«Ильмарине» — завод Эстляндии, единолично снабжавший три российские губернии

В предыдущих статьях, посвящённых истории крупных предприятий Эстонии, были рассказы о таких заводах, которые ушли в историю, и о таких, которые продолжают работать, но в другом месте страны. Судьба же таллиннского завода «Ильмарине» уникальна. С одной стороны, он покинул Эстонию, продолжив работу в российском Санкт-Петербурге под своим именем, а с другой — остался частью города в виде одноимённого отеля, пишет в первой части исторического материала автор портала Tribuna.ee Дмитрий ЦЕХАНОВСКИЙ.

2 270

История завода «Ильмарине» началась в 1854 году (по некоторым данным — в 1859 году), когда Фёдор Иванович Виганд (Friedrich Wiegand) открыл медно-кузнечную мастерскую в небольшом эстляндском городке Везенберг (ныне — Раквере), в котором в те годы проживало менее 3000 человек.

Родившийся в Везенберге Фёдор Виганд получил первые знания по кузнечному делу здесь же — в мастерской своего отца, а затем на несколько лет отправился учиться за границу. Вернувшись в Россию, Виганд поселился уже в Ревеле (сейчас Таллинне). В 1854 году в родном городе им была создана медно-кузнечная мастерская, которая в начале своей деятельности занималась преимущественно сборкой и ремонтом аппаратов для производства водки. Решив расширить своё дело, Виганд в 1961 году уже в Ревеле отстроил новую мастерскую — теперь не только кузнечно-литейную, но и слесарную. Число заказов стало быстро увеличиваться, что позволило купить землю и построить на ней значительно большую медно-котельную мастерскую с кузницей, оснащённую машинами настолько, что можно было принимать уже значительно более сложные заказы.

Коммерческие способности Фёдора Виганда оказались выдающимися. Производство успешно развивалось. В 1880 году он приобрёл участок земли рядом с центром города на берегу моря, по соседству с портом и железной дорогой между улицей Яху и нынешним бульваром Пыхья. В том месте, где сейчас расположен дом номер 27 по бульвару Пыхья, под руководством опытных архитекторов и инженеров был построен завод, оснащённый самыми новыми техническими приспособлениями того времени. Уровень развития предприятия позволил Виганду уже в 1889 году открыть собственное филиально-техническое отделение в Москве. К тому времени продукция завода была не только известна, но и активно использовалась во многих губерниях Российской империи.

Фридрих Виганд — создатель и первый директор мастерских своего имени. Цеха завода Виганда в конце XIX века. Источник: elib.shpl.ru

 

В 1893 году Фёдор Виганд ушёл из жизни, но передал своим сыновьям Лео и Фрицу завод «в самом цветущем состоянии». Сыновья Виганда не только сохранили, но и существенно увеличили своё наследство, выведя производство на качественно новый уровень. В 1895 году на заводе началась первая в Эстляндии сборка точных паровых машин. Для создания новой специализации в производстве были приглашены инженеры известного швейцарского завода паровых машин братьев Зульцер. В рекламном листке завода, который распространялся после получения фирмой серебряной медали в 1896 году на Нижегородской промышленной ярмарке, отмечалось, что «в настоящее время дело завода стоит на такой высоте, что в состоянии конкурировать с любым из заграничных производителей».

Сборка всевозможных технологических новшеств

На предприятии, которое к концу XIX века называлось «Чугунно-литейное и котельное производство Фридриха Виганда», работало более 500 человек. К тому времени здесь, помимо сборки различных агрегатов, работали отдельные слесарный, токарный, кузнечный и медно-котельный цеха. Кроме того, завод имел самое крупное на территории Эстляндии того времени полностью электрифицированное установочное помещение для сборки крупных машин, а по всей территории завода был проложен рельсовый путь, связанный с сетью государственной железной дороги.

Уже в те годы завод Виганда мог принимать заказы по сооружению практически всех известных в то время систем паровых машин мощностью до 1000 лошадиных сил и сборку паровых котлов любых величин. Кроме того, под конкретные заказы здесь производились крупные паровые насосы, мельничные прессы и различные, в том числе и уникальные, приспособления для пивоварен и виноделен.

Стоит особо отметить, что в 1899 году имидж фирмы «Ф. Виганд» был на таком уровне, что с введением государственной монополии на спирт именно она получила доверенность по ведению ректификационного дела сначала на территории Оренбургской и Уфимской губернии, а затем — и в Херсонской губернии. Таким образом находившийся в Эстляндии завод снабжал практически в монопольном порядке три российские губернии ректификационными аппаратами, котлами и насосами. Во многом получение столь удачной концессии было связано с тем, что собранные на заводе паровые машины были одними из самых экономичных на всём российском рынке.

В самом начале XX века на заводе «Ф. Виганд» было налажено серийное производство динамо-машин, электродвигателей различной мощности для двухфазного и трёхфазного тока, вентиляторов и пожарных насосов. Особым признанием как высокого качества производства, так и уровня экономических связей предприятия стало получение заказа на чугунные детали (обелиски, фонарные опоры) монументально-декоративного оформления Троицкого моста в Санкт-Петербурге, созданного эстонским скульптором Амандусом Адамсоном, самыми известными работами которого стали памятник «Русалка» в столице Эстонии и «Памятник затопленным кораблям» в крымском Севастополе.

Здания завода Виганда на Бульваре Наследника в Ревеле. 1905 год. Фото: Ok.ru

 

Непростыми для предприятия стали годы с 1905 по 1920. В ходе революций 1905—1917 годов работа на заводе то останавливалась, когда фабриканты отказывались выполнять требования рабочих о введении 8-часового рабочего дня, установлении твёрдой заработной платы или улучшении тяжёлых условий труда, то возобновлялась. Руководство предприятия иногда даже было вынуждено полностью рассчитывать всех своих рабочих, мотивируя закрытие отсутствием заказов и средств, приостанавливая деятельность на несколько недель. В годы Первой мировой войны «Завод Виганда» выполнял в основном заказы от военного ведомства России, сумев пережить это непростое время во многом за счёт хороших связей в столице России Петербурге.

В период Эстонской Республики (1918—1940 годы) предприятие работало далеко не на полную мощность, хотя и выпускало очень разнообразную продукцию. После потери обширного рынка сбыта в России,  заводу пришлось не только переориентировать производство на местный и западный рынки, но и поменять собственников.

Цех завода «Ильмарине» в 1920-х годах. Бронепоезд, элементы которого были произведены на заводе «Ильмарине». ok.ru

 

В 1920 году для продолжения работы предприятия было создано акционерное общество «Ильмарине», которому теперь и принадлежал как завод, так и территория, на которой он располагался. Однако к 1924 году дела пошли настолько плохо, что пришлось поменять хозяина. Акционерное общество «Ильмарине» приобрела компания «Пухк и сыновья». Завод «Ильмарине» по существу стал семейным предприятием эстонского промышленника Йоакима Пухка, поскольку ему самому, его братьям, детям и другим членам семьи принадлежало 94,2% акций «Ильмарине», а его племянник Волдемар Пухк стал его генеральным директором.

Дорожная техника, производившаяся на заводе «Ильмарине» в 1920-30-х годах. Источник: Wikipedia

 

В те годы на заводе «Ильмарине» выпускали железнодорожные рельсы, детали конвейеров, технику для шахт, трактора, дорожную технику и другие товары. В 1927 году по заказу шведской компании AB Vägmaskiner было выпущено десять грейдеров Bitvargen, ставших первыми произведёнными в Эстонии. Затем семья Пухка решила несколько расширить специализацию предприятия — к заводу была пристроена собственная мельница. Кроме того, на территории завода появился даже собственный элеватор. Таким образом, в 1930-х годах акционерному обществу «Ильмарине» по сути принадлежали три отдельных завода: металлообрабатывающий, мучной и макаронный…

О том, как завод «Ильмарине» сначала стал одним из самых крупных машиностроительных предприятий столицы Советской Эстонии, а затем, оставшись в Таллинне в виде одноимённого отеля, перебрался в российский Санкт-Петербург, мы расскажем во второй части нашей статьи.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.

You're currently offline