tribuna.ee
- Реклама -
- Реклама -

Бывают ли «нормальные молодые»?

Михаил Игоревич Хасьминский, руководитель центра кризисной психологии при храме Воскресения Христова на Семёновской в Москве, рассуждает вместе с собеседником о юнцах у власти, разрушительном влиянии молодых непрофессионалов, которых тащат на руководящие посты старшие дяденьки и тетеньки, руководствуясь лишь одним их "плюсом": юностью. Которая, в свою очередь, по мнению Хасьминского и по печальному опыту многих из нас, далеко не всегда имеет конструктивную направленность.

Центр кризисной психологии существует уже 11 лет, и за это время его сотрудники помогли тысячам людей: кому-то справиться с потерей близкого человека, кому-то сохранить жизнь ребенка, кому-то – собственную жизнь. Хасьминский – человек, обладающий прекрасным чувством юмора. Однажды рассказал: «Проходило одно из занятий для тех, кто собирается свести счеты с жизнью. Пришли люди, сами понимаете, не очень веселые: боль, тоска, уныние, безысходность. Ну, начали разговаривать по душам. Итог был примерно таким: люди выходят и говорят, что пришли поговорить о суициде, а вместо этого посмеялись по-настоящему».

Михаил Хасьминский. Фото из личного архива

Нам однако не до смеха, как, похоже, и большинству из взрослых: мы беседуем с психологом об одном из самых страшных, согласно и Библии, и нашему собственному горькому опыту, наказаний за недостойное поведение народа.

Наказание таково:

Книга пророка Исаии, глава 3-я, стт. 1-5:

«Вот, Господь … отнимет … храброго вождя и воина, судью и пророка, и прозорливца и старца, пятидесятника и вельможу и советника, и мудрого художника и искусного в слове. И дам им отроков в начальники, и дети будут господствовать над ними. И в народе один будет угнетаем другим, и каждый — ближним своим; юноша будет нагло превозноситься над старцем, и простолюдин над вельможею»…

— Михаил Игоревич, имеет ли место подобная ситуация сейчас у нас, в современном обществе, на ваш взгляд? Ведь видно же невооруженным глазом, что юноши, даже не юноши, а юнцы становятся начальниками, превозносятся над взрослыми, зрелыми людьми. Или я ошибаюсь, и у нас все хорошо, и слова пророка Исаии относятся исключительно к ветхозаветным временам и грехам израильского народа?

— Это касается любых исторических эпох, и наша никоим образом исключением не является. Это упрек всем нам. Мы прекрасно знаем, что и в имперские, и в советские времена было очень много молодежи на высоких, ответственных постах. У них была серьезнейшая созидательная мотивация. Молодые люди, которых выдвигали на ответственные посты, не столько хотели себя показать, сколько стремились чем-то послужить идее, народу. Можно говорить об ошибочности идей, но стремления к служению у той молодежи отнять нельзя. Служить идее, обществу, людям, что-то доброе привнести в этот мир – это все было. Среди того, чего точно не было, на мой взгляд, так это религиозного поклонения его величеству рейтингу, отчету, надутой «успешности», количеству проведенных мероприятий. Как я понимаю, перед тогдашней молодежью стояли совершенно конкретные задачи, и они старались их выполнить. Кроме того, надо сказать, что та молодежь была открытой – людям, критике, общению. Не берем отклонений от этого правила. Конечно, отклонения имели место, но общее правило было таково: руководитель должен быть готов воспринимать и понимать другое мнение. К умным молодым быстро приходило понимание, что теория из книжек, даже самых хороших, очень сильно отличается от жизненного опыта.

— Все-таки выступлю в защиту «книжек». «Капитанская дочка» Пушкина. Мог ли Петруша Гринев без наставника Савельича и других учителей, которых послал ему Бог, стать Петром Андреевичем — достойным офицером, вынести тяжелейшие испытания?

— Так я и говорю об умных молодых, способных видеть свои грехи, каяться в них и исправлять свою жизнь, благодаря учителям — и благодаря их за учебу и помощь.

— Юный возраст, конечно, прекрасен по-своему, но, несмотря на всю романтику, человек сталкивается с большими трудностями…

— …далеко не всегда имея достаточно сил и уж тем более опыта для их преодоления. Страсти – это те ощущения, чувства, которые живут в человеке и мешают ему нормально, взаимодействовать с созданным Богом миром, искажая этот мир. Любая молодежь – что прежних времен, что нынешняя, что будущая – подвержена страстям, и чтобы эти страсти побороть, требуется время, часто очень продолжительное, далеко простирающееся за границы человеческой молодости.
В «операционной системе» видения мира молодого человека заложено, что является для него добром, что – злом, каковы его цели и смыслы. Если он получил правильные, они помогут ему в дальнейшем пути к Богу, поддержат на этом пути. Но мы знаем из опыта, что чаще всего должно пройти много времени, чтобы человек смог с этим разобраться, правильно расставить акценты, чтобы, что называется, жизнь «обточила углы», наставила шишек, и через эти шишки, а то и самые настоящие страдания (вспомним, как в «Хрониках Нарнии» Юстес из дракона постепенно и с болью превращался в человека) дать возможность Богу исправить себя.

— И поставщиком этих необходимых знаний, а то и своеобразным «напильником» выступает старшее мудрое поколение, так?

— Общество не может жить без использования той сокровищницы мудрости, которую старшие поколения собирали и пополняли в течение тысячелетий. Никто ведь не хочет передать своим детям какую-то ерунду, пустышку. Поэтому люди и собирали для будущих поколений спасительные знания и умения – моральные, нравственные, духовные сокровища, формировать правильные целеполагания. Без использования таких собранных сокровищ жизнь любого поколения разрушается, т.н. социокультурный фундамент расшатывается, что никак не способствует формированию достойной духовной, да и материальной жизни как презирающего его поколения, так и его потомков, если таковые вообще будут.

Виртуозные втиратели

— Кстати говоря, вам не кажется, что именно социокультурный фундамент подвергается сейчас самым яростным нападкам в информационной войне?

— Ничего мне не кажется, я это вижу своими глазами, слышу собственными ушами. Разрушается всё, что говорит о необходимости сохранения духовной основы народа: такие понятия, как семья, церковь и государство уж никак не являются объектом благодарного и благородного внимания – всё ровно наоборот. Примеров тому предостаточно. Возьмем хотя бы ювенальную политику, откровенно направленную против семейных ценностей. Часто под видом защиты прав ребенка она провоцирует появление тех самых молодых «хозяев жизни», которым слова поперек не скажи и которые абсолютно не умеют и не хотят хоть в чем-то ограничивать собственное самолюбие, властные амбиции и аппетиты, ни в чем не считаясь со старшими. Такие люди видят только себя. У них сбита система ценностей, они не имеют твердых понятий о добре и зле, они крайне склонны к угодничеству и лести, подхалимству. Добро для такого деятеля – это только то, что полезно для него. Даже не «добром» они это называют – «комфортом», ради которого готовы подхалимничать, льстить, врать тем, кто сильнее.

— «Добро» и «комфорт» — не единственный, к сожалению, пример языковой подмены, извращения языка. Это явление, отнюдь не только лингвистическое, кажется мне чрезвычайно опасным. «Человек без сердца», «мерзавец», «уничтожение», «зло» — фу, как грубо! «Технократ», «амбициозный», «перспективный», «оптимизированный», «отсутствие комфорта» — уже ничего, приемлемо.

— То самое разрушение социокультурной основы. Назови вещи своими именами, и они войдут в абсолютное противоречие с нашим всё еще, надеюсь, христианским восприятием мира и отношений в нем. Люди вдруг начнут вдумываться в содержание, так хитро прикрытое словами, на первый взгляд, безобидными. Как же – безобидными!

— Точно. Помню, пытался получить честный ответ от одного из молодых начальников о целесообразности проводимой в одной из областей Северо-Запада «оптимизации». Ответ был примерно такой: так нужно Великому и Могучему (имя-отчество-фамилия его руководителя с придыханием), «а до населения мне дела нет».

— А у этих детей в костюмчиках и галстучках понятия добра и зла не сформированы, размыты. Форма у них важнее содержания: презентация, проще говоря, показушность – их всё, а содержание не так и важно. Когда человек действительно созидает, он стремится что-то привнести в мир, а не писать пустые отчеты. Видимость они умеют прекрасно создавать, но внутри-то, за парадной ширмой – трухлявый разваливающийся дом. Раньше это мы называли очковтирательством. Только не было такой повальной лжи, мне кажется: кто-то «амбициозно и перспективно» врал, конечно, но большинство работали, и хорошо работали. А втирать очки многие из нынешних молодых научились просто виртуозно. У них прекрасные анкеты, резюме, извините за выражение, может быть, даже и дипломы, но внутри – гниль гнилая. За дипломом никаких знаний, за придыханиями о нравственности и патриотизме – черная дыра, а за парадными отчетами – унылая, беспросветная пустота и горе многих людей, сталкивающихся с непарадной действительностью.

Убийственное «эго»

— Так в чем причина?

— Не в чем, а в ком: в нас, в старших. Их не научили жить не для себя. Сотни лет наше образование твердило молодым: ты живешь для чего-то, для кого-то, ты учишься отдавать, творить, сеять разумное, доброе, вечное. Именно благодаря умению отдавать мы и стали в свое время великой державой.
За тысячелетия существования человечества мы смогли, кажется, убедиться, что если человек в центр мироздания помещает свое «эго», то он неизбежно становится несчастным – обратных примеров просто нет, да и быть не может. Ну не может Земля перестать быть круглой, а вода мокрой – так не может и человек, любящий только себя, стать счастливым, это же аксиома в конце концов. Поэтому служение, я считаю, это ключевое слово в обсуждаемой нами теме. Служили врачи, служили артисты, не говоря уже о военных, полицейских и прочих.

— Наверное, еще одно ключевое слово: «совесть».

— Согласен: служили-то не за страх, а за совесть. На страхе долго не выслужишь. Просто в системе ценностей нормального человека должно доминировать желание привнести в этот мир хорошее, доброе, оказать помощь ближнему. В прежние времена так и было, мне кажется.

Те, кто умеет любить и вкалывать…

— Сидят два не очень молодых человека – психолог и публицист — и бухтят, пригорюнившись: молодежь не та пошла, не уважают нас, зелень у деревьев повыели, свет у солнца ослабили…Может, есть на радостном фоне безамбициозной и бесперспективной действительности хоть что-то хорошее?

— Знаете, я с большой радостью вижу просто потрясающие примеры служения очень многих наших молодых ребят. И это не дань законам жанра: мол, не всё у нас так плохо – это действительно так. Знаю и представителей деловых кругов, и военных, и дипломатов, и священников, для которых честь, Бог, совесть, Отечество – ну никак не повод для отчета-пустышки, а вполне конкретные, наполненные смыслом, молитвой и делом понятия. Я много езжу, всякое повидал. Поверьте, не всё так плохо. Есть, есть у нас молодежь, которая впечатляет: эти люди по-настоящему вкалывают, пашут – ради Бога и людей. Да, не всё у них сразу получается, да, есть место и для разочарований, а то и злости, но злость эта добрая: они учатся на своих ошибках и не опускают руки.

…и те, кто не умеет

— Тут еще надо сказать об очень важной вещи: раньше умели правильно подбирать сотрудников, и главным в выборе был не возраст, а деловые качества.

— Многое зависит от того, как воспринимают и как понимают быстро преходящую молодость те, кто отвечает за дело. Кто-то из молодых идет во власть только ради, извините за выражение, «понтов дешевых»: самореализация в их извращенном понимании — это быть над всеми, указывать, самодурствовать. При этом ничего не понимая в деле. Таким профанам все равно, чем руководить, — редакцией районной газеты, танковым полком, приходом или областным каким-нибудь учреждением – итог будет одинаковым: пострадает и газета, и армия, и приход, и учреждение…

— Вот вы и ответили на вопрос: «Чем опасен неуч у власти?» — Разрушением доброго дела, созидательного ядра единомышленников, старающихся ради общего дела.

— Получается так. Примеров тому множество. Возьмем высшие учебные заведения прошлых десятилетий: там были прекрасные практики, готовившие новых руководителей, передававших им лучшие традиции своих вузов. А сейчас, по моим наблюдениям, многое из хорошего просто разрушено, упразднено, предано презрительному забвению. В вузы пришли безграмотные неучи, не умеющие не только передавать, но и воспринимать традиции образования, когда-то лучшего в мире. И это наблюдается, похоже, в любой отрасли. Боюсь, что масса неучей, способная остановить работу той или иной отрасли, уже достигла критического объема.
Сейчас говорят часто о эффективном, амбициозном, технократического склада управленце как о некоем идеале. Но я не согласен с этим. Сенека мудро отметил: «Если капитан корабля не знает, куда держит путь, то никакой ветер не будет попутным в его паруса». Речь идет об умении сформулировать и детально разработать стратегию жизни, правильно поставить цели и задачи, определить приоритеты. Но для этого нужен опыт и умение оценивать все аспекты, которых молодой человек не может знать и учитывать. Но может ли человек быть настоящим руководителем, не имея представления о стратегическом планировании? Сильно сомневаюсь. Значит, максимум, на что он способен — это быть лишь хорошим исполнителем. Но этого недостаточно для развития даже той структуры, которую такой человек будет возглавлять. Скажем, ему доверен конструкторский отдел, который работает лишь над частью какого-то большого изделия. Без стратегического мышления руководитель может даже успешно вести разработку доверенной ему части, но целое-то он улучшить не в состоянии!
Значит, для развития нужны не только ревность и активность, но и опыт, которого у молодых обычно нет. Вот люди и идут по пути наименьшего сопротивления, предпочитая форму содержанию. Отсюда все эти отчеты, горячие бумажные мероприятия, рапорты…Это как лес, в котором деревья, вроде бы сохранили красивый внешний вид, но изнутри изъедены насекомыми. Так фарисей, внешне благочестивый, внутри полон гордыни и осуждения — простите, амбиций и перспективности. По моим наблюдениям, эти короеды, разрушающие добрый лес, активизируются только там, откуда вдруг запахло деньгами, которые они привыкли «осваивать».

— Вспоминаю и перефразирую Леонида Филатова: «На свете нет ужаснее напасти, чем короед, дорвавшийся до власти». Возможно ли вернуть во власть мудрых людей? Как избавить молодежь от искушений властью и деньгами? Как избавить власть и другие сферы от безграмотных короедов?

— Окончательного ответа дать не могу. Думаю, что условия необходимым образом сложатся так, когда просто придется вернуть во власть тех, кто умеет работать. В принципе, это уже началось: кого призывают делать сейчас ракеты? Не короедов же амбициозных, а опытных старых конструкторов, потому что молодых «управленцев» туда призывать бесполезно – не потянут никак. Как это ни грустно, но, похоже, придется ждать того момента, когда и в других сферах сложится критическая ситуация, не требующая промедлений – в СМИ, науке, образовании и т.п. Другое дело, хватит ли у нашего народа ресурсов для кровно необходимого оживления этих сфер. Я оставляю этот вопрос на промысел Божий. Будем надеяться, что Бог нас не оставит, Он всегда нас выводил, если мы к нему обращались честно и с покаянием. Он посылал и великих людей, способных вывести и выведших державу из пропасти. Все помнят их – от военачальников до ученых, святителей, педагогов. А вот амбициозный и перспективный мусор, живший для себя, как-то забыт – если и вспомнят, то с презрением, усмешкой, болью. Думаю, то же ждет и мусор нынешний. Хорошо, если молодежь будет помнить об этом. И хотя бы перечитывать «Капитанскую дочку», что ли.

Комментарии закрыты, но трэкбэки и Pingbacks открыты.