Прощай, XX век, прощай, ТФМК

В первой публикации* о Таллиннском фанерно-мебельном комбинате (ТФМК) был рассказ о том, как предприятие создавалось и что его хозяева успели организовать и построить к концу XIX века. Теперь же речь пойдёт о том, что происходило в районе таллиннской улицы Винеэри с начала XX века до развала Советского Союза, вслед за которым с экономической карты теперь уже независимой Эстонии пропал и сам ТФМК, пишет автор портала Tribuna.ee Дмитрий ЦЕХАНОВСКИЙ.

713

К началу XX века «Фабрика Лютера», как тогда именовалось это крупнейшее на территории Эстляндии предприятие деревообрабатывающей промышленности, его хозяева братья Христиан и Карл Лютеры подошли, имея статус крупнейших фабрикантов Ревеля (ныне Таллинна). Помимо собственной фабрики, они владели крупной частью капитала завода «Вольта», а также являлись держателями акций в английской фирме «Венеста», которая очень помогла своим партнёрам в непростые годы экономического кризиса 1901-1903 годов.

Многие предприятия Таллинна испытывали в 1901-1904 годах серьёзные экономические проблемы, а Лютеры, получая заказы из Британии, смогли не только сохранить, но и увеличили своё хозяйство. Постепенно разрастался фабричный квартал производственных, технических и жилых зданий предприятия в районе Пярнуского шоссе, а также улиц Вана-Лыуна и Веэренни, После смерти в 1904 году Карла Лютера, завещавшего часть собственных средств на строительство дома, которым могли бы пользоваться рабочие, был построен Народный дом в стиле модерн на улице Вана-Лыуна (он сохранился до настоящего времени). В 1912 году на фабрике появилось также уникальное трёхнефное здание машинного цеха, имевшее железобетонные конструкции и большую стеклянную крышу.

Фанерная фабрика в Ревеле начала XX века. Мебельный цех (вверху), главное здание
на Пярнуском шоссе (внизу), построенный в 1904 году народный дом (справа). Коллаж
из основе фотографий из Facebook

 

Революционное движение в Эстонии оказало на предприятие немалое воздействие — хозяевам приходилось и останавливать работу, чтобы договариваться с рабочими, и уменьшать длительность рабочего времени, и порой бороться, а порой и вступать в сговор с профсоюзными лидерами. Однако, имея за спиной английские заказы, владельцы фабрики умело маневрировали в непростой экономической и революционной ситуации 1910-х. Они в эти годы не только развивали производство в Ревеле, но и успели создать дополнительные производственные мощности в Старой Руссе, а также приобрести три корабля, которые использовались для доставки продукции в Англию. Устанавливая же современные станки и различные технологические новшества, которые были разработаны собственными инженерами, хозяева смогли всерьёз увеличить как свой капитал, так и производительность труда на фабрике.

В 1911 году английское акционерное общество «Венеста» включило фабрику «А.М. Лютер» в свой концерн. Прежде всего это позволило её акционерам получать всё более значимые дивиденды. Кроме того, фабрика стало частью крупной международной организации. Концерн теперь работал как на внутренний российский рынок, так и на партнёров во многих странах мира. Фанера ведь не только использовалась при производстве чайных ящиков, но теперь была востребована и в активно развивавшемся самолётостроении. Да и количество произведённых фабрикой стульев в 1913 году выросло до 7,6 миллионов штук…

Первая мировая война серьёзно ударила по всей экономике как Российской империи вообще, так и Эстляндии в частности. Руководство фабрики «А.М. Лютер» планировало в 1914 году расширение мебельного производства. Число работников выросло почти до 2300, но уже через несколько дней после вступления России в войну почти половина из них была уволена, а у остальных резко сокращены рабочее время и, естественно, уровень оплаты труда.

В связи с активностью подводных лодок Германии, фабричные пароходы встали на прикол. «Мартина» и «Кристина» — в Петербурге, а «Александра» — в Усть-Нарве. Часть помещений в Ревеле пришлось отдать под военный госпиталь, а в некоторые цеха были заняты артиллерийской командой. Для того, чтобы иметь наличные деньги, часть запасённого угля была продана целлюлозной фабрике. В итоге, после оплаты текущих расходов, к концу 1914 года был зафиксирован долг в размере 3,5 миллионов рублей. К тому же в конце года умер и старший из братьей Лютеров — Христиан.

Эстонский завод спасали англичане 

Однако предприятие продолжало расширяться, вложив средства в открытую в 1916 году фабрику в финском Лохья. Вплоть до революции 1917 года фанера продолжала поставляться в Англию. Использовались и европейские пути — через Швецию или Норвегию, и российский транзит — через Вологду, Архангельск или даже Владивосток. При этом «Венеста», процветавшая на военных заказах, поддержала эстляндское предприятие ежедневным вложением в 5000 фунтов стерлингов, что очень помогло ему пережить непростые годы войны. Также именно из английских фондов был увеличен вдвое акционерный капитал, но это ограничило право голоса членов группы Лютера на собраниях концерна.

В 1916 году оборот фирмы «А.М. Лютер» (без учёта финского производства) составлял 4,2 миллиона рублей, в которых примерно 64% составляла доля ревельской фабрики. Розничная продажа в трёх собственных фирменных магазинах, расположенных в Москве, Петрограде и Ревеле, составляла 18% от оборота. Рижский же магазин был закрыт ещё в 1915 году.

После того, как Эстония по Тартускому миру от 2 февраля 1920 года получила статус независимого государства, фабрика Лютера потеряла выход на обширный российский рынок. Пришлось ориентироваться в основном на местные заказы. Кроме того, английские связи и капиталы в то время не очень нравились националистически настроенным властям Эстонии. Пришлось провести реорганизацию и с 10 июля 1921 года работать под названием «Эстонское акционерное общество механической деревоотделывающей промышленности А.М. Лютер». Директорами были избраны сын Христиана Лютера Мартин и представлявший руководство «Венесты» англичанин Э. Ачер. По сути, это было фиктивное создание таллиннского филиала «Венесты» с почти полным сохранением состава руководства.

Предприятию удалось сохранить довоенные мощности и даже получить из Англии новые машины для мебельного цеха. Часть революционно настроенных рабочих либо погибла на фронте, либо уехала в Советскую Россию. Новый же состав персонала хозяева решили формировать из молодёжи, которая в то время была менее зависима от революционных настроений. Как следствие, при фабрике был открыт учебный класс, выполнявший функцию профессионально-технического училища с последующим трудоустройством.

В 1926 году баланс акционерного общества «А.М. Лютер» был переведён на золотую основу. В связи с этим была проведена оценка основных фондов, которые по новому балансу оценивались в 15 миллионов крон. При этом основной капитал общества составлял 6 миллионов крон.

Расширения производства в этот период в основном приходились на фанерный цех. Выпуск клееной фанеры с 1920 по 1929 год вырос больше чем в восемь раз — с 9 миллионов до 67,7 миллионов квадратных фунтов в год. Примерно 67% произведённой фанеры экспортировалось в Англию, где часть из них по-прежнему шла на ящики для упаковки чая и каучука, а часть — использовалась в мебельной промышленности Туманного Альбиона.

Стулья из Эстонии покоряют Европу

Постепенно завоёвывали европейский рынок и таллиннские стулья. Например, в 1928 году их было произведено 7,7 миллиона штук. 36% ушло в Германию, 24% — в Британию, 20% — во Францию, 12% — в Бельгию, 3% — в Голландию, 2% — в Финляндию, 1,5% — в Данию. Доля мебели в экспорте постепенно повысилась до 8%.

Продукция фабрики «А.М. Линтер» в период с 1910 по 1930 годы. Источник: книга
«ТФМК-1977»

 

Экономический кризис 1929 года сказался и на фабрике Лютера. Сильнее всего пострадало мебельное производство. Цех по производству стульев даже пришлось ненадолго закрыть. Однако английские партнёры не дали погибнуть предприятии. С 1931 года в центре Таллинна стали изготавливать авиационную фанеру. Именно военные заказы позволили пережить кризис и постепенно восстановить производство мебели. В 1935 году главными получателями авиационной фанеры стали Германия и Италия, закупившие на фабрике Лютера 300 кубометров из произведённых 336. Именно эти страны были основными получателями подобной продукции вплоть до 1940 года.

Фабрика Лютера с четвёртого квартала 1940 года (после того, как Эстония оказалась в составе СССР) начала работать в рамках общесоюзного государственного плана. Стали доступны и ресурсы со всей территории Советского Союза, и его рынок сбыта, что позволило очень быстро выйти на новые темпы развития. Планы по развитию производства у коллектива предприятия были грандиозными, но в июне 1941 года началась Великая Отечественная война.

Три года и один месяц немецкой оккупации фабрику Лютера пытались настроить и на производство авиационной фанеры для Люфтваффе, и на выпуск мебели под спецзаказы, но удавалось лишь производить фанеру, причём значительно более низкого качества, чем раньше, и упаковочные ящики. Имели место случаи саботажа производства и даже поджог, случившийся 23 февраля 1943 года.

Двери для Кремля и мебель для МГУ

После окончания немецкой оккупации, 22 сентября 1944 года, началось восстановление предприятия, которое теперь называлось «Таллиннская фанерно-мебельная фабрика». Ущерб от оккупации был оценён в 17,5 миллионов рублей, из которых 11,5 миллионов составляли разрушенные здания, а 5,5 — ущерб машинам и оборудованию. В первую очередь на территории фабрики были восстановлены котельная и электростанция. Уже в октябре 1944 года электричество пошло не только по фабрике, но и в трамвайные сети города.

Немцы уже ушли. Таллиннская мебельная фабрика в 1944 году. Источник: книга
«ТФМК-1977»

 

Первым восстановленным цехом стал мебельный. Его крыша была разрушена, но станки сохранились. Уже к декабрю в подвальном помещении склада началось производство стульев, а, кроме того, к концу 1944 года удалось наладить выпуск фанеры. Однако население освобождённой Эстонии нуждалось в столах, шкафах, кроватях, и с начала 1945 года их изготовление началось. Сначала по лекалам 1940 года, а затем — по новым разработанным здесь же моделям. К концу 1944 года здесь уже трудилось 787 человек — в основном это были старые проверенные кадры, которые вернулись после войны на ставшее родным предприятие. Постепенно удалось решить вопросы и со снабжением сырьём и топливом, а новый 1945 год встречали в восстановленном заводском клубе…

Весь 1945 год шло восстановление предприятия. По его территории были проложены рельсы узкоколейки, запустили три лущильных станка из четырёх имевшихся, а к концу года было составлено техническое задание на переоснащение фабрики, которое оценивалось в 25 миллионов рублей. Примерно за три года его удалось осуществить, и пошли как оптовые, так и штучные заказы со всего СССР. В 1948 году фабрика выпустила двери для Кремля, в начале 1950-х годов именно мебель из Таллина появилась в аудиториях главного здания МГУ (Московского государственного университета — Ред.), но параллельно на поток были поставлены шкафы, тумбочки, кресла и другая мебель для простых жителей Эстонии. Даже первая послевоенная пятилетка (1946-1950 годы) стала для фабрики успешной — её план был перевыполнен более чем на 6%, несмотря на все трудности, связанные с реновацией предприятия.

Были проблемы в 1950-е годы. Не всегда вовремя поставлялось сырьё из других регионов СССР, было немало ручного труда на производстве, не хватало внутреннего транспорта, мало было умелых рабочих, недостаточно квалифицированы были инженера. Однако за две пятилетки удалось улучшить многое. Кроме того, в 1958 году на фабрике стали отрабатывать технологию сушки фанеры дымовыми газами, а к 1960 году удалось запустить первую такую сушилку, спроектированную в «Эстпромпроекте». Выпуск фанеры и качественной мебели за счёт этого изобретения сильно ускорился. В 1959 году началось внедрение технологии резцов из твёрдых сплавов, который позволили ускорить обработку фанерных деталей в более чем в 13 раз.

Комбинат-орденоносец

В 1960-е годы на фабрике начали внедряться разработки научной организации труда. Уже в первый год экономический эффект от этого составил 51 тысячу рублей. Улучшение качества и внедрение разнообразной отделки не только позволили улучшить ассортимент мебели, но и существенно увеличили доходы предприятия и его имидж в СССР.  Клиентам предлагалось по несколько моделей гнутой, мягкой и малогабаритной мебели. Здесь выпускались столики, шкафы, стулья, кресла, табуретки, кровати и тумбочки, которые с удовольствием приобретали сначала жители Эстонии, а затем — и других частей СССР. В частности, спальный гарнитур пяти предметов «Мебель-65», сделанный на таллиннской мебельной фабрике, получил признание на ВДНХ в Москве, что позволило получить немалое количество заказов из других регионов страны.

Уже после войны началось восстановление жилого фонда для работников предприятия.
Сначала руководство фабрики провело капитальный ремонт пострадавших в годы
оккупации заводских домов на улицах Планеэди, Татари, Лыуна (на фото вверху) и
на Пярнуском шоссе. По состоянию на начало 1951 года заводчане получили квартиры в 23 зданиях. Всю историю ТФМК шло и строительство новых домов для работников, постепенно заменивших старые бараки. В числе самых известных — построенный в 1963 году 60-квартирный дом на улице Ластекоду, 9-этажка на Таммсааре теэ (на фото слева), сданная в эксплуатацию в 1971 году, а также принявший жильцов в 1973 году 14-этажный дом на улице Вильде (на фото справа). По центру — памятный знак к 50-й годовщине Октября, полученный фабрикой в 1967 году. Источник: книга «ТФМК-1977»

 

В 1969 году предприятие стало именоваться Таллиннским фанерно-мебельным комбинатом, а в 1977 году, в канун собственного 100-летия, ТФМК получил от Верховного Совета СССР Орден  Октябрьской Революции.

К концу 1980-х годов производство мебели на комбинате достигло максимальных значений. Его вполне хватало для эстонского рынка, поэтому спальные гарнитуры, платяные шкафы, буфеты, стулья, матрасы, столы, кровати, тумбочки и другая мебельная продукция продавались во многих областях СССР, а иногда даже уходили на экспорт за пределы страны. Рационализаторство и изобретательство в стенах комбината поддерживали подготовкой кадров в Таллиннском политехническом институте и в специализированных вузах Москвы, Санкт-Петербурга и других городов СССР, получавших запросы на инженеров для ТФМК.

Продукция ТФМК в 1970-80-е годы. Коллаж на основе фотографий из Facebook

 

Будущее казалось безоблачным, но случился развал СССР. Без экономических связей и поставок сырья из других регионов сохранить производство не удалось. То, как здания ТФМК были доведены до нынешнего плачевного состояния, заслуживает отдельного и не только журналистского расследования.

Октябрь 2020 года. Фото автора

 

Однако по состоянию на 2020 год эстонская фанера, являющаяся наследницей славных дел комбината, всё-таки производится в Кохила, хоть и в значительно меньших объёмах и под эгидой фирмы с латвийским капиталом. Мебельное же производство кануло в лету…

*Первую часть истории ТФМК читайте по этой ссылке.

Вам могут быть интересны материалы других предприятиях:

«О, Марат!» — французский революционер, «вышивший» славу эстонского трикотажа

«Промприбор» — история эстонского «королевства приборов»

Завод «Пунане РЭТ»: «Эстония», которая звучала на весь СССР

«Калев»: как легендарный эстонский «богатырь-кондитер» по-норвежски заговорил

Завод «Таллэкс» — как Эстония была центром экскаваторного мира

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline