праздников песни «Славянский венок» Николай Соловей предложил создать Объединение русских художников Эстонии. Его ядром стали известные мастера, получившие образование в Таллиннском художественном институте, члены Союза художников Эстонии и в недавнем прошлом члены Союза художников СССР, среди которых был и Владислав Станишевский.

«Перед этим горем гнутся горы»

 Творчество Станишевского можно разделить на несколько основных частей: работа с книгой (гравюра на дереве), экслибрис и станковые работы, выполненные в технике офорта (гравюра на металле). В 1990 году художник, отказавшись от гравюр на дереве, перешёл на офорт.

Офорт «Равноденствие» из цикла гравюр к «Реквиему» Ахматовой. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

Именно в этой технике выполнена последняя его работа, связанная с оформлением книги, — цикл из десяти гравюр к «Реквиему» Анны Ахматовой, за который Владислав Станишевский получил Государственную премию СССР, став чуть ли не последним награжденным в её истории.

Заказанную «Ээсти раамат» книгу должны были издать на двух языках, но так как издательство перестало существовать, «Реквием» с иллюстрациями Станишевского свет не увидел. В последующие годы в Эстонии, вернувшей себе независимость, об этой работе известного художника так и не вспомнили.

«Свидание» из цикла гравюр к «Реквиему» Ахматовой. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

«У Влада за всю его жизнь прошло много персональных выставок, — рассказала Вера Станишевская, — в Эстонии, России, Германии. Последняя, открытая в августе 2011 года в Доме-музее Петра I в Таллинне, была посвящена его гравюрам к поэме Ахматовой. Соответственно, называлась так — «Россия XX век. Реквием». Во время её проведения Влад умер… Есть что-то сверхъестественное в том, что художник называет свою выставку «Реквиемом» и сам уходит из жизни. Я долго не могла прийти в себя».

Только в юбилейный для Влада 2017 год, преодолев собственную боль и собрав силы, Вера смогла вернуться к теме «Реквиема», согласившись на выставку работ мужа в Санкт-Петербурге. Сейчас она ведёт переговоры с петербургским издательством «Вита Нова», надеясь, что «Реквием» всё же издадут. Но в каком виде?

Возможно, это будет папка с гравюрами и приложенной к ним поэмой Ахматовой, потому что по своему содержанию работы художника свободны в отношении ахматовского текста. Он создавал свою версию того, что пережила страна в сталинское время. Кстати, дед художника в 1930-е годы был расстрелян.

Чтобы было у кого потом учиться

В 90-е годы Владислав Станишевский практически уже не занимался оформлением книг. Продолжая, как и раньше, создавать экслибрисы, он перешел на станковые работы, успев сделать несколько графических листов. Последний, над которым Влад работал полтора года, назывался «Карта».

В документальном фильме «Незаконченный разговор», снятом Еленой и Геннадием Мелешко и посвящённом Станишевскому, есть кадры, где он сидит над большим листом. Это и есть его «Карта» — карта мира, всего того, что его окружало. Работы художника — зашифрованный мир, завораживающий интеллектуальностью своего содержания и изысканностью изображения.

«Раб» из цикла гравюр к «Реквиему» Ахматовой. Фото из личного архива семьи Станишевских

 

«Эстонии повезло, — сказала, прощаясь, Вера, — что Влад остался жить здесь и здесь же состоялся как художник. Его творчество — неотъемлемая часть культуры Эстонии, жаль только, не всеми оценённая по достоинству».

Между тем выдающийся иллюстратор книг, автор экслибрисов, лауреат международных выставок искусства книги и экслибриса Владислав Станишевский входит в список лучших гравёров XX века, составленный Королевским обществом любителей графики в Великобритании.

В своё время он избирался членом конгресса Международной ассоциации экслибриса FISAE и был включен в мировую энциклопедию авторов современного экслибриса «Biographical of the Art of the Contemporary Exlibris». Работы Станишевского находятся в музеях разных стран мира и в частных коллекциях, и не проходит года, чтобы их не продемонстрировали на какой-нибудь международной выставке.

Материал подготовлен при поддержке фонда «Русский мир»

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline